Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

8-я танковая дивизия
Сформирована в 1940 году
Расформирована в 1941 году

8-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

8-я танковая дивизия формировалась на базе 24-й легкотанковой бригады. Кроме того, на формирование танковых полков дивизии были обращены 51-й и 54-й танковые батальоны 10-й танковой бригады. Гаубичные и мотострелковые полки формировались из 220-го гaп 7-й сд и 608-го сп 146-й сд соответственно. В 8-й озад был переформирован 269-й озад. В сентябре 1940 года 8-й гап получил новую матчасть — 152-мм гаубицы обр. 1938 г.; на замену тракторам ЧТЗ-65 прибыли СТЗ-5. Полк полностью перешел на мехтягу. 20 января 1941 года поступили 122-мм гаубицы образца 1910/30 гг.

В июле 1940г. формируемая дивизия вошла в состав также формируемого 4МК (генерал-майор Власов А.А.).

Формированию 4 механизированного корпуса, находившемуся на важнейшем операционном направлении, высшим командованием Красной Армии придавалось особенное значение. Повышенное внимание придавалось как укомплектованию корпуса боевой техникой, в том числе новейших конструкций, так и боевой подготовке. Уже в августе 1940 года состоялось первое командно-штабное учение по вводу мехкорпуса в прорыв, под руководством командующего Киевским Особым военным округом генерала армии Г.К. Жукова. Отрабатывались вопросы взаимодействия 4-го механизированного корпуса с другими родами войск. По результатам учения были выявлены серьезные недостатки в управлении войсками. Тогда же, в августе 1940 года, было проведено и первое войсковое учение корпуса с привлечением авиации. Тема: «Ввод мехкорпуса в прорыв». Жуков и командир корпуса генерал Потапов прорабатывали вопросы выбора места сосредоточения корпуса по тревоге, рубеж ввода соединения в прорыв и порядок выдвижения к рубежу войск. Было решено вводить корпус в прорыв в походных колоннах по двум параллельным маршрутам. Подобное учение проводилось впервые в Красной Армии, и его результатами организаторы остались довольными.

Тема второго войскового учения, проведенного уже в середине августа 1940 года, являлась логическим продолжением темы предыдущего: «Действие механизированного корпуса в глубине оперативной обороны противника». Отрабатывались темпы движения, обход и захват опорных пунктов, проведение встречных боев с резервами противника и прорыв его тыловых оборонительных рубежей.

26—28 сентября 1940 состоялось итоговое учение всей 6-й армии, куда входил 4-й корпус: «Наступление армии и ввод механизированного корпуса в прорыв», на котором присутствовала практически вся верхушка руководства РККА: Мерецков, Тимошенко, Жуков и другие.

Не менее ценное учение в 4-м мехкорпусе прошло и 16 октября 1940 года: «Марш и встречный бой мехкорпуса». В нем участвовали штабы 8-й танковой и 81-й моторизованной дивизий. Его целью являлась проверка возможности подготовки и проведения марша в сжатые сроки, а также отработка вопросов доведения до подчиненных решения комкора на резкий поворот в ходе марша на новые маршруты в готовности к встречному бою.

Результаты учения высоко оценил командующий КОВО генерал армии Г.К.Жуков. Руководящий состав корпуса получил ценные подарки от командования округа. Отработанные в ходе учения документы были доведены в письменной форме до командного состава всех механизированных корпусов РККА.

Весной 1941 года в связи с началом формирования «третьей волны» мехкорпусов в составе корпуса произошли значительные изменения. 10-я танковая дивизия вошла в состав вновь образованного 15-го механизированного корпуса — а взамен ее во Львове на базе 30-й легкотанковой бригады (второго формирования) создавалась новая 32-я танковая дивизия. Она имела значительное количество новейших танков, но была не полностью укомплектована автотранспортом и тракторами.

4-й механизированный корпус являлся одним из самых оснащенных и подготовленных в Красной Армии. Он постоянно пополнялся боевой техникой, в том числе новейшей. На 25 августа 1940 года имел 797 танков, на 1 октября 1940 года — уже 856 танков. 20 февраля 1941 года количество танков в корпусе уменьшилось до 632, что объясняется изъятием из состава корпуса 10-й танковой дивизии и началом формирования новой 32-й танковой дивизии. К 22 июня 1941 года в корпусе стало 979 боевых машин.

