Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

41-я Перекопская Краснознаменная стрелковая дивизия
Награды:
Орден Красного Знамени
Сформирована в 1919 году
Расформирована в 1941 году

Участие в операциях: Приграничное сражение на Украине, Киевская операция

41-я стрелковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Сформирована в 1919 году.

Участвовала в походе на Западную Украину в 1939г.

На 22 июня 1941г. входила в 6-ю армию Киевского Особого Военного Округа, прикрывая 50 км участок границы в районе Рава-Русская. Части дивизии располагались в 4-8 км позади Рава-Русского укрепленного района, опираясь на его узлы обороны. Артиллерийские полки дивизии, противотанковый и зенитный дивизионы, спецподразделения с начала июня 1941 г. находились на учебных сборах, вдали от мест своего расположения.

16 — 18.06.1941 года дивизия снята с полигонов и направлена к границе.

Численный состав и вооружение дивизии на 22 июня 1941 года: 9912 чел. личного состава, 8867 винтовок, 4128 автоматических винтовок, 420 автоматов, 138 минометов, 464 ручных и 292 станковых пулеметов, 54 –шт. 45-мм орудий, 34–шт. 76-мм орудий, 27–шт. 122-мм орудий, 12–шт. 152-мм орудий, 222 автомашин и 17 тракторов.

Командир дивизии генерал-майор Г.Н. Микушев, учитывая сложную обстановку на границе, 19 июня приказал вернуть все части и подразделения со сборов к местам постоянной дислокации. 21 июня 1941 г. под видом проведения военизированных соревнований, намеченных на 22 июня, подразделениям было выдано все то, что полагалось. Командир дивизии сориентировал командиров частей на возможное нападение со стороны Германии и приказал командному составу в ночь с 21 на 22 июня оставаться со своим личным составом. Была установлена прямая связь штаба дивизии с комендатурой соседнего пограничного участка.

На 22.06.1941 года дивизия дислоцировалась в районе города Рава-Русская, на северо-западе Львовского выступа. Задачей дивизии на особый период было: опираясь на опорные пункты Рава-Русского укрепрайона совместно с его войсками оборонять участок демаркационной линии с Германией от Угнева до села Новое Село, протяженностью полосы обороны сд 50 километров. Хотя по руководящим документам в обороне стрелковая дивизия могла занимать по фронту (на нормальном фронте) оборонительную полосу, то есть могла успешно оборонять полосу шириной по фронту 8 — 12 километров и в глубину 4 — 6 километров, а на особо важных направлениях фронты обороны сд могли быть уже, доходя до 6 километров оборонительной полосы на стрелковую дивизию. На широком фронте оборона для сд, была определена в 18 — 20 километров. Так что для 41 сд (и не только) были превышены все показатели.

22 июня: 02 часа. Начальника штаба, полковник Еремин, получил сообщение по телефону от коменданта пограничного отряда майора Малого. Комендант сообщил, что заставы отряда на всем протяжении по государственной границы отмечают необычное продвижение немцев, слышно, что идет передвижение войск и боевой техники. Секреты обнаружили, что накапливается пехота, устанавливая пулеметы и орудия в сторону государственной границы СССР.

03 часа 30 минут. Над лагерем дивизии слышен гул множества самолетов. Начальника штаба дивизии попытался связаться со штабом армии, но безуспешно.

03 часа 50 минут. Удается связаться со штабом армии и доложить ситуацию. От коменданта пограничного отряда поступили сведения о том, что немцы на всем фронте пограничного отряда открыли огонь и перешли государственную границу, заставы ведут бой. Особенно тяжелая ситуация складывается на участке второй комендатуры (капитан Кудряшов), прикрывающей главное направление к Раве-Русской. На расположение 5-й особой фортификационной роты, находившейся в 600 метрах от границы в районе Любачаув-Крулевска, обрушился мощный минометный огонь, бойцы были вынуждены укрыться в ближайшей лощине.

04 часа 10 минут. Лагерь 41-й дивизии поднялся по боевой тревоге. Командирам частей дивизии отдан приказ немедленно, броском выслать усиленные передовые отряды на оборонительные рубежи. Срочно были вскрыты мобилизационные пакеты с боевыми предписаниями дивизии и частям.

