Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

41-я танковая дивизия
Сформирована в 1941 году
Расформирована в 1941 году

41-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Формируется в весной 41г. в составе формирующегося 22МК - (19,41тд; 215мд) командир ген-майор Кондрусев С.М. на основе 36-й и 38-й танковых бригад КОВО. Из первой был сформирован 82-й танковый полк, из второй — 81-й танковый полк. 41-й мотострелковый полк создавался заново. Личный состав и техника для него начали поступать в начале мая. В зенитно-артиллерийском дивизионе было на три батареи личного состава, но только одна имела четыре 37-мм зенитные пушки.

На 22 июня 41г. дивизия дислоцируется в Владимира-Волынска, 41-й мсп — Любомль.

Наличие техники в 22МК на 22 июня 1941 года
КВ-2БТТ-26XTТ-37/38Всего:
19тд 341227 163
41тд31 342411415
215мд 129 129
Артиллерия
76мм37мм152 мм122 мм82мм мином.50мм мином.
19тд4412121827
42тд444121827
215мд84 241260
автомобилитракторымотоциклы
19тд2955210
42тд68215
215мд40562

По плану прикрытия границы в полосе 5-й армии 22-й мехкорпус имел задачу — к 5:00 (М-3) сосредоточиться в районе (иск.) Ковель, Шайно, Тарговица, Тужиск в готовности к нанесению контрударов в направлениях Ковель, Брест; Ковель, Любомль; Ковель, Владимир-Волынский.

22 июня соответственно мобилизационному плану дивизия ушла из Владимир-Волынского в район Ковеля, но, по дороге попав в болото, застряла в нем и не смогла выполнить поставленную задачу, понеся к тому же большие потери от ударов авиации и артогня. За это был отстранен от должности командир дивизии полковник Павлов. Будучи передана в подчинение командира 15-го ск дивизия была раздроблена на мелкие подразделения. С началом боевых действий 41-я танковая дивизия сохраняла прежнюю задачу — продолжать основными силами прикрывать Ковельский район. Отдельные ее части использовались для выполнения второстепенных задач — прикрытия штабов, борьбы с мифическими воздушными десантами. На усиление 45-й стрелковой дивизии (генерал-майор Г.И. Шерстюк) был передан 41-й мотострелковый полк. Полк выбил противника из Рымачей и захватил этот пункт. По приказанию командующего 5-й армией командир 41 -и танковой дивизии передал в подчинение генерал-майору Ф. Ф. Алябушеву (командир 87-й стрелковой дивизии) один танковый полк (танки Т-26).

41 -я танковая дивизия, которой по плану прикрытия предполагалось сосредоточиться в районе Ковеля, в первый день войны выполнила это предписание, в итоге оказавшись в стороне от активных боевых действий. Ещё одним фактором было ожидание удара со стороны Бреста в направлении Ковель— Луцк. Последнее ожидание не оправдалось, но было постоянным фактором, влиявшим на принятие решений в первые дни войны.

Оставшийся танковый полк совместно с 96-м стрелковым (подполковник Е.И. Василенко) 87сд и 178-м артиллерийским полками должны были наступать в направлении Хотячев, Устилуг и выйти на реку Буг на участке Устилуг, Чериткув. Полки отбросили противника и во второй половине дня 22 июня овладели районом Хотячева, деблокировав при этом гарнизоны дотов УРа из состава 19-го пулеметного батальона. 96-й стрелковый полк и танковый полк 41-й танковой дивизии, перейдя в наступление из района Хотячева, к 13—14 часам 23 июня овладели юго-восточной частью Устилуга, разгромив артиллерийскую колонну 298-го артполка противника, двигавшуюся по шоссе между Устилугом и Пятыднями. К вечеру положение 87-й стрелковой дивизии, обойденной с флангов и отрезанной от своих войск, ухудшилось. Остатки танкового полка отошли на север, в район Туропина, где заняли огневые позиции по берегу реки Турья, прикрывая ковельское направление.