Пик поступления в корпус новой материальной части пришелся па апрель — май 1941 года. Количество танков в корпусе к началу войны в источниках весьма разнится. Поданным Украинского музея Великой Отечественной войны 4-й МК имел 950 танков, из которых 89 КВ и 327 Т-34. По сведениям, опубликованным в «Военно-историческом журнале» (№ 4 за 1989 г.), корпус насчитывал 892 танка, из коих 414 были типов КВ и Т-34. В книге «1941 год — уроки и выводы» приведена еще более значительная цифра — 979 танков (в том числе 414 КВ и Т-34).

На 22 июня 1941г. дивизия дислоцируется в районе Львова и его пригородах в составе 4МК КОВО.

Боевые действия.

По плану прикрытия гос- границы 4-й механизированный корпус должен был произвести сосредоточение своих сил в районе Янов (81-я мд), Дубровица (8-я тд) и Мокротим (32-я тд), выслав и резерв командира 6-го стрелкового корпуса, в район Немпров, 32-й мотострелковый полк с батальоном средних танков. Однако уже 21 июня части 4-го корпуса покинули эти районы и начали выдвижение западнее.

Приказом командующего 6-й армией генерал-лейтенанта П.Н. Музыченко 20 июня 1941 года по боевой тревоге была поднята 8-я танковая дивизия, одновременно из Львовского лагерного сбора были отозваны зенитные артиллерийские дивизионы 8-й и 81-й дивизий, которые были сразу развернуты для прикрытия с воздуха расположения своих дивизий. Выдвижение дивизий в районы сосредоточения происходило скрытно. 81-я моторизованная дивизия по приказу командира корпуса (первоначально устному, а затем письменному приказу №01) была поднята по тревоге в 3:15 22 июня и должна была к 10:00 сосредоточиться в районе западнее Янув и быть готовой к боевым действиям в направлении Немирув, Радымно, Янув- Пшемысль.

В 15 часов 22 июня во исполнение распоряжения штаба фронта командующий 6-й армией приказал командиру 4-го механизированного корпуса: «а) выделить два батальона средних танков от 32-й танковой дивизии и один батальон мотопехоты от 81-й моторизованной дивизии и нанести ими удар в направлении Жулкев, Каменка-Струмилова, м. Холоюв и во взаимодействии с частями 15-го механизированного корпуса уничтожить пехоту и танки в районе Радзехов. По ликвидации противника в указанном районе указанным подразделениям сосредоточиться в лесу 2 км южнее м. Холоюв; б) остальному составу корпуса быть готовым к нанесению удара в направлении Краковец, Радымно с целью уничтожения противника, прорвавшегося в район Дуньковице» (Боевое распоряжение № 001 от 22 июня 1941 года).

К исходу дня соединения корпуса продолжали сосредоточение: 32-я танковая дивизия — в районе Жулкев, Скважава, Сапошин, Янувка; 8-я танковая дивизия — в районе Домбровицы. 81-я моторизованная дивизия продолжала находиться в районе Лелехувка, Высока Гура, Янув.

Получив поздно вечером 22 июня директиву Главного военного совета о разгроме вклинившейся группировки и нанесении удара в направлении на Люблин, командующий фронтом решил использовать для этого, кроме стрелковых соединений 5-й и 6-й армий, большинство механизированных корпусов, имевшихся в составе фронта.

Считая, что с утра 23 июня организовать наступление всеми силами не удастся, так как для сосредоточения всех корпусов требовалось значительное время, командующий фронтом решил нанести удар по вклинившейся группировке соединениями 15-го и 4-го мехкорпусов, главные силы которых находились недалеко от линии фронта, а передовые части уже вели бой с противником.

