Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

44-я танковая дивизия
Сформирована в 1941 году
Расформирована в 1941 году

44-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Сформирована в марте 1941 г. в Одесского ВО в составе 18МК (генерал-майор Волох Петр Васильевич) на базе 49-й легкой танковой бригады.

Формирование корпуса не было закончено к началу войны. Например, 94-й танковый полк имел только 36 устаревших Т-27, из которых лишь 24 были исправны. Нехватка материальной части в корпусе и небольшой моторесурс у имевшихся танков вынуждал командование корпуса проводить обучение личного состава по принципу «пеший-по-танковому», когда танкисты выходили на учения пешком, изображая свои действия, в том числе стрельбу, «на пальцах». Таким точно образом было проведено учение 47-й танковой дивизии в мае 1941 года в районе Аккерманских хуторов.

На 22 июня 1941г. дивизия входит в состав 18МК в ОдВО и дислоцируется в Тарутино.

22 июня корпус был приведен в боевую готовность. Боевым приказом № 01 от 22 июня 1941 года командующий 9-м армией ставит 18-му мехкорпусу задачу: 44-ю и 218-ю дивизии иметь в прежних районах, в готовности атаковать прорвавшегося противника в северо-западном и юго-западном направлениях, 47-ю дивизию — в районе Аккермана, в готовности отразить авиационный десант противника и удерживать Бугазскую переправу. 218-я моторизованная дивизия начала выдвижение на реку Кагул, позади 25-й стрелковой дивизии, на случай возможного прорыва противника в южной части Бессарабии. 23 июня заняла оборону на говом рубеже, прикрывая сосредоточение и отмобилизование танковых дивизий корпуса. Однако, противник па этом участке фронта вел вялые действия, сковывающие советские войска, но без реальной угрозы прорыва. Учитывая постоянно ухудшавшуюся обстановку на других направлениях, советское командование решило, не дожидаясь полного отмобилизования и укомплектования 18МК, перебросить его на кишиневский участок фронта 9-й армии. 30 июня директивой Ставки №00115 18-й мехкорпус приказывалось ночными маршами сосредоточить в районе севернее Кишинева.

К этому времени корпус располагался в районах: 44-я тд — Кириет-Лунга, Тарутино; 218-я мд — Лупга, Трояну-Ноу, Воля- Пержей; 47-я тд — в районе Аккермана; управление — в Тарутино.

Однако уже на следующий день планы использования 18-го мехкорпуса изменились. Ставка директивой от 1 июля 1941 года№ 00132 приказывает немедленно приступить к переброске 18-го мехкорпуса по железной дороге в район Жмеринки, сосредоточив 44-ю тд в районе Носковцы, Теленицы, Дзялов. Остальные части корпуса сосредоточить по своему усмотрению, имея в виду отсутствие в них боевых и транспортных машин. Выполняя это распоряжение, корпус начал погрузку на станциях Овидиополь, Каролина-Бугаэ, Бессарабская, Арциз.

К б июля погрузились 23 эшелона. Они направлялись для разгрузки в район Жмеринки, Вапнярки. 47-я танковая дивизия начала погрузку на станции Аккерман еще 29 июня. Разгружалась на станциях Рахны и Вапнярка и сосредотачивалась в районе Ярошенки, Журавлевка. КП дивизии к 17.07.41. разместился весле Краснянка. Но к 13 июля здесь сосредоточилась лишь половина танков. В 93-м танковом полкуне подошли 27 танков из-за предельного износа. 218- я моторизованная дивизия расположилась па запасном рубеже Томашполь—Тульчин. КП 18-го мехкорпуса расположился в Комаргороде (восточнее Томашполя).

В новом районе дислокации корпус усиленно пополнялся материальной частью. Например, в одну только 47-ю танковую дивизию в середине июля прибыло 12 новых 122-мм гаубиц, 23 76-мм пушки, 19 тягачей. В танковые полки дивизии вместо танков прибыли 44 штуки 76-мм орудий. Плохо обстояло дело со средствами связи — так, батальон связи 47-й тд имел только одну радиостанцию 5-АК.

9 июля 44-я танковая дивизия была передана в состав 16МК комдива Соколова, взамен в состав 18-го мехкорпуса вошла 39-я танковая дивизия, входившая до этого в состав 16-го МК.

