Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

45-я Волынская Ордена Ленина Краснознаменная Имени Н.А. Щорса стрелковая дивизия
Награды:
Орден ЛенинаОрден Красного Знамени
Сформирована в 1936 году
Преобразована в 1943 году
Преемник: 74 гвсд (ф. 1943 )

Участие в операциях: Приграничное сражение на Украине, Киевская операция (1941), Воронежско-Ворошиловградская операция (1942), Сталинградская битва

45-я стрелковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Сформирована г. в районе г. Новоград-Волынский (Киевский ВО) в 1935г.

Участвовала в Польском походе 1939 г..

На 22 июня 45-я стрелковая дивизия входила в состав 15-ого стрелкового корпуса (командир Федюнинский И.И.). Части дивизии располагались в 20-60 км от границы в районах Шацк, Любомль, Ковель. Штаб дивизии находился в Ковеле.

Численный состав и вооружение дивизии на 22 июня 1941 года: 10010 чел. личного состава, 8958 винтовок, 351 автоматов, 150 минометов, 442 ручных и 197 станковых пулеметов, 54 –шт. 45-мм орудий, 34–шт. 76-мм орудий, 34–шт. 122-мм орудий, 12–шт. 152-мм орудий, 264 автомашин и 75 тракторов.

Поднятые по боевой тревоге 22 июня решением командиров частей, войска армии выдвигались к государственной границе. Не доходя до нее 10—15 км, они встретились с передовыми и разведывательными частями противника и, отбросив их к западу, в 11—13.00 завязали встречные бои с его подошедшими главными силами.

Противник наносил главный удар силами 56-й и 62-й пехотных дивизий 17-го армейского корпуса вдоль железнодорожной линии Холм — Ковель на участке Сверже—Бережце (10 км). После захвата мостов у Влодавы и Волчьего Перевоза противник выбросил вперед в направлении Пища, Любомль и Замлынье (10 км юж. Любомля) разведывательные батальоны 255, 56 и 62-й пехотных дивизий.

Части 45-й - стрелковой дивизии завязали встречные бои с противником в 8—10 км от границы. Правофланговый 10-й стрелковый полк полковника Н. А. Гузя, выступивший в 6—7.00 22 июня в батальонных колоннах из населенных пунктов Пища, Пульмо, Свитязь и Шацк, к 11—12.00 вышел к границе и занял районы предполья Ковельского УРа только на левом фланге своего участка — на рубеже Кошары, Грабов, (иск.) Адамчуки (4—8 км юго-вост. Влодавы). При стычке с противником в районе Мельники было захвачено два вражеских бронеавтомобиля.

Наиболее напряженный, бой происходил на любомльском направлении, где наступали главные силы 17-го армейского корпуса противника. Левофланговый 61-й стрелковый полк 45-й стрелковой дивизии полковника Г. С. Антонова при подходе в 8.00 к рубежу Куты, Коцюры (4 км зап. Любомля) был встречен огнем разведывательного батальона 56-й пехотной дивизии и, развернувшись, отбросил его с большими потерями. Продолжая двигаться к границе, 61-й стрелковый полк к 12—13.00 подошел к рубежу восточнее высоты 191,8 (1 км сев. Яготина), восточная окраина Яготина, перед которым был встречен организованным пулеметно-артиллерийским огнем развернувшихся в боевой порядок главных сил 56-й пехотной дивизии противника. Несмотря на явное численное превосходство вражеских сил, 61-й стрелковый полк во второй половине дня 22 июня решительно атаковал противника и после упорного боя овладел высотой 191,8 и восточной частью Яготина.

В итоге боя 22 июня части 45-й стрелковой дивизии вышли к границе только частично: в полосе 10-го стрелкового полка на участке Кошары, (иск.) Адамчуки и в полосе 61-го стрелкового полка на участке Опалин, Гоща — суммарно на фронте шириной 13 км. На всем остальном фронте шириной 37 км противник, преодолев наш приграничный оборонительный рубеж, захватил плацдармы на правом и на левом флангах дивизии глубиной 20 и 8 км соответственно.