В ночь на 23 июня командарм в своем приказе № 001 ставит задачу войскам армии уничтожить части противника, прорвавшиеся на советскую территорию. 4-й мехкорпус для задержания противника, в случае его прорыва в районе Мосты Бельке, к утру 23 июня 1941 года должен был выбросить мотопехоту на рубеж (иск.) Желлец, Турьшка, Кулява, Замечен, остальными силами быть готовым к уничтожению «пархачской» механизированной группировки противника во взаимодействии с 15-м механизированным корпусом, который должен наносить удар па Радзехов, Корчин. Вспомогательный удар требовалось нанести в направлении Холоюв, Каменка-Струмилова, Мосты Вельке силами отряда подполковника Лысенко, высланного накануне для уничтожения противника в районе Радзехова. Моторизованный полк 32-й танковой дивизии предписывалось оставить в подчинении командира 6-го стрелкового корпуса.

Однако этот приказ был получен в соединениях 4-го мехкорпуса через восемь часов, а с утра 23 июня корпус продолжил выполнение боевого распоряжения № 1, в котором ему ставилась задача уничтожить противника в районе Дуньковице. Около 10 часов на марше дивизии получили новую задачу: согласно приказу командующего 6-й армией № 001 уничтожить тапки противника в районе Мосты Вельке.

Несмотря на успешные действия отдельных частей и подразделений, 4-й и 15-й механизированные корпуса не нанесли противнику значительного урона. К исходу дня соединения немецкой 1-й танковой группы захватили Радзехов и Берестечко.

Вечером 22 июня в штаб фронта прибыл генерал армии Жуков. Ознакомившись с обстановкой, он стал принимать меры к созданию сильной группировки танковых войск в районе Броды, которая была бы способна во взаимодействии с ровенской группировкой (9, 19, 22-й МК) разгромить вклинившегося противника. Так как части 4-го и 15-го мехкорпусов были втянуты в бои и действовали в широких полосах, он решил уменьшить полосу действия 15-го корпуса и усилить его за счет 4-го. По его приказанию, отданному генералу Музыченко, из состава 4-го мехкорпуса выводилась 8-я танковая дивизия. Генерал Жуков рассчитывал нанести мощный удар-в районе Броды силами 8-го и 15-го МК. Так как 8-й мехкорпус не требовал усиления, он подчинил 8-ю танковую дивизию командиру 15-го мехкорпуса генералу Карпезо.

Утром 24 июня 1941 года 8-я танковая дивизия была выведена из состава корпуса. Ей было приказано пополниться горючим и боеприпасами и сосредоточиться в районе Жулкев, для получения дальнейших приказаний. Затем, в дополнение к ранее отданному распоряжению № 009, командующий армией приказал: 8-й танковой дивизии по достижении Жулкева продолжить движение в район Буск, где поступить в подчинение командира 15-го МК. К дивизии должен был присоединиться ее моторизованный полк, находящийся во Львове. В дальнейшем, до начала июля, дивизия действовала в составе 15-го механизированного корпуса на Радзеховском направлении.

В этот же день 8-я танковая дивизия в составе 54 танков атаковала Магерув —вопреки приказу Жукова о переподчинении ее 15-му мехкорпусу, командарм Музыченко продолжал использовать дивизию в своих целях. Была уничтожена батарея 75-мм пушек, захвачены документы штаба 7-го артиллерийского полка противника. Потери составили 19 танков. Против 8-й и 32-й танковых дивизий в этих боях действовали 1 -я горно-егерская и 68-я пехотная дивизии XXXXIX горного корпуса. Потери, понесенные при этом 68-й пехотной дивизией, оказались столь велики, что она была выведена в резерв и заменена 4-й горно-егерской дивизией. При этом журнал боевых действий группы армий «Юг» сообщает, что дивизия «едва ли не полностью выведена из строя».

Части 8тд переданной в распоряжение 15МК к исходу 26 июня сосредоточились в районе Буск. 27 июня корпус должен был перейти в наступление на Берестечко, однако получил приказ на отвод частей корпуса за линию стрелковых корпусов. Вскоре приказ был отменен и 28 июня части 15МК перешли в наступление по плану от 27 июня. 8тд вела бой с противником до 29 июня 1941 года в направлении Охладува, подвергаясь сильному артиллерийскому обстрелу и, неся большие потери, отошла из района Охладува в лес юго-восточнее. Активные действия 8-й танковой дивизии обеспечили левый фланг корпуса и позволили 10-й и 37-й танковым дивизиям отойти на рубеж реки Радоставка.