В соответствии с директивой начальника Генерального штаба РККА генерала армии Г.К. Жукова 16-й механизированный корпус подлежал переброске в Мозырь не позднее 9 июля 1941 года комбинированным способом. Гусеничная материальная часть отправлялась по железной дороге со станций Деражня, Жмеринка. Начало погрузки назначалось на 12 часов 6 июля. Колесная материальная часть с возимыми запасами и личным составом мотопехоты направлялась в район сосредоточения споим ходом по маршруту Винница, Житомир, Коростень, Мозырь. Участок южнее Коростеня надлежало пройти не позднее 20 часов 9 июля.

Нереальность приказа Г.К. Жукова о начале погрузки частей корпуса в 12 часов 6 июля 1941 года стала очевидной практически сразу. Соединения корпуса дробились поэшелоино, в пути эшелоны перемешивались. Кроме того, не стоит забывать, что отдельным маршрутом на Мозырь двигался автомобильный эшелон корпуса. Мотопехота, танки, артиллерия, запасы боеобеспечения — все двигалось отдельно друг от друга, перепутываясь с другими войсками, двигавшимися по железной дороге или автомобильному шоссе. Механизированный корпус оказался беспомощным перед предстоящими скорыми испытаниями.

Вечером 7 июля противник силами 11-й танковой дивизии прорвался к Бердичеву и занял город. Командир 16-го мехкорпуса Соколов, следуя в этот день на автомашине к месту новой дислокации, в Казатине узнал о занятии Бердичева немецкими тапками и мотопехотой. Соколов немедленно связался с командующим Юго-Западным фронтом и, получив соответствующую санкцию, принялся подчинять себе все войска, находившиеся па этом направлении. Так возникла «Группа войск комдива Соколова».

В первую очередь командир корпуса снял с эшелонов мотострелковый полк, два танковых батальона Т-26 44-й танковой дивизии, подчинил себе некоторые подразделения 213-й моторизованной дивизии, охранявшие военный городок дивизии и склады, два артиллерийских дивизиона и отряд 15-го механизированного корпуса. С этими силами Соколов двинулся на Бердичев, через который проходил основной маршрут следования его корпуса на Мозырь. Несколько эшелонов корпуса успели проследовать Бердичев до занятия его противником, однако основная часть сил осталась в движении южнее этого узла дорог.

Из-за бердичевского прорыва уже к 13 часам 8 июля в Казатине и Махновке выгрузились первые 3 эшелона из состава корпуса. Основной силой группы к этому времени были два батальона 87-го танкового полка 44-й танковой дивизии, которые разгрузились днем 8 июля. Имея полтора боекомплекта и горючего только в баках три четверти нормы, вечером 8 июля, после короткой артиллерийской подготовки, около 40 танков двинулись в атаку из района сосредоточения северо-восточнее Райгородка. Местность перед атакой разведать не успели, из-за чет советские танки попадали в сложные ситуации. Серьезную поддержку им оказали 6 зенитных орудий, выдвинутых в боевые порядки наступавших и прикрывавших атаку своим огнем.

Противник немедленно организовал очень сильную противотанковую оборону. Пока атакующие достигли аэродрома на юго-западной окраине Бердичева, один только 1-й танковый батальон потерял подбитыми 5 танков. Возглавлял атаку лично командир 87-го танкового полка подполковник Турбин. Немцы организовали контратаку по фланг вырвавшегося вперед полка. Против 12 танков Pz.III в бой вступили всего 8 танков БТ роты Бережного. На помощь роте своевременно прибыли 2 танка КВ, под командованием комдива Соколова. Не¬мецкие танки немедленно повернули назад. К наступлению темноты 87-й полк полностью овладел территорией аэродрома.

К 9 июля из остатков 10-й и 37-й танковых дивизий, моторизованного полка 44-й танковой дивизии и 21-го мотоциклетного полка, бронепоезда 66-го полка НКВД и других подразделений была сформирована группа «Казатин» с задачей не допустить прорыва противника на Казатин. Она также вошла в состав Бердичевской группы войск, возглавлял группу «Казатин» генерал-майор Огурцов.

Первым на юго-западную окраину города ворвался огнеметный батальон капитана Крепчука из 44-й дивизии, а на южную окраину — сводная рота тяжелых и средних танков старшего лейтенанта Кожемячко из 10-й танковой дивизии. За ними следовали другие танковые и пехотные подразделения из 16-го корпуса и сводных отрядов 6-й армии. Вскоре части 11-й танковой дивизии немцев генерала Л. Крювеля начали ожесточенные контратаки. Советские войска понесли большие потери. Например, из 12-тн танков огнеметного батальона вскоре осталось 5. Продвижение вперед застопорилось. Соколов усилил батальон двумя танками КВ и одним Т-34, однако этого было недостаточно для достижения успеха. Позиции на окраинах города удерживались до вечера, после чего подразделениям 10-й и 44-й танковых дивизий поступил приказ на отход. Понеся большие потери части группы Соколова отошли из города. На смену понесшим потерн подразделениям группы Соколова прибывали новые части 16-го механизированного корпуса. К утру 10 июля в район боев прибыли разведывательный батальон 15-й танковой дивизии, а также часть артиллерии 15-й и 44-й дивизий. Один из танковых полков 15-й танковой дивизии утром 10 июля 1941 года разгрузился в Калиновке в 45 километрах от места боев. Прибывший штаб 16-го мехкорпуса расположился на опушке леса на северо-восточной окраине Райгородка.