Командир 45-й стрелковой дивизии решает вводом в бой с утра 23 июня второго эшелона дивизии 253-го стрелкового полка и приданного ему 41-го мотострелкового полка 41-й танковой дивизии, а также контратаками 10-го и 61-го стрелковых полков уничтожить вклинившегося противника на обоих флангах и полностью восстановить положение на границе. Выполняя этот приказ, части 45-й стрелковой дивизии с утра 23 июня контратаковали противника. Контратака 10-го стрелкового полка в направлении Пищи была отражена частями 267-й пехотной дивизии противника, и подразделения полка удерживали прежние позиции на линии озер и реки Западный Буг, отражая попытки подвижных разведывательных подразделений противника проникнуть на правый фланг и в тыл дивизии. Контратака 253-го стрелкового полка в направлении Островки, Ровно была также безуспешной.

В течение 24—25 июня противник продолжал наступление. 15-й стрелковый корпус, несколько потесненный в центре, продолжал удерживать на своих флангах прежнее положение. 45-я стрелковая дивизия обороняла рубеж Мельники Залесье, Ольшанка, Грабов, отражая на своем правом фланге попытки подразделений 267-й пехотной и 213-й охранной дивизий противника проникнуть через линию фронта, а на левом фланге вела тяжелый бой с частями 56-й пехотной дивизии, овладевшими Любомлем. В ночь на 25 июня командир 15СК решил отвести 45-ю стрелковую дивизию на рубеж Старая Гута, Городло, Скибы, а 62-ю стрелковую дивизию на рубеж Мащев, Радехов, Чмыкое.

В ночь на 26 июня командующий 5-й армией из-за глубокого обхода левого фланга армии решил отвести 15 СК на реку Стоход. Эвакуировав или уничтожив материально-технические ценности и запасы, имевшиеся в Ковеле, под прикрытием арьергардов к утру 29 июня корпус отошел на реку Стоход, где занял оборону. 28 июня в полосу 15-го стрелкового корпуса прорвались с запада через линию фронта остатки 87-й стрелковой дивизии под командованием начальника штаба полковника М. И. Бланка, сохранив Боевое Знамя и 2 орудия. Эта дивизия в первые дни войны была отрезана противником в районе Владимира-Волынского.

Однако долго удержаться на реке Стоходу не удалось. Из-за глубокого прорыва на стыке 5 и 6-й армий возникла угроза выхода немецких механизированных сил на рубеж старой границы раньше советских войск и отсечения их от этого рубежа. Поэтому 1 июля пришел приказ отойти к 9 июля на рубеж старой границы 1939 года и опираясь на укрепрайоны задержать врага.

С 2 по 5 июля форсированными маршами дивизии 15СК отходили на реку Случь, разрушая за собой мосты и устраивая заграждения на дорогах. 5 июля войска переправившись на правый берег реки Случь, вышли в свои полосы обороны: 15-й стрелковый корпус — на рубеж Бережки, Быстриче. В ходе отхода 5-й армии удалось оторваться от противника и её положение было вполне устойчивым, однако на стыке 5 и 6-й армий положение нормализовать не получалось. Вечером 5 июля от штаба фронта пришла директива: 5-й армии (15, 31, 27 ск, 22, 9 мк, 1, 5 птбр), не допуская прорыва противника в направлении Новограда-Волынского и прочно обеспечивая стык с 6-й армией отойти на рубеж Рудница, Белокоровичи, Сербы. Т.е. на рубеж Коростеньского УР. Перед отходом в период с 5 по 9 июля предстояло оборонять рубеж реки Случь.

Коростенский УР занимал фронт Рудница, Белокоровичи, Белка, станция Фонтанка протяженностью 130 км, прикрывая Киевский УР с северо-запада. В УРе имелось 439 долговременных сооружений, построенных в период 1931 —1934 гг., из них основная масса — 427 дотов были пулеметные и лишь 12 артиллерийские. Имелось также 14 КП и НП и одно убежище. В период 1938—1939 гг. были построены еще 14 артиллерийских дотов, но они не были вооружены. Большая часть дотов находилась на первой полосе, имевшей глубину от 1,5 до 3 км, располагаясь в одну-две и лишь местами в три линии.

В это же время в районе Эмильчино, на удалении 25 км от первой полосы и впереди нее, был дополнительно построен узел обороны в целях прикрытия промежутка между Коростенским УРом и Новоград-Волынским УРом. Подземных линий связи было 88,6 км, что не хватало даже для обеспечения надежного управления в звене батальон — рота — дот. На вооружении УРа имелось 16 орудий 76-мм калибра, 919 станковых и 309 ручных пулеметов. Основным недостатком Коростепского УРа являлось плохое оснащение артвооружелием, отсутствие противотанковых препятствий, необеспеченность системы управления. В целом Коростенский УР мог усилить оборону полевых войск в противопехотном отношении, но был слаб в противотанковом отношении, хотя лесистая местность в полосе УРа затрудняла применение противником танков и авиации.