29 июня 1941 года 15МК было приказано выйти во фронтовой резерв и 8-й танковой дивизии сосредоточится в районе Княже, Лацке, Залесье.

В это время на подступах ко Львову организовывалась оборона силами 4-го мехкорпуса. В район Грудек Ягельоньски и Любень-Вельки 25 июня выводились 8-й и 202-й моторизованные полки 8-й танковой и 81-й моторизованной дивизий соответственно. Им было приказано вырыть окопы полного профиля, подготовить к взрыву переправы в районах Каменоброд, Грудек Ягельоньски, Мюлерсдорф, Мальковице, Любень-Вельки. Стрельба во Львове продолжалась до позднего вечера 24 июня. В связи с этим гарнизон города был усилен. Взамен ушедшего 202-го моторизованного полка для поддержания порядка во Львов введен 32-й моторизованный полк 32тд. Кроме того, в городе находился бронепоезд НКВД и 4-я дивизия ПВО (полковник Ф.Г Янковский).

Тем временем оборона на ближних подступах ко Львову продолжала совершенствоваться. Боевым приказом командующего армией № 004 от 26 июля 1941 года 8-му моторизованному полку, занявшему оборону на фронте Цинюв, Грудек Ягельоньски, придан 445-й артиллерийский полк, 202-му моторизованному полку (фронт — Артыщув, Любень-Вельки) — 441-й артиллерийский полк.

В связи с глубоким вклинением противника на киевском направлении командующий войсками фронта приказал соединениям 6-й армии начать отход на новый оборонительный рубеж Новый Почаюв, Пониква, Ушня, Золочев, Гологуры, Ганачув (частный боевой приказ № 0016 от 26 июня 1941 года). Прикрывать отход должны были танковые части. В ночь на 27 июня войска, находившиеся в соприкосновении с вражескими частями, начали отходить, прикрывшись арьергардами.

С отходом 97-й стрелковой дивизии к утру 4-й мехкорпус занимал оборону на фронте Козине, Рудно, Навариа; штаб располагался в лесу в 2 км севернее Оброшина. В течение дня противник в полосе 6-й армии сосредоточил основные усилия на занятии Львова.

Боевым приказом командующего фронтом № 0025 от 29 июня 4-й мехкорпус выводился в резерв и к исходу дня должен был сосредоточиться в районах Золочев, Зборов, Поморжаны и к утру 1 июля 1941 года — Збараж, Тарнополь, Галушинцы.

1 июля командирам 37-го стрелкового и 4-го механизированного корпусов было приказано задержать немецкие колонны, обнаруженные разведкой в районе Куппнец и Лопушкно. Основное усилие требовалось сосредоточить на недопущении захвата Тарнополя. В этот день 32-я танковая дивизия прошла Золочев и двигалась на Тарнополь. В Золочеве и на его окраинах дивизия подверглась интенсивным бомбардировкам авиацией противника. 81-я моторизованная дивизия к 12 часам сосредоточилась в районе Годув.

Части XIVМК немцев (9тд, мд SS "Викинг") продвигались к Тарнополю, поэтому генерал Музыченко в середине дня 2 июля ввел в бой в этом районе боеспособные части 4-го и 15-го механизированных корпусов. Как докладывал в Москву Военный совет фронта, 4-й мехкорпус «успеха не имел и перешел к обороне на рубеже 3бараж, Тарнополь".

В результате длительных маршей 4-й механизированный корпус имел значительные небоевые потери. Большое количество техники выходило из строя из-за неисправностей или просто окончания моторесурса танков.

3 июля части армии после неудачных боев в районе Новый Почаюв, Золочев, понеся большие потери, неорганизованно отходили на восток. 4-й механизированный корпус получил приказ командарма на вывод материальной части в тыл. Утром он находился в районе Ожиговцы, к вечеру 3 июля в районе Большие Зозулинцы, Писаревка, Чепелевка. Оперативной директивой штаба фронта № 0040 генерал-полковник Кирпонос ставит задачу корпусу: двигаясь через Старо-Константинов, Бердичев и Житомир, сосредоточиться в районе Ивницы (30 км юго-восточнее Житомира).