С 7 часов 26 июня правое крыле 5-й армии - 15-й стрелковый корпус (полковник И.И. Федюнинский), прикрываясь арьергардами, начал отход на промежуточный рубеж Сушки, Шайно, Городелец, продолжая обеспечивать Ковельский узел с северо-запада частями 41-й танковой дивизии.

29 июня Ставка снова потребовала от командования Юго-Западным фронтом закрыть разрыв на участке Луцк, Станиславчик, чтобы изолировать и уничтожить прорвавшуюся мотомехгруппу противника. Для повторного контрудара была привлечена 5-я армия, хотя, по-видимому, больших результатов от таких изолированных ее действий не ожидалось. К этому времени 15-й стрелковый корпус с 41-й танковой дивизией и 215-й моторизованной дивизией, 289-м гаубичным артполком РГК и 1-м отдельным дивизионом бронепоездов (майор Г.А. Макаев), эвакуировав или уничтожив материально-технические ценности и запасы, имевшиеся в Ковеле, под прикрытием арьергардов к утру 29 июня организованно отошел на реку Стоход, где и перешел к обороне на рубеже Малый Обхир, Бережиицка, Кашовка, создав впереди этого рубежа полосу обеспечения глубиной до 12 км с передним краем по линии Черемошно, Мельница.

30 июня 22МК была поставлена задача: сосредоточившись к 11:00 в районе Софиевка, Сильно, Вулька Котовская, Карлилувка, Цумань (все пункты 8—10 км севернее Олыки), с утра 1 июля наступать с рубежа Пелча, Ромашевская в направлении Покошув, Долгошеи, Дубно. Требовалось уничтожить противника в районе Дубно, к исходу дня овладеть рубежом Муравица, Дубно. Для контрудара привлекалась 41-я танковая дивизия, имевшая к этому времени 106 танков Т-26,16 КВ и 12 орудий, а также 215-я мотодивизия, имевшая 15 танков Т-26 и 12 орудий. Эти соединения находились на правом фланге армии и их необходимо было перегруппировать на юг, так как угроза удара мотомехвойск противника со стороны Бреста отпала. 1 июля командующий армией получил приказ отвести войска на линию Новоград-Волынского УР. Отвод войск 15-го стрелкового корпуса планировалось начать вечером 1 июля, а 31-го, 27-го стрелковых и 22-го механизированного корпусов- утром 2 июля. 22МК следовало к исходу 2 июля отойти на реку Горынь в район Подлужпое, Берестовец, (иск.) Костополь. К 3 июля отойти в район Быстрины, Новины.

Тем временем 22-й мехкорпус, имея в первом эшелоне 19-ю и 41-ю танковые дивизии и во втором эшелоне за 41-й танковой 215-ю мотодивизию, в 15 часов 1 июля перешел в наступление с рубежа Пелча, Ромашевская в общем направлении на Дубно. 19-я танковая дивизия, наступавшая в направлении Покошув, Млынов, к утру 2 июля вышла на рубеж Калиновка, Маслянка, Каролина, где вступила в бой с пехотой противника. К 11 часам 2 июля 19-я тд, отбрасывая противника, вышла к рубежу Млынов, Озлинов, где, встретив усиливающееся сопротивление противника, вела бой до второй половины 2 июля.

41-я танковая дивизия, наступавшая в направлении Долгошеи, Дубно, во второй половине дня 1 июля, при подходе к рубежу Терешув, Постников, Долгошеи встретила сопротивление мотопехоты 14-й танковой дивизии противника, закрепившегося в этих пунктах. Обойдя оба фланга противника, 41-я танковая дивизия вынудила его к отходу с большими потерями и к 10:30 2 июля овладела рубежом Городница, Мошков (в 15 км севернее Дубно). В этом бою было уничтожено до трех батальонов пехоты противника, 10 противотанковых орудий и 2 артбатареи, но и 41-я танковая дивизия потеряла свыше 200 человек убитыми и ранеными.