Однако 8-9 июля немецкой 1ТГр удалось прорвать оборону 31СК в Новоград-Волынском УР и устремится на Житомир. Нанесённый 31СК контрудар успех на принес. 62сд вместе с 212-м и 331-м гаубичными артполками 15-го стрелкового корпуса была переброшена с северо-западного сектора Коростенского УРа и введена в бой. 18 июля 45-я стрелковая дивизия была выведена в резерв, а 22 июля вместе со штабом 15-го корпуса, перемещена на левый фланг армии.

Основные силы 5-й армии к вечеру 22 июля завершили перегруппировку на ее левый фланг, но не успели еще полностью закрепиться на новых позициях, как подверглись атакам 113, 262 и 296-й пехотных дивизий противника, и вели бой, занимая следующее положение. 15-й стрелковый корпус: 45-я стрелковая дивизия с 231-м артполком и 212-м гаубичным артполком оборонялась на рубеже Гута Лагуновская, Малин, Ялцовка. В 13 часов 22 июля против ник на ее участке, введя в бой свежую 262-ю пехотную дивизию, перешел в наступление и овладел Малиным контратака второго эшелона 45-й стрелковой дивизии предпринятая с целью выбить противника из Малина успеха не имела.

15-й корпус по приказу командующего армией 24 июля перешел в наступление в целях уничтожения малинской группировки противника. 45-я стрелковая дивизия своим правофланговым 10-м стрелковым полком также 24 июля перешла в наступление в направлении Берковка, Няневка, обходя Малин с запада. Ее центральный 61-й стрелковый полк полковника Антонова наступал совместно с частями 22-го мехкорпуса на северо-западную окраину Малина. Левофланговый 253-й стрелковый полк, обходя Малин с востока, к исходу 24 июля вышел на рубеж Федоровна, Старая Ирша. Однако в результате контратак противника части 45-й и 62-й стрелковых дивизий и 22-го мехкорпуса, продвинувшиеся южнее Малина, вынуждены были 26 июля отойти на левый берег реки Ирша.

Командование ГрА "Юг" поняв, что быстро разгромить 5-ю армию в Припятской области не удастся приняло решение снять 22 июля 29-й армейский корпус с фронта в районе Коростеня и в составе четырех дивизий и отправить его в направлении на Киев.

К исходу 31 июля части 15-го стрелкового и 22-го механизированного корпусов вели напряженные бои на рубежах: 45 сд и 22 мк, понеся большие потери и перемешавшись своими подразделениями, к 16 часам 31 июля были отброшены на рубеж Головки, Пирушки, (иск.) Лумля;

Вечером 31 июля командующий армией принял решение т.к. в полосе 15-го стрелкового корпуса на малинском направлении создалось угрожаемое положение в связи с тем, что противник, прорвав оборону и вклинившись на глубину до 10 км, подтягивает туда резервы, что указывает на его намерение развить здесь удар на север, то есть в тыл 5-й армии. Поэтому на малинском направлении следует перейти к обороне и бросить на усиление его последний резерв армии — 9-й мехкорпус (без 131 мд), в котором имеется около 40 танков.

51-й армейский корпус противника (98, 113 и 262 пд), перейдя с утра 31 июля в наступление с малинского плацдарма, при сильной артиллерийской и авиационной поддержке в течение четырех дней продолжал теснить наши малочисленные части и соединения, наращивая свои усилия как в северном направлении на Ксаверов, так и в северо-западном направлении вдоль железной дороги Малин — Коростень. К исходу 4 августа войскам 51-го армейского корпуса противника на обоих этих направлениях удалось продвинуться на глубину до 20 км и расширить плацдарм до 30 км. Предпринятый по приказу командарма в период 2—3 августа контрудар силами 62-й и 45-й стрелковых дивизий с запада и северо-запада, силами 9-го мехкорпуса с севера и 22-го мехкорпуса с северо-востока в общем направлении на Малин был отражен противником, и к 4 августа войска левого крыла армии, с трудом сдерживая наступление противника, вели тяжелые бои. В целом положение 5-й армии к исходу 3 августа было тяжелым. Несмотря на ряд повторных и хорошо организованных контрударов и контратак соединении армии, вклинения противника на бондаревском и малинском направлениях не удалось ликвидировать, хотя дальнейшее продвижение вражеских войск было задержано.