К 6 июля 11тд из состава XXXXVIIMK немцев овладела районом Славуты, Изяславля и Шепетовки, и вышла к линии укрепрайонов на старой границе в районе Полонное, Новый Мирополь. Утром танковая колонна противника прорвалась на Шулейки. Распоряжением штаба фронта корпус был вновь подчинен 6-й армии. Ему ставилась задача сосредоточиться в районе Половинники, Футоры, Волица, Керекетина, Большой Черпятин, Немировка с задачей находиться в готовности к нанесению контрудара в случае прорыва противника в направлении Старо-Константинова. Командование ожидало поворота немецких моторизованных соединений на юг, с целью отрезать отходящие части 6 и 12 армий от рубежа "старой грницы".

К вечеру 6 июля 1941 года соединения подошли к Старо-Константинову. Штаб корпуса расположился в городе, остальные части в районах, указанных штабом фронта, в готовности к контрудару. В состав корпуса вернулась 8-я танковая дивизия, которая с 1 июля никаких боевых действий не вела. В ней к 7 июля оставалось только 32 танка.

В 15 часов 7 июля были обнаружены танки 16-й танковой дивизии противника (генерал Г.В. Хубе), двигавшиеся на Поповны и Пашковцы. Танковые полки 8-й и 32-й танковых дивизий встретили их огнем с места, немцы вынуждены были отступить. В 20 часов 63-й и 64-й танковые полки сами атаковали в направлении Капустина, в результате боя противник был отброшен, потеряв 7 танков и 16 противотанковых орудий. Немецкая 16-я танковая дивизия ушла на север и подошла к Остропольскому укрепрайону в районе Любар, где занимала оборону 211-я воздушно-десантная бригада.

Вечером стало известно, что противник прорвав линию укреплений в районе Нового Мирополя развивает наступление на Бердичев. Корпус снялся с позиций под Старо-Константиновом (на этот рубеж вышла 80-я стрелковая дивизия генерал-майора В.И. Прохорова) и выступил в направлении Чуднова, где должен был сосредоточиться к 12:00 8 июля, организовать противотанковую оборону на реке Тетерев и не допустить прорыва противника на Бердичев. К концу дня части корпуса достигли Острополя.

8 июля разгорелись бои за Чуднов, в результате неудачной атаки 4-го мехкорпуса противник захватил южную часть города. Немцы перешли в наступление в направлении Янушполя и оттеснили части корпуса па фронт Мясково, Высокая Гребля. Как докладывал Военный совет армии,«корпус на пределе своих сил».

В 15.00 9 июля на основании приказа командарма 4-й механизированный корпус, с утра занимавший оборону Михайленки, Мясковка, Безымовка, Галиевка, перешел в наступление на Чуднов. К вечеру корпус, перерезав Бердичевское шоссе восточнее Чуднова и уничтожив до 40 автомашин, овладел рубежом Городище, южная окраина Ольшанка. 8-я танковая дивизия наносила удар с юго-восточной и западной сторон. Штаб корпуса разместился в Янушполе. Действия танкистов в этот день активно поддерживала авиация фронта.

В результате контрудара из Янушполя на Чуднов 4-й механизированный корпус вышел на коммуникации 11-й танковой дивизии противника, прорвавшейся в Бердичев. Но многообещающий успех не имел продолжения, 16-я танковая дивизия противника, прорвав Остропольский УР, атаковала части 49-го стрелкового корпуса, вынудив их отходить. В связи с отходом 49СК (генерал-майор И.А. Корнилов) 10 июля 4-й мехкорпус вынужден был оставить занимаемые позиции и отойти на новый рубеж, заняв оборону фронтом на запад: 3-й мотоциклетный полк — западная окраина Янушпо- ля, мукомольный завод в Янушполе; 8-я танковая дивизия — южная окраина Янушполя, (иск.) Жеребки; 32-я танковая дивизия — Жеребки, Смела.