04 часа 15 минут В лагерь прибыл командир дивизии Микушев и его заместитель полковник Шалимов.

04 часа 20 минут. На всем протяжении границы пограничники майора Малого и передовые подразделения дивизии отбивают атаки немцев. Не ограничиваясь обороной, комендант второго участка капитан Кудряшов лично повел бойцов в контратаку. Бойцы четырнадцатой заставы, когда застава была окружена, прорвав окружение, отошли в лес, а затем контратакой вернули заставу. Насмерть стояли пограничники десятой заставы. К укрывшимся в лощине бойцам фортификационной роты прибежал пограничник с приказом направиться к складу оружия и боеприпасов, расположенному в двух километрах от границы у Любачув-Крулевска.

04 часа 40 минут. Все части дивизии вышли по направлению к оборонительному рубежу. Но так как дивизия обеспечена боеприпасами, снаряжением и другими видами довольствия по нормам мирного времени, командование дивизии принимает решение - вскрыть склады неприкосновенного запаса и до обеспечить дивизию всем необходимым.

Комдив Микушев направляется в расположение 102-го стрелкового полка, которому предстояло выйти на главную оборонительную позицию по правую сторону шоссе Томашув-Рава-Русская.

04 часа 50 минут. В районе высоты "305" развертывается командный пункт штаба дивизии, устанавливалась связь с частями, лагерем дивизии и Равой-Русской.

08 часов. На протяжении всего фронта 91-го пограничного отряда идет тяжелый бой. Так на одной из застав, десять пограничников, после того как застава была окружена и не оставалось никакой надежды на прорыв, оборонялись несколько часов. В километре от границы, заняв окопы, оборонялись сорок бойцов под руководством коменданта пограничного участка Строкова. Они держались до подхода двух танкеток 41-й дивизии.

11 часов. Из частей начали поступать боевые донесения. Постепенно выяснилось, что обстановка на всем фронте дивизии складывается благоприятно. Части дивизии, совершив марш бросок, на ходу развернулись, с боем заняли заранее подготовленную линию обороны и закрепились на ней. Большая группа пленных была взята в бою близ шоссе Томашув-Рава-Русская, бойцами 244-го стрелкового полка.

12 часов. Стряхнув оцепенение после первых неудач, немецкое командование на всем рубеже обороны 41-й дивизии ввело в бой новые силы. Значительно усилилась танковая, артиллерийская и авиационная поддержка немецкой пехоты.

13 часов. Был приведен в готовность командный пункт на высоте "305" и налажена связь с частями дивизии. Комдив немедленно выехал туда с оперативной группой штаба. За ним следовал полковник Еремин со вторым эшелоном штаба. Противник не прекращал атаки, но чувствовалось, что положение дивизии прочное. На многих участках контратаками подразделений дивизии немцы были отброшены к государственной границе. По приказу коменданта УРа полковника Сысоева, специальные подразделения пулеметных батальонов заняли дот "Комсомолец" на главной дороге и несколько недостроенных дотов на Ухнувском и Верхратском направлениях.

Несмотря на перебои в связи, удавалось информировать о ходе боев штаб корпуса и штаб армии. На командный пункт прибыл командир 209-го корпусного артиллерийского полка подполковник Винарский. Он доложил, что прибыл в распоряжения дивизии по приказу командира 6-го стрелкового корпуса. Данный полк имел на вооружении 152-мм орудия на тракторной тяге. И значительно увеличил огневые возможности дивизии.

14 часов. Бойцы 5-й особой фортификационной роты после отхода от границы получили винтовки, патроны, по одной гранате и заняли оборону на кладбище у Любачув-Крулевска. Они сразу же оказались под сильным обстрелом.

15 часов. Комдив Микушев прибыл в дом Красной Армии (в Раве-Русской) и объявил о мобилизации всех мужчин, ранее уволенных в запас, а также работников дома Красной Армии. Также был отдан приказ об отправке ночью эшелона с семьями командного состава дивизии (около 500 женщин и детей) и ранеными в сторону Львова. Погрузка в вагоны была закончена к заходу солнца.