Предпринятый 5 августа соединениями левого крыла 5-й армии контрудар по малинской группировке противника привел лишь к сковыванию ее частей, наступавших в восточном и северном направлениях, но задержать их наступление в северо-западном направлении на Коростень не удалось. Противник с утра 5 августа возобновил наступление на обоих направлениях и к исходу 5 августа, продвинувшись до 10 км, потеснил наши войска на рубежи: 62-ю стрелковую дивизию — Злобичи, Стремингород; 45-ю — Липляны, Гута Генриховская; 9-й мехкорпус — Скураты, Владовка.

Так как войска 5-й армии обескровлены в непрерывных боях, физически измотаны и не в силах далее удерживать такой растянутый и изломанный фронт без резервов. Исходя из этого, командарм вечером 5 августа решил следующее. 15-й стрелковый корпус отвести на рубеж Белошицы, Стремингород, Липляны, Юзефовка. Снять вооружение с дотов юго-западного сектора Коростенского УРа и отвести их гарнизоны на. указанные выше рубежи, подчинив их командирам 31-го и 15-го стрелковых корпусов.

К исходу 8 августа 45-я стрелковая дивизия после неоднократных контратак ее частей была оттеснена частями 98-й пехотной дивизии противника на рубеж Липняки, Гута Генриховская. Благодаря своевременному отводу войск 31-го, 15-го стрелковых корпусов и 19-го мехкорпуса на новый pyбеж значительные силы армии избежали окружения и разгрома, однако создать устойчивую оборону и вывести часть сил во второй эшелон и резерв не представилось возможным, так как противник продолжал наступление стремясь развить успех к северу от Коростеня на Игнатноль и на Ксаверов, а наши малочисленные и измотанные боями части с трудом отбивали атаки противника.

Войска 5-й армии С 9 по 14 августа улучшала свой позиции в инженерном отношении и совершенствовали систему огня, продолжая методом активной обороны сковывать крупные силы противника. 15-й стрелковый. корпус занимал рубежи: Барды, (иск.) хутор Кунеч; хутор Кунеч, хутор Субины; (иск.) хутор Субины, Обиходы.12 августа немецкая 2 полевая армия перешла в нуступление на Гомель. К 15 августа наши части в районе Рогачева и Жлобина были частично разбиты и окружены. 19 августа Гомель пал. В связи с этим было принято решение отвести 5-ю армию за Днепр.

Немецкое командование со своей стороны в начале августа не предпринимало активных наступательных действий ожидая падение Киева и переброски в состав 6-й армии двух подвижных дивизий. Однако предпринятый штурм Киевского УР оказался неудачным, а из подвижных соединений командование ГрА Юг выделило только 11 танковую дивизию. Но из-за успехов у Гомеля возможный отход советской 5-й армии за Днепр стал вполне ожидаемым и к нему немецкое командование готовилось.

В ночь на 21 августа начали отход в пункты погрузки для дальнейшего следования на восток соединения, перевозившиеся по железной дороге и автотранспортом (62, 200, 135 сд, управление 15 ск). 15СК был передан в подчинение Юго-Западного фронта, заняли позиции в 30 км севернее Чернигова: 62-я дивизия — на рубеже Макишин, Великий Литвяги, Буровка. Штаб 15-го стрелкового корпуса — Чарторийка (15 км сев. Чернигова). 45 стрелковая дивизия отходила за Днепр пешим маршем. 24 августа переправились через Припять, и к 28 августа дивизия войдя в состав 31СК(193, 195 и 45 сд) заняла оборону по берегу Днепра. В целом отход 21 армии за Днепр был проведен очень организованно. Войска не потеряли управление, оторвались от противника и заняли оборону на новом участке обороны. Единственной неудачей стал захват частями 11 танковой дивизии моста через Днепр у Окуниново. На конец августа эта угроза была локализована но немецкий плацдарм не был ликвидирован. Через 2 недели это приведет к большой беде, когда оттуда начнут наступление пехотные дивизии 6 немецкой армии.