Утром 10 июля с трех направлений наши войска вновь начали наступление на Бердичев. Сводный отряд 10-й танковой дивизии наступал с рубежа Жежелево в направлении Хажин. Его поддерживал огнем 2-й дивизион 674-го артполка 3-й противотанковой артбригады. 44-й моторизованный полк при поддержке 1-го и 3-го дивизионов 674-го артполка с рубежа Глуховцы атаковал в направлении Иванковцы, южная окраина Бердичева. К исходу дня полк смог закрепиться в Иванковцах. Атака 44мсп на Семеновку была безрезультатной.

11 июля резко осложнилась обстановка на левом фланге группы Соколова. Понесшие большие потери и потерявшие боеспособность остатки 4-го механизированного и 49-гострелкового корпусов отошли на Янушполь, обнажив фланг 16-го механизированного корпуса. Кроме того, противник усилил нажим в направлении Казатина. Все это вынудило советское командование вновь направить свои усилия на Бердичев для нейтрализации засевшего в нем противника. На участке Маркуши, Хажин в бой был введен танковый полк 15-й танковой дивизии, усиливший уставшие части 87-го танкового полка 44-й танковой дивизии. Эти части успешно продвинулись в направлении Быстрики вышли к юго-западным окраинам Бердичева, откуда немцы открыли сильный огонь из своих противотанковых орудий. Большего достигнуть танкистам не удалось. 12 июля противник перешел в наступление в направлении Казатина и к вечеру части 44тд стали отходить из Семеновки.

13 июля основные силы группы комдива Соколова под давлением противника отошли с рубежа Великие Пижгурцы, Иванковцы, Хажин. 15 июля противник занял важный узел коммуникаций — Казатин. Между 6-й и 5-й армиями Юго-Западного фронта зияла огромная брешь. В этот прорыв и устремились части XIVMK противника, обойдя 16-й мехкорпус на правом фланге.

Прорывом к Казатину противник рассек группу Соколова па две части. В районе села Адамовка был окружен 87-й танковый полк. В полку осталось 18 танков и по 5—6 снарядов на танковую пушку. Командир корпуса организовал деблокирующий отряд, в состав которого вошли шесть танков БТ, один Т-37, три бронемашины, две противотанковые батареи и стрелковый батальон с шестью орудиями. Отряд возглавил комиссар корпуса Сергеев. Ночным ударом с двух сторон окруженных удалось вывести из кольца. По состоянию на 17 июля корпус имел всего 73 тапка и 16 бронемашин, колесных м вспомогательных машин имелось 90З штуки, из них легковых — 29, грузовых «ГАЗ» — 620, грузовых «ЗИС» — 304, тракторов — 50, По сути, на этот момент корпус представлял из себя слабую мотострелковую дивизию.

К исходу 18 июля группа Соколова (16-й МК, 15-я тд,240-я мсд, 3-я птабр) занимала оборонительный рубеж Лещиицы, Городок, Немирицы. Штаб группы находился в Сосковке. Корпус испытывал серьезные перебои в снабжении горючим и боеприпасами. Так, в районе станции Рось встал без горючего сводный танковый батальон 44-й танковой дивизии в составе 50 бронеединиц. Оставив боевые машины, спешенные танкисты атаковали станцию Рось и уничтожили около роты пехоты, захватили дна тапка, восемь мотоциклов, две бронемашины, четыре транспортных и одну легковую машину, взяли в плен трех солдат. По самым важным успехом группы танкис¬тов стал захват ими 650 тонн горючего, хранившегося на станции. Заправив танки и автомашины, части 44-й танковой дивизии продолжили отход.