С утра 11 июля 6-я армия на основании директивы комфронта готовила наступление с задачей восстановить прорванные участки укрепленного района и отсечь пехоту противника от его механизированных частей, содействуя планировавшемуся разгрому бердичевской группировки противника. 4МК с 211-й воздушно-десантной бригадой и 637-м стрелковым полком имел задачу — прикрыть направление Дубровка, Краснополь, в 14 часов перейти в наступление в направлении Волица, Дубигце. Но с обнаружением разведкой в 12 часов в районе Мотрунки, Молочки до 200 танков противника, угрожавших срыву окружения Бердичева, решением командующего армией корпус был оставлен для прикрытия рубежа Янушполь, Петриковцы.

8-я танковая дивизия, выбив противника из Янушполя, занимала северо-западную окраину города, хутор Зеленый, левый фланг дивизии находился в 1 км западнее Бураки. В течение двух дней дивизия уничтожила до двух батальонов пехоты, 14 танков, 3 минометные батареи. Свои потери составили 3 танка, 21 человек были убиты и 57 ранены.

12 июля 4-й мехкорпус с одной стрелковой дивизией 49-го стрелкового корпуса оставил Янушполь и к 18.00 отошел на рубеж Андреяшевка, Клитенка, Крапивна.

С этого момента в документах фигурирует уже только сводный отряд (или группа) корпуса. В отряде 8-й танковой дивизии оставалось к 13-15 июля 9 танков и 600 бойцов. К вечеру 13 июля группа корпуса частью сил заняла и удерживала Аидреяшевку, другая перебрасывалась в район Богудзенка, Юровка. Штаб группы располагался в Черничках.

Противник подтянул оперативные резервы (пехота следовала в отрыве от танковых дивизий) и расширял прорыв своей бердичевской группы на Казатин. Командующий 6-й армией принял решение — упорно обороняться на занятых рубежах, при вынужденном отходе и при наступлении превосходящих сил противника вести оборонительные бои на промежуточных рубежах с целью выигрыша времени и пространства. Сводный отряд 4-го мехкорпуса должен был войти в подчинение командира 16-го мехкорпуса комдива Соколова, который к этому времени командовал Бердичевской группой войск. Для 4-го мехкорпуса назначался промежуточный рубеж Бродецкое, Молотковцы, Безымянное. В этот день сводный отряд корпуса под давлением противника к 15.00 отошел на рубеж Фридрово, Богудзенка. Штаб отряда располагался в Юровке.

15 июля сводный отряд 4-го мехкорпуса совместно с 213-й моторизованной дивизией отходили с фронта Терехов, Клитенка, Юровка в юго-западном направлении. Корпус отводивший свои части в район Прилук, к 15 июля имел в наличии 68 танков ( КВ — 6, Т-34 — 39, БТ — 23, БА — 36).

16 июля остатки 8-й танковой дивизии (отряд полковника Фотченкова) перешли в распоряжение командира сводного отряда 10-й танковой дивизии генерал-майора С.Я.Огурцова.

Действия 4-го механизированного корпуса по прикрытию отхода войск 6-й армии попали в послевоенные учебники тактики, в качестве образца грамотной организации оборонительных боев танковыми частями. Однако в организации боевых действий было и множество недостатков. Так, 32-я танковая дивизия действовала продолжительное время только двумя танковыми полками, ее мотострелковый полк находился в резерве командующего 6-й армией. Артиллерийский полк дивизии не был укомплектован тракторами и половину орудий оставил на зимних квартирах, а остальные были потеряны из-за технических неисправностей и поломок тракторов.

Имело место и изъятие вышестоящим командованием мотострелковых частей 4-го механизированного корпуса, что отрицательно сказывалось на результатах боевых действий танковых частей, вынужденных действовать без поддержки пехоты, а зачастую и артиллерии. Так в разное время действовали не в составе своих дивизий моторизованные полки 8-й и 32-й танковых дивизий, 202-й полк 81-й моторизованной дивизии.

Длительные марши, до 75—100 км в сутки, выводили из строя из-за технических неисправностей техники больше, чем от огня противника. К тому же эвакуация и ремонт техники были затруднены отсутствием эвакосредств для тяжелых танков, армейских ремонтных средств, запасных частей. На армейском СПАМе во Львове техника ремонтировалась только средствами самих полков, после оставления Львова неходовая техника буксировалась от Старо-Константинова до станции погрузки в Проскуров.