С 11.30 2 июля соединения 22-го мехкорпуса, выполняя приказ командарма, начали отход в район Поддужное, Берестовец, Костополь (30 км севернее Ровно). Контрудар 5-й армии на дубненском направлении, особенно глубокое вклинение 22-го мехкорпуса (до 30 км), вызвало у гитлеровского командования опасение за тыловые коммуникации IIIMK моторизованного и XXIX армейского корпусов. Но так как значительные силы XXIX и LV армейских корпусов противника были еще связаны боями с 8-м мехкорнусом в районе Дубно, Кременец, немецко-фашисткос командование спешно бросило против 22-го и 9-го мехкорпусов другие части, еще не втянутые в бой: 670-й отдельный противотанковый дивизион, усиленный танковый полк, разведбатальоп 16-й танковой дивизии, учебный полк химических минометов, а также резерв 1-й танковой группы — моторизованную дивизию СС «Лейбштаyдарт Адольф Гитлер». Последняя, будучи переброшена через Луцк, в 14 часов 2 июля наносит удар по правому флангу и тылу 22-го мехкорпуса и вынуждает его к отходу. Досталось 22МК и от авиации. Немецкие бомбардировщики уничтожили мосты через приток Горыни, получив возможность бомбить 41 -ю танковую дивизию южнее шоссе Луцк— Ровно даже после того, как дивизия формально получила возможность отойти севернее Олыки. А против 9-го мехкорпуса противник направляет 25-ю мотодивизию и перегруппированную из района Тучина часть сил 14-й танковой дивизии.

В результате этих контрмер противника наступление поиск 5-й армии, наносивших контрудар на дубненском направлении, имело ограниченные результаты. 2 июля войска 5-й армии, выполняя приказ командующего ЮЗФ, прекратили наступательные действия и отошли на исходные позиции, откуда без остановки начали организованный отход на рубеж реки Случь. В период со 2 по 5 июля форсированными маршами отходили на реку Случь. Резервы армии, 22-й мехкорпус и 27-й стрелковый корпус, отходившие в полосе 31-го стрелкового корпуса, утром 5 июля прошли линию Рокитное, Боровица, Городница, следуя в свои районы сосредоточения: 22-й мехкорпус — Соловьи, Яблоновка, Чигири (5—8 км север¬нее Коростеня), 27-й стрелковый корпус — Эмильчино.

6 июля 22-й механизированный корпус получил задачу к исходу сосредоточиться в районе Соловьи, Яблоней, Чигири. Требовалось подготовить: 1) противотанковый район в лесах Переймы, Багоницы, Чигири; 2) отсечные позиции по правому берегу реки Шелист на фронте Пашины, Васильковичи, Шемятнице, Луганы фронтом на восток и на север, перехватывая основные дороги. Также корпусу предписывалось быть в готовности к нанесению ударов в направлениях Народичей, Овруча, Белокоровичей. От корпуса (как и от командиров других соединений второго эшелона армии) требовалось заблаговременно связаться с узлами обороны Коростенского УРа, а от всех командиров соединений и частей — организовать инженерные работы, в процессе которых отрыть окопы полного профиля. После отхода последних частей за реку Случь следовало уничтожить переправы, устроить завалы, заминировать и перекопать дороги, эскарпировать берега реки Случь в местах бродов, подготовить промежуточные рубежи и отсечные позиции от реки Случь до переднего края Коростенского УРа и установить строжайший порядок и охрану в войсковом тылу и на путях подвоза и эвакуации. Для проведения работ предписывалось мобилизовать инструменты у местного населения. Работы первой очереди требовалось закончить к утру 8 июля.