23 июня:

С наступлением темноты бои постепенно затихли. Части 41-й дивизии прочно удерживали оборонительный рубеж. Только на левом фланге, на стыке 41-й и 97-й дивизий, образовался разрыв в несколько километров между 139-м стрелковым полком и действовавшим отдельно от него усилиным 1-м батальоном (лейтенант Верниковский) этого же полка. В результате чего связь с батальоном была потеряна.

Ведя успешные действия, командование 41-й дивизии полагало, что 97-я стрелковая и 3-я кавалерийская дивизии тоже отразили атаки противника и занимают свои рубежи. Сведениями о положении своих "соседей" командование дивизии не располагало. Единственное, что удалось выяснить через штаб корпуса, что 97-я дивизия вела бой в тяжелых и невыгодных условиях. В тылу дивизии, особенно в районе самого города, активизировалась вражеская агентура. Борьба с агентурой врага была поручена пограничникам майора Малого.

В 8 часов утра, проведя артиллерийскую подготовку, немецкие части повели наступление вдоль шоссе на Раву-Русскую, в стык между расположением 102-го и 244-го стрелковых полков. Командование 41-й дивизии отдало приказ подтянуть к переднему краю полков резервы и контратаковать противника. В результате контратаки 102-й и 244-й стрелковые полки выбили противника со всей территории и, преследуя его, углубились на вражескую территорию до трех километров. С наступлением ночи, полки вернулись на свои исходные позиции.

Было получено сообщение из штаба корпуса, что за 23 июня противник оттеснил 97-ю дивизию, занял важное по своему значению местечко Немиров и, прорвавшись, наносит удары по находящейся во втором эшелоне 159-й дивизии.

Оценив обстановку и считая, что батальон лейтенанта Верниковского окружен, командование 41-й дивизии решает вывести в резерв дивизии отдельный разведывательный батальон. Также было принято решение срочно перенести командный пункт дивизии с высоты "305" на высоту "344" (южнее Равы-Русской).

Оперативная сводка штаба 6-й армии: " по итогам за 23 июня - 41-я стрелковая дивизия ведет бой на рубеже Корне, южная окраина Тенятыска, Вэрэсица, Верхрата. Части 6-го УРа обороняют опорные пункты на всем фронте Ура. Контратака 206-го стрелкового полка 97-й дивизии результата не дала. 159-я дивизия с утра 24 июня готовилась перейти в наступление при поддержке танков".

24 июня:

Утром противник начал атаку сразу с двух направлений. Продолжая натиск на шоссе, он в тоже время двинулся южнее, по направлению к Верхратке. Наступление велось при поддержке авиации, танков, артиллерии. Главный удар пришелся по позициям 102-го полка. Немцы вклинились в оборону полка, но уничтожались в рукопашных схватках, которые происходили в окопах и ходах сообщения. А затем в результате контратаки 102-го полка, были отброшены за противотанковый ров.

В это же время в районе Верхраты тяжелый бой с превосходящими силами противника вел 139-й полк. В разгар боя командир полка майор Коркин получил ранение, но отказался передать командование полком (к концу 24 июня в командование 139-м полком вступил начальник 1-го отделения штаба дивизии майор Соколов). Одно из подразделении 139-го полка было выбито со своей позиции и начало в беспорядке отходить. Немецкая пехота бросилась в прорыв. В случае ее успеха могла создаться опасность окружения полка и выхода крупных сил противника в тыл дивизии. Положение было восстановлено в результате штыковой атаки под командованием батальонного комиссара Власовца. С наступление темноты, после двух дневных боев в окружении, выдержав все, к основным силам 139-го полка присоединился батальон лейтенанта Верниковского.

По оценки командования 41-й дивизии, к концу 24 июня, положение дивизии устойчивое. Но на шоссе и на левом фланге дивизии, наблюдалось сосредоточение сил противника.

Оперативная сводка штаба 6 армии: " по итогам за 24 июня - запланированная контратака 159-й стрелковой дивизии сорвалась. Когда дивизия готовилась к бою, противник при поддержке танков и авиации начал наступление. 159-я дивизия отходит на восток, и к 18 часам 24 июня положение ее неясно. 41-я стрелковая дивизия ведет бой на рубеже Мосты Мале, Тенятыска, южная окраина Любыча-Крулевска, Дебы, Грушка, Межыглоед, Хорой, отметка "270". 97-я стрелковая дивизия под угрозой окружения отошла на рубеж Нагачув, Коханувка, р.Ретычин, Верховина. Левый фланг дивизии обеспечивает сводный батальон под командой Рихтира…..".