28 августа начались бои на северном участке фронта 5-й армии. Противник силами 131, 260, 134 и 17-й пехотных дивизий перешел в наступление на всем фронте 15-го стрелкового корпуса, нанося удары на Большой Дырчин; в стыке 62-й и 200-1 стрелковых дивизий в направлении Выхвостов, Ивашковка; на Свинажин, Голубичи, а также в разрыв между 200-й и 193-й стрелковыми дивизиями в направлении Костино, Задереевка. В ходе двухдневных ожесточенных боев противник, опираясь на свое, трех-четырехкратное превосходство и сильную поддержку авиации, к исходу 29 августа потеснил наши части на 8—12 км, которые отошли и вели упорные бои на рубежах: 62-я стрелковая дивизия — Макишин, (иск.) Ивашковка, Семенков, имея перед Собой части 131-й и 260-й пехотных дивизий.

30 августа генерал Потапов в 15 часов 30 минут приказал снять 45-ю стрелковую дивизию с днепровского рубежа и, не ожидая смены ее частями 195-й и 215-й дивизий, форсированным маршем к утру 31 августа сосредоточить ее в районе Новый Белоус, Льговка, Зайцы, где она должна была поступить в подчинение командира 15-го стрелкового корпуса, который выдвинет ее ориентировочно на рубеж Петрушки, слобода Роище, Осняки для закрытия разрыва, образовавшегося между 62-й и 200-й дивизиями. Однако введенная в бой 31 августа двизия с трудом сдерживала наступление частей 134-й пехотной дивизии противника на рубеже Холявин, Юрьевка.

К исходу 1 сентября соединения 15-го стрелкового корпуса вели ожесточенные бои. 62-я стрелковая дивизия действовала на рубеже Свинь, (иск.) Лопатин, (иск.) Холявин. Части 260-й пехотной дивизии противника, охватывая правый фланг 62-й дивизии, глубоко вклинились на стыке между нею и соседом справа — 75-й стрелковой дивизией 21-й армии, стремясь прорваться к Десне юго-восточнее Чернигова. Артиллерийские полки 15-го корпуса, возвращенные в корпус, заняли огневые позиции севернее Чернигова, поддерживая своим огнем пехоту.

Командующий 5-й армией понимая что части 15СК сильно ослаблены в предыдущих боях и пополнены большим количеством новобранцев вряд ли в ходе контрудар смогут восстановить положение на правом фланге корпуса и соединиться с 21 армией. Однако на частный успех еще надеялся. И все таки перейдя в 7 часов 2 сентября после часовой артподготовки в атаку, части 15 ск и 1 вдбр не смогли преодолеть оказавшуюся неподавленной систему огня противника, и атака захлебнулась. Вскоре противник при сильной поддержке артиллерии и авиации сам атаковал наши части, которые с большими потерями были оттеснены на 2-6 км и к исходу дня 2 сентября вели бои: 62 сд — на рубеже восточная окраина Бобровицы, (иск.) хутор Шевченко с частями 260 пд противника; 1 вдк и 45 сд — на рубеже хутор Шевченко, Полуботки, южная окраина Холявина, Полянка с частями 134 пд противника. Плюс к этой неудаче в ночь на 2 сентября немцам удалось захватить плацдарм на Десне у Вибли. Предпринятая 2 сентября контратака против захваченного немцами плацдарма на Десне у Вибли также оказалась неудачной. В ходе контратаки был убит командир 15СК полковник Бланк.

Как в районе Чернигова, так и в районе Виблей атаки наших частей отражались противником с большими потерями, и положение на правом фланге армии все более ухудшалось. К тому же немцы перешли в наступление с Окунинского плацдарма, а на плацдарм у Вибли переправилось еще несколько пехотных дивизий. К исходу 5 сентября 45 сд удерживала рубеж Певцы, Новый Белоус.

В течение 7 — 8 сентября основные бои развернулись на Окунинском плацдарме и плацдарме на Десне у Вибли. Севернее Чернигова 134-я пехотная дивизия противника особой активности не проявляла, и части 62-й и 45-й стрелковых дивизий продолжали удерживать рубеж Бобровица, хутор Александровский, Певцы, Новый Белоус. Однако перешедшие с плацдарма у Вибли войска уже выходили на тылы 15СК. К вечеру 8 сентября обстановка стала критической. Было необходимо отвести части армии за Десну. И даже этот отход будет связан с большими рисками. Необходимо продолжая удерживать частью сил черниговский плацдарм, перегруппировать основные силы 62-й и 45-й стрелковых дивизий к юго-востоку от Чернигова и нанести ими фланговый удар с запада по горбовской группировке противника. Моровскукх группировку сковать активными действиями 295-й и остатками 228-й стрелковых дивизий. Для переправы 62-й и 45-й стрелковых дивизий через Десну использовать постоянные мосты южнее и юго-восточнее Чернигова.