Утром 7 июля был получен приказ командующего фронтом — начать в ночь на 8 июля отвод войск 5-й армии на Коростенский УР, который занять к 9 июля. Во исполнение полученной задачи командарм принял решение: 22-му мехкорпусу оставаться в районе Соловьи, Яблоновка, Чигири (8—12 км севернее Коростеня) и подготовить контратаки в направлениях Овруча и Белокоровичей. Кроме того, командирам мехкорпусов и дивизий резерва было приказано подготовить противотанковые районы и отсечные позиции вблизи их мест расположения. В связи с получением дополнительной задачи по обороне Новоград-Волынского УРа командующий 5-й армией внес коррективы в отданный им ранее боевой приказ на отход и оборону Коростенского УРа. Согласно новому приказу, 22-й и 9-й механизированные корпуса, выведенные в резерв командарма, должны были сосредоточиться после марша не в районе Коростеня, как это намечалось ранее, а юго-западнее и южнее этого пункта, то есть ближе к новоград-волынскому направлению и автомагистрали, связывающей этот пункт с Житомиром (25 км южнее Коростеня). К 9 июля в 22МК осталось около 10 тысяч бойцов и командиров. Личный состав корпуса был изнурен длительными маршами при отсутствии автотранспорта. Сильно износилась обувь у бойцов корпуса. Корпус насчитывал всего 21 танк, 8 орудий пто, 6 орудий полевой артиллерии и 4 бронемашины.

8 июля моторизованные соединения IIIMK из состава 1ТГр противника прорвав оборону в Новоград-Волунском УР устремились по шоссе на Житомир. В условиях резко зменившейся обстановки 5А было приказано контрударом с северного направления ликвидировать прорыв противника и восстановить положение. Ударную группу должны были составлять 22 и 9МК. 22МК ставилась задача во взаимодействии с 9МК с рубежа Мирное, Пулин атаковать противника и к исходу 10 июля выйти в район Курнос, Очертянка.

Перейдя в наступление 22МК овладел рубежом Курное, Цветянка, Пулин (южный), оседлав Киевское шоссе. Здесь корпус вел бой с частями 25-й моторизованной дивизий и дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Войска 5-й армии не смогли прочно закрепить за собой и удержать занимаемый ими рубеж, так как противник, усиленный подошедшими резервами, с утра 15 июля после сильной артподготовки и ударов авиации перешел в наступление с фронта Вершница, Цветянка. Используя свое численное превосходство, противник к 18 июля потеснил части 31-го СК, 19-го, 9-го и 22-го мехкорпусов к северу и северо-востоку. 22-й мехкорпус занял рубеж колхоз Майдан, Писаревская Гута.

В течение 20—22 июля корпус (вместе с 9-м и 19-м МК, а также двумя сд) перебрасывается с правого на левое крыло армии. Он был сосредоточен в лесу севернее Головков (10 км северо-западнее Малина). Здесь в период с 23 июля по 5 августа развернулись ожесточенные встречные бои на главной полосе обороны юго-западного сектора укрепленного района — на участке Осовка, Гулянка, Белка, Зарубинка, Ягодника и восточнее его па рубеже реки Ирша — с наступающими группировками противника, стремившегося концентрическими ударами из района Симаковка, станция Яблонец, и из района Малина прорваться в общем направлении на Коростень, овладеть Коростенским УРом и уничтожить войска 5-й армии.

После захвата противником Малина 22МК совместно с частями 45-й стрелковой дивизии с 21 часа 24 июля вел бой за Малин, охватывая его с северо-востока, востока и юга. Части 45-й и 62-й сд и 22-го МК, продвинувшиеся южнее Малина, в результате контратак противника вынуждены были 26 июля отойти на левый берег реки Ирша. В течение 25—30 июля части 15СК и 22МК неоднократно предпринимали атаки в целях овладения Малином и уничтожения малинской группировки противника. Вечером 27 июля они пробились к центру города, по полностью очистить Малин от противника им так и не удалось.