Бывший командир дивизии полковник П.С. Фотченков погиб в Уманском котле, возглавляя сводный отряд дивизии, оставшийся в 6-й армии.

Находясь в районе Прилук 8-я танковая дивизия была переформирована по штатам июля 1941 года, пополнившись техникой из 32-й тд. Новым командиром дивизии стал полковник Пушкин Е.Г..

Из доклада С. М. Буденного 14 августа 41г. в Ставку ВГК: 8 танковая дивизия находится процессе формирования районе Полтава. К 15 августа дивизия будет иметь около 100 танков.

15 августа 41г. дивизия была передана в состав Резервной армии ген-лейтенанта Чибисова разворачивавшейся на Днепропетровском направлении. 16 августа части дивизии погрузились в жд эшелоны. Автотранспорт отправился своим ходом.

Командование ЮЗН разработало контрудар по прорвавшимся в излучину Днепра моторизованным частям 1ТГр. Задача ударной группы (8,12 тд, 26,28 кд) разгромить мотомехвойска противника, действующие из района Александрия, и затем быть готовой атаковать в направлении Кривой Рог, Николаев. Командование группой возлагаю на генерал-лейтенанта Чибисова. Д

На 16 августа 8-я танковая дивизия насчитывала— 121 танк (6 КВ, З Т-34, 112 БТиТ-26).

Первой задачей наступления, которую предполагалось решить 20–21 августа, был выход ударной группировки в районе Попельнастое — Червоно Каменка — Пятихатка. 22–23 августа предполагалось решить вторую задачу наступления — выйти к Кривому Рогу и захватить последний. Тем самым войскам ставилась задача продвинуться на глубину 100 км.

С утра 19 августа ударная группа перешла в наступление в направлении Александровка, ст. Елизарово и Привольная, Михайловка. Встретив упорное сопротивление противника в районе Богдановка, Марьевка, Широкое наши части ввязались в упорные бои. На стыке 13тд и 60мд противника удалось добиться локального прорыва, но немцам удалось удержать свои позиции и ликвидировать прорыв. Потери группы в танках оценивались как «опустошительные».

Э. фон Маккензен пишет: «Как упорно и ожесточенно русские сражались за каждую пядь земли, ослепительно высветило 19 августа. Повсюду усилилось сопротивление, появились новые танковые соединения, а на внутренних флангах 60 моторизованной и 13 танковой дивизий русским удалось еще раз связать их боями на правом берегу Суры и даже достичь прорыва, который все же закончился уничтожением большого числа танков противника (одна 60 моторизованная дивизия уничтожила 54 танка), взятием в плен более 2000 русских и в итоге не приобрел какого-либо значения. 14 танковая дивизия уже стояла поэшелонно далеко впереди под Сурское — лишь в 15 км перед городской окраиной Днепропетровска»

21 августа противник танковой атакой потеснил части 230 сд в направлении ст. Сухачевка, но ответной контратакой совместно с 8тд положение было восстановлено. После успешной контратаки части дивизии сосредоточились в районе Сухачевка имея задачу не допустить прорыва противника на Днепродзержинск. К 22 августа дивизия была переброшена в район Краснополье, Селецкая, где вместе с 28кд сдерживала наступление противника на Днепропетровск с юга. К исходу 24 августа немецкие войска прорвались на окраины Днепропетровска. Остатки дивизии были отведены на с-з окраины Днепропетровска (к этому времени в дивизии оставалось 25 танков). Город обороняли части 255 и 275сд. В ночь на 25 августа Днепропетровск был оставлен. Части 8тд сосредоточились в районе Соколовка.

На 15 сентября дивизия насчитывала 1344чел., 20 орудий, 2 орудия пто, 20 пулеметов. На 27 августа в дивизии оставалось 4 танка.

20 сентября 1941 года расформирована, обращена на формирование 130-й танковой бригады (I).

Командиры:
  • Фотченков Петр Семенович( 1940- август 1941), полковник (погиб)
  • Пушкин Ефим Григорьевич( август 1941-20.9.1941), полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
19414МК, КОВО6А, ЮЗФ26А?, ЮЗФРезА, ЮФ20.09.41 расформирована, Обращена на формирование 130 тбр
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 04.02.2016 Последнее изменение: 04.02.2016