С наступлением темноты 8 сентября части 15-го и 31-го стрелковых корпусов начали пробиваться к переправам на Десне. 62-я и 45-я стрелковые дивизии 15-го стрелкового корпуса, оставив арьергарды на занимавшемся ими рубеже Бобровица, хутор Александровский, Певцы, Новый Белоус, отходили через Чернигов, направляясь к автодорожному и железнодорожному мостам, находившимся в 1—3 км южнее города. При подходе к пунктам переправ оказалось, что мосты уже были уничтожены нашими саперами. Ввиду уничтожения этих переправ у Чернигова командир 15-го корпуса генерал К. С. Москаленко приказал 62-й и 45-й стрелковым дивизиям пробиваться к понтонной переправе, наведенной нашими саперами у Славино (16 км юго-зап. Чернигова). Продвигаясь вдоль правого берега Десны к Славино, 45-я стрелковая дивизия в районе Зайцы, Киянка и 62-я стрелковая дивизия в районе Шестовиц были встречены частями 98-й пехотной дивизии противника, наступавшими с юга и преградившими пути к переправе. Тяжелый бой в районе Шестовицы, Киянка длился в течение двух суток. Положение 45-й и 62-й дивизий все более ухудшалось также и потому, что их арьергарды под натиском перешедшей в наступление 134-й пехотной дивизии противника отошли сначала в Чернигов, где вели уличные бои с противником, а затем были вытеснены из города к югу.

Еще днем 9 сентября генералу Потапову стало известно, что из Ставки ВГК наконец было получено разрешение отвести 5-ю армию за Десну.

Переговоры по прямому проводу в 24 часа 9 сентября 1941 г. между генералом Кирпоносом и генералом Потаповым.:...Потапов. Есть очень тревожные данные о 45-й п 62-й стрелковых дивизиях, положение там очень серьезное. Командир 45-й стрелковой дивизии генерал-майор Шертюк ранен, около 17 часов получил от него последнюю радиограмму такого содержания: "Помогите, чел можете". Больше от него ничего не поступало. В районе, где они предположительно находятся, идет сильный бой. Думаю, сегодня ночью какие-то части оттуда должны вернуться. После 17.00 связи по радио ни с кем не имею. Принял все меры артиллерийского обеспечения. Выслал все корабли (речной флотилии. — А. В.), которые у меня есть, послал усиленную разведку, задачу которой поставил — показать путь, куда надо выходить, подготовил переправу. Связь с Тимошенко (62 сд.—А. В.) и Шерстюком (45 сд. — А. В.) с 17.00 9 сентября прервана. От них несколько часов тому назад прибыл политрук, который нарисовал очень мрачную картину. Считаю, что он много преувеличивает. Одно, конечно, несомненно, что материальная часть, видимо, в своем абсолютном большинстве погибла.

Следующий день, 10 сентября, не принес какого-либо улучшения положения 5-й армии. Из состава окруженных дивизий 15-го и 31-го стрелковых корпусов пробивались и переправлялись через Десну лишь отдельные подразделения и группы наших бойцов и командиров, вооруженных легким стрелковым оружием. К исходу 10 сентября можно было уже подвести некоторые предварительные итоги потерь 5-й армии за последние дни. 15-й стрелковый корпус — командир генерал-майор Москаленко. В 135 сд, 1 вдк и 1 аптбр суммарно насчитывалось около 1000 человек. Из состава 45 и 62 сд пробилось или вышло из окружения всего около 500 человек. Общее командование над остатками 45 и 62 сд было возложено на командира 62 сд полковника Тимошенко. Артполки этих дивизий, потеряв материальную часть, перестали существовать. Всего в 15-м стрелковом корпусе насчитывалось не более 1,5 тыс. бойцов и командиров стрелковых частей и около 90 орудий и минометов различного калибра.

К исходу 11 сентября 15-й стрелковый корпус: остатки 135 сд и 1 вдк отдельными очагами удерживали безымянные высоты в 2— 4 км южнее Куклина, с трудом отражая атаки 131 и 260 пд противника, направлявшего свои усилия на быстрейший захват Нежина. Пробившиеся из окружения остатки 45 и 62 сд были собраны под общим командованием энергичного командира 62 сд полковника Тимошенко в районе Мрина, где приводились в порядок. Резерв командира 15-го корпуса —244 сп был сосредоточен на восточной окраине Носовки.