Вечером 31 июля, оценивая обстановку, командующий армией решил: 22-му мехкорпусу (с 228-й сд) в течение ночи на 1 августа занять и прочно оборонять рубеж Романовка, Пирушки, Лумля. Обстановка на малинском направлении все более ухудшалась. К исходу 4 августа войскам LI армейского корпуса противника удалось продвинуться на глубину до 20 км и расширить плацдарм до 30 км в направлении на Ксаверов, а также в северо-западном направлении — вдоль железной дороги Малин—Коростень.

Предпринятый по приказу командарма в период 2—3 августа контрудар силами 62-й и 45-й стрелковых дивизий (с запада и северо-запада), силами 9-го мехкорпуса (с севера) и 22-го мехкорпуса (с северо-востока) в общем направлении на Малин был отражен противником. К 4 августа войска левого крыла армии, с трудом сдерживая наступление противника, вели тяжелые бои. 22-й мехкорпус силами 215-й мд вел бой за Ксаверов, частично захваченный противником, 19-я танковая дивизия удерживала рубеж (иск.) Рутвянка, Старые Воробьи.

4 августа 5 армия, усиленная переданным в ее состав 1вдк генерал- майора М.А. Усенко перешла в наступление против Малинской группировки противника. 22МК получил задачу наступать в направлении Пирушки, Малин отрезать противника от переправ через р. Ирша на фронте Малин, Ялцонка и уничтожить его.

К 21 часу 5 августа 22-й мехкорпус (дополнительно в состав была включена 228сд) наступая вместе с 1вдбр вышел на рубежи: 215-я мд — Ксаверов, 19-я и 41-я тд — (иск.) колхоз им. Петровского, южная окраина Старых Воробьев, 228-я сд — Гута Воробьсвская, (иск.) Ризня. Наступление сдерживалось сильным сопротивлением частей 262пд противника. Встретив упорное сопротивление 113-й, 262-й, 98-й и 296-й пехотных дивизий противника части корпуса смогли в течение трех суток продвинуться лишь на 6—10 км и к исходу 8 августа вели тяжелые бои на рубеже (иск.) Лумля, Ялцовка, Зарудье.

Хотя в результате этого контрудара положение в районе Малина и не было восстановлено, наступление превосходящих сил малинской группировки было задержано, что способствовало осуществлению организованного отхода 31-го и 15-го стрелковых корпусов из южного мешка, в котором они находились. Одновременно противник был вынужден из-за тяжелых потерь и отсутствия перспектив быстрого успеха был вынужден прекратить штурм КИУР и перейти к обороне в в районе Коростеня и Малина.

К исходу 14 августа войска 5-й армии занимали западный сектор Коростенского УРа на участке Дубице, Зазерье и далее к востоку. По левому берегу реки Жерев. 22-й мехкорпус держался наследующих рубежах: 41-я тд — (иск.) Гуска, высота 168,5; 19-я тд — Старые Воробьи, Новые Воробьи; 228-я сд — (иск.) Новые Воробьи, Ялцовка, имея заслон в Зарудье.

На 14 августа в частях корпуса оставалось личного состава: в 19-й танковой дивизии — 1447 человек; в 41-й танковой дивизии — 583 человека.

Вечером 19 августа была получена директива штаба Юго- Западного фронта на отвод войск 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса за реку Днепр, дополненная и несколько измененная полученным днем 20 августа боевым распоряжением штаба Юго-Западного фронта. К этому времени в дивизиях 22-го мехкорпуса (41-я, 19-я танковые, 228-я стрелковая дивизии) имелось по 1,5—2 тысячи человек, по 15 станковых и 60—65 ручных пулеметов, по 1 танку и 2 бронемашины, но 3—4 противотанковых орудии разного калибра, по 2 зенитных пулемета.