25 июня:

На рассвете после артиллерийской подготовки один пехотный батальон, снятый Микушевым с участка 244-го полка, ударил во фланг и тыл немцев, сосредоточившихся у с. Верхрата. А 139-й полк атаковал немцев "в лоб". Полная неожиданность парализовала врага. В результате атаки было уничтожено более батальона пехоты, два дивизиона артиллерии и захвачено много трофеев. Подразделения 41-й дивизии вернулись на свой прежний рубежи и подготовились к дневному бою. Однако потери немцев оказались настолько ощутимы, что днем 25 июня их наступление не возобновилось ни по шоссе, ни в районе Верхраты.

Днем 25 июня прервалась проводная связь с корпусом и армией. Посланные туда офицеры связи не возвратились. Никакой помощи не поступало. На поиски 97-й дивизии выехал полковой комиссар Антонов и встретил разрозненные подразделения этой дивизии, отходившие к Раве-Русской. Это означало, что оборона "соседей" больше не существует, и враг начинает окружать 41-ю дивизию с юга.

26 июня:

Оперативная сводка штаба 6 армии : " состояние на 10 часов утра 26 июня - 41-я стрелковая дивизия прикрывает Раво-Русское направление…, 159-я стрелковая дивизия приводит себя в порядок в районе Добросин..".

В это время немцы уже наседали со всех сторон. Но, не сумев сломить оборону 41-й дивизии на главном оборонительном рубеже, основные усилия они сосредоточили на юге. Они отбросили остатки разрозненных подразделений 97-й дивизии и превосходящими силами обрушились на левофланговый 139-й полк.

В 12 часов дня генерал Микушев послал своего заместителя полковника Шалимова найти штаб армии, доложить обстановку на фронте дивизии и получить приказ на дальнейшие действия.

Во второй половине дня противник оттеснил 139-й полк вдоль железной дороги Любачув-Рава-Русская, захватил поселок Потылич на дороге Немиров-Рава-Русская и поставил 139-й полк под угрозу окружения. Развивая наступление, противник двинулся на село Клебаны, расположенные в четырех километрах южнее Равы-Русской и в трех километрах от командного пункта 41-й дивизии на высоте 344. Артиллерия противника начала обстрел Равы-Русской, вспыхнули пожары.

В этой обстановке Микушев утвердил решение командира 139-го полка майора Соколова об отводе полка на оборонительный рубеж около города. Вечером бой завязался на окраине города. Одновременно немцы открыли огонь по командному пункту дивизии. Было принято решение срочно перенести КП в лес у деревни Пистуны, примерно в пяти километрах восточнее города. Ночью в штаб 41-й дивизии прибыл полковник Шалимов и доложил о приказе командующего 6 армией начать немедленный отход по Львовскому шоссе.

Была сформирована группа прорыва из всех, кого можно было собрать (в состав группы были включены 150 бойцов соседних соединений, потерявших свои части). Поредевшие части дивизии двинулись через город по направлению к Добросину. Для прикрытия дивизии оставались гарнизоны дотов и пограничники (гарнизоны дотов и пограничники вели бои до 30 июня, еще четыре дня после отхода 41-й дивизии).

Оперативная сводка штаба 6-й армии на 7 часов утра 27 июня: "41-я стрелковая дивизия… после отхода с рубежа Рава-Русская с утра занимает рубеж Бесяды, Добросин. Противник при отходе частей 41-й стрелковой дивизии и 3-й кавалерийской дивизии на новые оборонительные рубежи активности не проявил. Части 3-й кавалерийской дивизии отошли без боя".

41-я дивизия покинула Раву-Русскую 27 июня. Успех немецкой группировки был, достигнут за счет прорывов на стыке укрепленных районов и на Ровенском направлении. Захватив Ровно, противник создал угрозу глубокого охвата главных сил Юго-Западного фронта с севера. В этой обстановке Ставка Главного Командования разрешила отвести войска фронта со Львовского выступа на старую государственную границу по линии Коростень, Новоград-Волынский, Проскуров. 30 июня, на неделю позднее намеченного срока, немцы заняли Львов.