К исходу 12 сентября 15-й стрелковый корпус остатками 1 вдк занимал северо-западную окраину Нежина. 62 сд оборонялась на линии юго-западная окраина Нежина, Синяки. Остатки 135 сд и 35 тд отдельными узлами занимали Григорьевку, хутор Гать, северн. окраин. Носовки. Командир 15-го корпуса приказал 45 сд занять рубеж (иск.) Синяки, хутор Сулак.

13 сентября войска 5-й армии, теснимые превосходящими силами противника, ведя сдерживающие бои, отходили к югу. Остаткам соединений армии не удалось закрепиться на реке Остер, которую частям противника удалось форсировать с ходу на ряде направлений. 15-й стрелковый корпус к исходу 13 сентября вел тяжелые бои с превосходящими силами противника, стремившимися охватить его фланги.

К исходу 14 сентября 15-й стрелковый корпус остатками 1 вдк — в районе Безугловки; 62 сд — на рубеже Володьково, Девица, (иск.) опыт, свх.; 135 сд — на рубеже опыт, свх., Ставок. 45 сд отошла в район Донино.

К 21 часу 15 сентября 15-й стрелковый корпус: 45 сд удерживала рубеж южная окраина Монастырище, Яхновщизна; 62 сд — Надин, южная окраина Богдановки; 135 сд — (иск.) [289] южная окраина Богдановки, Шатура. Перед фронтом Корпуса действовали части 131 и 134 пд противника.

К исходу 16 сентября 15-й стрелковый корпус: 45 сд вела бои на южной окраине заезда Петровский; 62 сд, ведя упорный бой, отходила на рубеж (иск.) заезд Петровский, Начволодовка; 135 сд отходила на рубеж Начволодовка, Погребы.

Уже 15 сентября немецкие 2 и 1 танковые группы соединились около станции Лохвица. Коммуникации частей Юго-Западного фронта оказались перерезанными. 18 сентября командующий ЮЗФ ген-полк. Кирпонос отдал приказ на выход частей фронта из окружения. Командующий 5-й армией во исполнение полученного приказа принял следующее решение: 15-му стрелковому корпусу генерала Москаленко, переправившись через реку Удай у Пирятина, пробиваться далее через Чернухи на Лохвицу. Но оказалось, что это решение командующего 5-й армией не могло уже быть выполнено, так как остатки соединений и частей были расчленены на отдельные, изолированные группы, пробивавшиеся на юг и восток самостоятельно. Фактически все подразделения 45сд были разбиты при выходе из окружения. Вышли только отдельные группы бойцов и командиров. Командир дивизии ген-майор Шерстюк выходил вместе со штабом 15СК. Было также спасено знамя дивизии. Из-за этого расформировывать дивизию не стали, а фактически воссоздали сформировав заново в Воронеже в ноябре-декабре 41года.

В ряды дивизии влилось более 8-ми тысяч воронежцев. В частности, был влит 1-й полк народного ополчения, сформированный из рабочих завода им. Дзержинского (в его составе было 2309 чел). Кроме того, в дивизию был передан стоящий на обороне города Воронежа 9-й стрелковый полк в количестве 2600 человек. На укомплектование дивизии было направлено 22 бронемашины, 3 танка, 29 пушек, 70 пулемётов, 15 автомашин, 1100 винтовок, 365 тыс. патронов, 13,5 тыс. снарядов.

Воронежа 9-й стрелковый полк в количестве 2600 человек. На укомплектование дивизии было направлено 22 бронемашины, 3 танка, 29 пушек, 70 пулемётов, 15 автомашин, 1100 винтовок, 365 тыс. патронов, 13,5 тыс. снарядов.

14 декабря 1941 года заново укомплектованная дивизия вошла в состав 40-й Армии, 18 декабря высадилась на станции Касторная и приняла участие в зимнем наступлении на Курск. В декабрьском контрнаступлении 1941 года прорвала оборонительные линии врага в районе Тим - Щигры, углубилась на 40 км на территорию противника, освободив при этом более 30 наших населённых пунктов; истребила 12 тыс. фашистов, 20 орудий, 7 танков и 4 самолёта противника.