22 июля соединения корпуса отражал и атаки противника из районов Адамовки и Васильковцев. 23 июля комдив Соколов получил боевой приказ командующего 6-й армией которым корпусу ставилась задачей немедленно начать отход и к 6 утра 24 июля занять и укрепить рубеж (иск.) Старо-Животов, Попонка, Вербовка, Скала, (иск.) Кожанка. Справа от 16-го мехкорпуса войск не было. Рядом воевали группа Огурцова (ост. 10тд) и группа полковника Фотченкова (остатки 8-й танковой дивизии) и отряд 44 тд. В это время приказом командования с фронта отзывались наиболее цепные танковые кадры, не имевшие материальной части и использовавшиеся в боях как обычная пехота. В частях корпуса происходило переформирование: оставшаяся боевая техника передавалась в сводные отряды, личный состав танковых частей убывал в район Погребище, а затем в Монастырище, где грузился в эшелоны и убывал на заводы для получения новой боевой техники. Остатки 44-й танковой дивизии отправлялись в Харьков. В итоге 16-й мехкорпус превратился в небольшой отряд пехоты с несколькими танками. Командование выведенных в тыл дивизий осталось в корпусе и в штабе 6-й армии.

В донесении штаба 6-й армии от 26 июля 1941 года отмечалось, что «16-й механизированный корпус с минимальными остатками — 240-й мд, 15-й и 44-й тд, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, мцп силой до батальона, совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы». К 31 июля в составе 16-го мехкорпуса осталось всего 5 танков Т-28, 11 бронемашин БА-10,1 БА-20.

30 июля противник занял станцию Христиновка. 16-й мехкорпус пытался отбить станцию.

31 июля высланный делегат связи 37-го стрелкового корпуса не обнаружил 16-го МК па прежнем рубеже обороны в районе Кочержинцы.

1 августа части корпуса проходили через Умань, в которой на станции стояли брошенные эшелоны с боеприпасами и горючим. В этот день соединились части 9тд XIVMK и 1гсд XXXXIXAK окружив остатки 6 и 12 армий южнее Умани.

2 августа по приказу командующего 6-й армией занял рубеж (иск.) Свинарка, Коржовый Кут, (иск.) Дубово. Штаб корпуса расположился на южной окраине Оксанино.

4 августа комдив Соколов пытается организовать прорыв на Первомайск на соединение с частями 18-й армии. 5 августа остатки корпуса ведут тяжелые бои в междуречье Ятрани и Синюхи, стараясь расширить плацдарм от Перегоновки до Н.Архангельска. 5 августа командир одной из танковых групп корпуса полковник Фотченков отбил у немцев две цистерны и смог заправить 6 своих танков. На эти танки комдив Соколов возлагал большие надежды при прорыве, запланированном в ночь с 5 на 6 августа.

Вечером 5 августа из оставшихся частей и соединений 16-го и 4-го механизированных и 37-го стрелкового корпусов комдив Соколов формирует группу прорыва. Остатки 44 тд и 240мсд прорывались направлении на Шепилово, затем поворачивают на восток и на ст. Емиловка соединяются с группой Тонконогова.

Первый заслон противника между Покатилово и Лебединкой был сбит штыковой атакой. Как и было предусмотрено приказом, группа генерала Тонконогова пошла на Емиловский лес, а группа полковника Крымова, уничтожив немцев в Троянке, двинулась на Шепилово. Группа Соколова шла в центре. В 12 часов группы Соколова и Тонконогова завязали бой за Емиловку. К двум часам село было взято. К этому времени к Соколову пробилось несколько человек из группы Крымова, сообщивших о гибели группы и ее командира. Остатки группы прорыва занимают Новоселку. Здесь были оставлены раненые и здесь получено сообщение о гибели генерала Тонконогова . Группа Соколова выходит к реке Синюха южнее села Олышка. Переправившихся через реку встречает на том берегу немецкий отряд с танками. Здесь комдив Соколов принял свой последний бой, был несколько раз ранен, в тяжелейшем состоянии захвачен в плен, где умер.

Группа Крымова на самом деле не погибла, как было доложено комдиву Соколову, а рассыпалась на несколько мелких групп. Часть ее, во главе с командиром полка майором Красных и комиссаром штаба дивизии старшим политруком Ф. Л. Щербиной, вышла к Синюхе и пробивалась дальше, они были захвачены в плен только 13 сентября, около Днепра.

Остатки 44-й танковой дивизии (прежде всего танкисты 87-го танкового полка) составили основу 14-й танковой бригады, создававшейся в Харькове (полковник С.И. Семенников), а также обращались на формирование 58-го и 62-го танковых батальонов.

Командиры:
  • Крымов Василий Петрович (март 1941 - 05.08.41), полковник (погиб)
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194118МК, ОдВО18МК, 18А, ЮФХВО21.8.41 расформирована
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 05.02.2016 Последнее изменение: 05.02.2016