Но 27 июня приказ об обороне Львова еще находился в силе и, выполняя его, 41-я дивизия продолжала бои на Львовском направлении.

27, 28, 29 июня… Жолква, Куликву, Ярычев Новы… Шестой, седьмой, восьмой день непрерывных боев. Дивизия не получала никаких подкреплений. Более того, из-под командования Микушева выводится приданный дивизии раннее 209-й корпусной артиллерийский полк.

В полдень 30 июня прибыл офицер связи из штаба 6 корпуса и передал приказ на оборону в районе Задвуже, в 25 километрах восточнее Львова. Назывался рубеж обороны: Новоселки Лиско, Засечная, Полонице. Указывалось, что справа будет обороняться 3-я кавалерийская дивизия, слева 97-я стрелковая дивизия. О положении в районе Львова не говорилось ничего.

С утра 1 июля немцы начали наступление на всем фронте 41-й дивизии. Атаки были отбиты. Посланный для связи к правому соседу офицер через несколько часов вернулся. Оказалось, что на правом фланге никого нет. 3-я кавалерийская дивизия еще ночью снялась с позиций и ушла в неизвестном направлении, не предупредив штаб 41-й дивизии.

Не лучше оказалось положение на левом фланге.. Там где должен был проходить рубеж обороны 97-й дивизии, отступали отдельные группы бойцов различных частей. Никто из встретившихся бойцов не знал, где проходит линия фронта. Посланный в штаб корпуса офицер связи вернулся с самыми тяжелыми вестями. Хотя штаб корпуса должен был находиться в районе Туркоцин, его на месте не оказалось.

В этих условиях командованием дивизии было принято решение продолжать оборону. Вынужденно ослабив главный рубеж, для прикрытия правого фланга был, выдвинут 139-й полк. На обеспечение левого фланга сил не оставалось. Здесь можно было надеяться только на лесисто-болотистую местность. В крайнем случае, рубеж на левом фланге могли занять потрепанные специальные части дивизии, находившиеся в Полоницы-Богдановке. Разведка сообщила, что в тылу дивизии, в районе Золочева, замечено передвижение механизированных частей противника. Стало очевидным, что дивизию окружают и в след за передовыми частями появятся главные силы противника. Связи со штабами корпуса и армии по-прежнему не было. Вечером по радио было передано сообщение Совинформбюро о том, что 1 июля, осуществляя планомерный отход, согласно приказу, советские войска оставили Львов.

Командованием дивизии приняло решение об отходе дивизии по направлению на Зборов. Тем временем со стороны Львовского шоссе, обогнув лесисто-болотистую местность, в районе Ляшки Крулевске появилась мотопехота противника. Она двигалась в северном направлении. Этим маневром немцы завершали окружение дивизии. Было ясно, что дивизия попала в чрезвычайное положение. За ночь противник мог окружить дивизию кольцом намного превосходящих сил. Значит, надо прорывать окружение сейчас же, в ночные часы.

Поздно вечером части прикрытия завязали бой с противником у Ляшки Крулевске. 244-й и 102-й полки покинули позиции и двинулись к Глинянам. Противник пытался задержать их отход активными действиями на главном рубеже. Едва основные части дивизии сосредоточились в Глинянах, как в Пшегноюве (в 3 километрах от Глинян) появилась немецкая пехота, преграждая путь отхода 139-му полку. Части дивизии с ходу отбили нападение, и вышли на шоссе.

Лишь 2 июля дивизия оторвалась от преследования врага и начала отступление. Это были тягостные, горькие дни. Порою потрепанные и перемешанные подразделения теряли управление и отступали самостоятельно. Вместе с 41-й дивизией отступали разрозненные подразделения, мелкие группы и одиночные бойцы других соединений. Генералом Микушевым, был отдан приказ, собирать всех, кого можно собрать, и вливать в состав дивизии (в том числе и местных жителей). Так, в районе Житомира, для помощи местным военкоматам в мобилизации была отправлена группа штабных работников и специальных уполномоченных из состава дивизии.

Порою дивизия шла по тылам прорвавшегося врага. То с одним, то с другим полком терялась связь. Все командиры частей и подразделений имели приказ немедленно идти на выручку соседа, если он попал в беду. Но иногда враг отсекал ту или иную часть настолько быстро, что она не успевала дать о себе знать. В таких случаях Микушев принимал все меры для поисков пропавшей части.