С апреля по июнь1942 года дивизия занимала оборону на реке Сейм. 28.6.1942г началась операция «Блау» - немецкое наступление на Сталинград и Кавказ. Дивизия занимала оборону в центре 40 армии основной же удар пришелся по правому флангу армии. К 30 июня немцы прорвав оборону 40 армии захватили переправы на реке Кшень. В этот же день перешла в наступление 6 полевая армия против нашей 21 армии занимавшей оборону южнее. Уже 1 и 2 июля гитлеровцы танковыми клиньями обошли Старый Оскол с юга и севера. К исходу 2 июля немцы перерезали железную дорогу Касторное - Старый Оскол, глубоко охватив с севера левофланговые дивизии 40А которые продолжали вести бой в главной полосе обороны, сутки спустя 24 тд противника вышла к Дону. Ночью с 1 на 2 июля дивизии занимавшие позиции в центре построения 40А получили приказ на отход. И наступлением темноты 2 июля части армии начали отход на новый рубеж обороны Ястребовка, Покровка, Красная Заря, Стрекино (25 км северо-западнее и 38 км западнее Старый Оскол). Однако вечером 2 июля подвижные соединения 4ТА и 6 армии Паулюса соединились у Старого Оскола. Дивизия вместе с несколькими другими соединениями 40 и 21 армий оказалась в окружении.

Со 2 по 6 июля дивизия вела тяжелые бои в окружении, где погибла большая часть воинов и ком. состава. 253-й стрелковый полк 45-й дивизии с боями отходил на восток. Командир полка Величко и политрук роты автоматчиков отобрали 150 отважных ребят, с которыми прикрывали отход. Им самим пришлось прорываться через реку Оскол и железную дорогу в районе села Сорокино. Когда автоматчиков прижали к ржаному полю, их оставалось 25 человек. Очередью фашисты выкосили и хлебные стебли, и скрывавшихся там бойцов.

Но воины дивизии, вырвавшиеся из окружения с тяжёлыми боями, прорвались к реке Дон и 7-8 июля 1942 года организовали под Коршево прорыв. 12 июля небольшой части людей удается вырваться из окружения (из 11 000 человек вышло из окружения 731 человек). Остатки дивизии были отведены в район Куйбышева на переформирование. В конце июля 1942 года была переведена на станцию Барыш, Сызраньского района Куйбышевской области, куда отбыла со станции Графская (под Воронежем).

В конце сентября 1942 года дивизия вновь была полностью укомплектована людьми и вооружением (в то время она насчитывала 10372 человека), и в октябре 1942 года направлена в Сталинград. 18 октября 1942 дивизия под командованием В. П. Соколова получила приказ занять оборону на островах Голодный, Сарпинский и Безымянный на Волге, напротив центра Сталинграда и вошла в состав 62-й армии. С 25 по 30 октября части дивизии переправились в Сталинград и приняли участие в обороне завода «Красный Октябрь». До февраля 1943 года дивизия вела бои в городе Сталинград.

Отличившись в боях за город Сталинград, дивизия 1 марта 1943 года получила наименование 74-й гвардейской стрелковой дивизии.

Командиры:
  • генерал-майор Шерстюк, Гавриил Игнатьевич (01.04.1941 — 16.11.1941)
  • генерал-майор Смехотворов, Фёдор Никандрович (17.11.1941 — 30.12.1941)
  • полковник Маслюк, Дмитрий Матвеевич (10.01.1942 — 09.03.1942)
  • полковник Соколов, Василий Павлович (10.03.1942 — 01.03.1943)
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194115 СК, 5 А, КОВО15 СК, 5 А, ЮЗФ15 СК, 5 А, ЮЗФ15 СК, 5 А, ЮЗФЮЗФ40 А, ЮЗФ40 А, ЮЗФ
194240 А, БрянФ40 А, БрянФ40 А, БрянФ40 А, БрянФ40 А, БрянФ40 А, БрянФ40 А, БрянФРезерв Ставки ВГКРезерв Ставки ВГК, 4 РезА62А, СталФ62А, СталФ62А, СталФ
194362А, ДонФ62А, ДонФ62А, ДонФ1.03.1943 преобразована в 74 гвсд
1944
1945
Ссылки и источники:
http://rkka.ru/oper/vlad/, Иринархов Р. - Киевский Особый.
Информация о статье:
Запись добавлена: 10.06.2015 Последнее изменение: 10.06.2015