По плану, разработанному командующим 5-й армией, 22-й мехкорпус, перебросив своим автотранспортом 41-ю и 19-ю танковые дивизии по маршруту Термаховка, Чернобыль, Навозы, к исходу 23 августа должен был сосредоточиться в районе Жидиничей, Гончарного Круга, леса северо-восточнее Сапоновой Гуты, остальным силам следовало пешим маршем отойти в том же направлении. По этому же плану артиллерию 9-го и 22-го мехкорпусов оставляли со своими дивизиями во фронтовом резерве на случай необходимости маневра артиллерийскими средствами.

Вечером 22 августа части 9-го и 22-го мехкорпусов, перевозившиеся своим автотранспортом, переправились через реку Припять и расположились на дневку в междуречье Припяти и Днепра и к утру 23 августа соединения прошли рубеж реки Днепр. К утру 24 августа 22-й мехкорпус (без 215 мд) сосредоточился в районе Жидиничи, лес южнее Гончарного Круга, в 30— 35 км юго-западнее Чернигова.

В результате отхода войск армии обнажился правый фланг 27-го стрелкового корпуса. 11-я танковая дивизия противника внезапным ударом захватила мост у Окуниново и образовала плацдарм на восточном берегу реки. В ночь на 24 августа в штабе 5-й армии было получено приказание командующего Юго-Западным фронтом, в котором требовалось, чтобы противник, прорвавшийся в район Окуниново, Остер, был окружен и уничтожен совместными действиями 22-го мехкорпуса 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса 37-й армии.

В 6 часов 35 минут 24 августа 22-й механизированный корпус получил приказ: своими 19-й и 41-й танковыми дивизиями из района сосредоточения Жидиничи, лес южнее Гончарного Круга наступать в направлении Самолова Гута, Бондары, Окуниново с задачей уничтожить противника и мост у Окуниново. 22-му мехкорпусу придавались 131мд, 228 и 124сд, 1-й дивизион 458-го артполка, 589-й гаубичный артполк РГК, дивизион 331-го гаубичного артполка. В связи с убытием командира 22-го мехкорпуса генерал- майора Тамручи в распоряжение штаба фронта, командование корпусом было возложено на командира 1-го ВДК генерал- майора Усенко.

Перейдя 25 августа в наступление с фронта Старый Глыбов, Косачевка, Новокарпиловка, Рудня в направлениях на Окуниново, Старую Карпиловскую Гуту и Короп, нанесли поражение 111-й пехотной и 11-й танковой дивизиям противника. 41тд к исходу 25 августа продвинулись до Бондары. К исходу 28 августа части 22МК вышли непосредственно к Окуниново, обложили этот пункт с севера, северо-востока, востока и юго-востока. 41тд занимала вышла на рубеж юж. Карпиловская Гута, выс. 131. Одновременно с юга наступала 87-я стрелковая дивизия. Противник убрал с плацдарма части 11тд, которые сменили пехота 111, 113 и 98пд LIAK.

В последующих боях части 22МК продолжали попытки ликвидировать окуниновский плацдарм противника. Полностью ликвидировать плацдарм противника, несмотря на небольшое продвижение к Окуниново, не удалось. Войска противника имевшие хорошую поддержку авиацией и артиллерией, ведшей огонь с правого берега удержали за собой предмостное укрепление.

30 августа 22МК (228, 124 сд, 131мд и 19 и 41тд) был выведены из подчинения 5А Потапова и вошел в состав 37А.

На 2 сентября остатки 22МК занимали оборону напротив окунинского плацдарма противника на рубеже х. Волчьи Горы, 3км. вост. Окуниново. 4 сентября остатки дивизий 22МК были переданы на пополнение частей 37А, а управление 22МК убыло на переформирование.

Командир дивизии полковник Павлов был назначен зам. командира формирующейся 46тбр.

8 октября 1941 года дивизия расформирована.

Командиры:
  • Павлов Петр Петрович, полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194122МК, КОВО22МК, 5А, ЮЗФ22МК, 5А, ЮЗФ22МК, 5А, ЮЗФ9.09.41 расформирована
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 05.02.2016 Последнее изменение: 05.02.2016