В районе Проскурова в дивизию прибыл начальник разведывательного отдела штаба 6 стрелкового корпуса майор Альшиц. Он сообщил, что штаб корпуса едва избежал окружения под Львовом и надолго потерял связь со штабом армии. Лишь постепенно штабу корпуса удалось установить связь со своими войсками. Оказалось, что остатки 97-й и 159-й дивизии отходили отдельными разрозненными группами и были небоеспособны. Относительно 41-й дивизии в штабе корпуса думали, что она окружена, а ее остатки рассеяны и пленены.

Поздним вечером 12 июля 41-я дивизия подошла к Белой Церкви. Встретившийся офицер сказал, что под городом врага нет, где-то здесь должны располагаться отошедшие части, а западнее Киева находится пункт штаба Юго-Западного фронта.

Одна за другой под городом сосредотачивались части дивизии. Около трех тысяч бойцов, более двадцати орудий разных калибров, автотранспорт… Меньше третьей части того, что было в первый день войны. Но самое главное - дивизия сохранила боеспособность, вышла из окружения в составе всех своих частей и подразделений. Дивизия вошла в Белую Церковь 13 июля утром. Полковник Еремин был сразу же направлен для установления связи со штабом фронта. Выяснилось, что Военный Совет фронта принял решение вывести 6 стрелковый корпус из состава 6 армии и включить его во вновь сформированную 26-ю армию. Соединения корпуса получили приказ занять оборону в районе Белой Церкви. Также было принято решение выделить 41-й дивизии пополнения, вооружение и военное имущество, но дивизия не успела ничего получить. Она сразу же заняла новые позиции.

16 июля на Белую Церковь обрушился мощный удар танковых и моторизованных войск противника. Соединения 6 корпуса оказали отчаянное сопротивление, хотя и несли тяжелые потери. Несколько раз город переходил из рук в руки. 17, 18 июля 41-я дивизия отбивала атаки противника.

Иначе сложилось положение на стыке 6-й и 26-й армий. Оттеснив 16-й механизированный корпус 6-й армии, немцы под угрозой окружения вынудили его оставить Казатин. Связь с корпусом прервалась. Разрыв между 6-й и 26-й армиями достиг почти ста километров. Это соответственно ухудшало положение у Белой Церкви.

В эти дни 41-я дивизия еще более поредела. Незначительные пополнения не возмещали потери. Были случаи, что направляемые в дивизию маршевые роты не доходили до позиций. Они попадали в засады и вступали в бой с противником, не имея даже достаточного количества винтовок. К тому же из состава 41-й дивизии был выведен 102-й стрелковый полк, самый боеспособный полк и на автотранспорте фронта переброшен на Черниговское направление. Командира полка подполковника Чумарина еще ранее отозвали в распоряжение штаба 6-й армии. Также был отозван из дивизии и назначен начальником штаба 6-го стрелкового корпуса полковник Еремин.

19 июля оставив по приказу командования позиции к востоку от Белой Церкви, 41-я дивизия заняла оборону в районе Ржищева, на самом берегу Днепра. После трехдневных боев дивизия была выведена на левый берег Днепра, но через неделю ее перебросили южнее Киева, в район Канева, где противник готовился форсировать Днепр. Отбросив уже переправившиеся через Днепр передовые части противника, дивизия преградила врагу путь на левый берег реки.

24.07.1941 года переходит в наступление на Белую Церковь, 25.07.1941 под контратакой была вынужден отойти к Днепру на 30 километров от занимаемых ранее позиций.

К исходу 26.07 основные силы сд отошли на новый оборонительный рубеж Кантемировка — Гороховатка — Ставы.

С 26 по 28.07.1941 года вновь подвергается массированному удару. 28.07 обороняется на рубеже Выселок — два километра восточней Гороховатка — (иск.) Росовка. 31.07 удерживается на рубеже южная часть Казимировка — северная окраина Кагарлык. 02.08 отходит на рубеж Вороновка — (иск.) Кадомка. Отходит ещё ближе к Днепру, а затем до 14.08.1941 находится на Каневском плацдарме, 14.08.1941 отведена в резерв.

Через несколько дней исключительно серьезное положение создалось севернее Киева. Противник готовился форсировать Днепр и уже наводил переправы. Крупные силы противника стояли под стенами самого Киева. И к исходу 8 августа немцы ворвались в юго-западные пригороды Киева. Но были остановлены народным ополчением. Чтобы укрепить оборону города, Ставка и командование фронта решили объединить все советские войска в районе Киева в 37 армию. Она была усилена двумя стрелковыми дивизиями и тремя воздушно-десантными бригадами. Одним из стрелковых соединений, включенных в состав 37-й армии, была и 41-я дивизия.

На специально подготовленном автотранспорте дивизия была переброшена на рубеж в 120 километрах севернее Киева. Но противник, форсировал, ночью Днепр и начал продвижение к городу Остер, чтобы выйти в район Киева с тыла. Перед 41-й дивизией, была поставлена задача, остановить и задержать наступление противника до подхода других соединений армии. При поддержке артиллерии дивизия завязала упорные бои в районе Остера.

В начале сентября 41-я дивизия продолжала оборонять линию Остер, Козелец. Было созвано совещание командование дивизии на котором ком.див. Микушев объявил, что киевская группировка оказалась под угрозой окружения. Был разработан план действий в случае окружения дивизии (в плоть до указания места прорыва кольца окружения).

С утра 9 сентября 1941 года превосходящие силы противника атаковали позиции 244-го и 139-го стрелковых полков в районе города Козелец. То там, то тут возникала угроза прорыва немцев. Ослабленные в многодневных боях части оборонялись стойко.

Через несколько часов ком.див. получил сведения о прорыве противника на участке 244-го полка в районе моста через речку Остер у города Козелец. Когда комдив прибыл на передовую полка в район моста, отдельные группы немцев уже переправились на левый берег. К тому же усилив артиллерийский огонь, противник с правого берега начал атаку на мост.

Немногочисленные измотанные защитники рубежа под ураганным огнем с фронта и с тыла дрогнули и начали отходить. Выпрыгнув из машины, комдив кинулся в самое пекло. И лично повел части 1-го батальона 244-го полка в контратаку на мост. И в разгаре боя был насмерть поражен тремя автоматными пулями в грудь и шею. Контратака захлебнулась. Но и враг не прошел. Комдив остался лежать на мосту. Бойцы не отдали Микушева врагу. В сумерках на мост пробрались шофер комдива и несколько разведчиков. Они вынесли тело Микушева.

Прощание дивизии с комдивом состоялось в селе Семиполки. Хотя положение на фронте с каждым днем ухудшалось, командование решило похоронить Микушева в Киеве. Похороны состоялись 12 сентября в киевском Ботаническом саду в присутствии представителей всех частей 41-й дивизии.

Командование дивизией принял полковой комиссар Антонов. 15 сентября соединения 1-й и 2-й немецких танковых групп встретились в районе Лоховицы, северо-восточней Лубны. Кольцо окружения киевской группировки замкнулось. 37-я армия обороняла Киев до 19 сентября.

До последней возможности среди защитников Киева держались и бойцы 41-й стрелковой дивизии. Остатки дивизии были окружены в районе Борисполя (под Барышевкой и Яготином). Полковой комиссар Антонов несколько раз бросал дивизию на прорыв, но безуспешно. Тогда, бойцы начали прорываться отдельными группами. Некоторым таким группам удалось выйти из окружения. Другие присоединились к партизанам. Третьи дрались до последнего патрона.

С 19.09.1941 сд отражает атаки противника на подступах к аэродрому в районе Борисполя, а уже с 20.09.1941 разрозненные группы личного состава дивизии вели бои в окружении. Из окружения отдельными группами вышло около тысячи человек личного состава 41-й стрелковой дивизии.

После длительных боёв потеряла боеспособность в Киевском котле в сентябре 1941 года. Оставшийся в живых личный состав выведен и отправлен в Приволжский военный округ на комплектование 41-й стрелковой дивизией (2-го формирования), в том числе и ВрИО командира сд В. Г. Баерский.

27.12.1941 года исключена из списков действующей армии, и вошла в резерв Верховного командования.

Командиры:
  • Микушев, Георгий Николаевич, комбриг, генерал-майор, с 16.08.1939 по 12.09.1941 (погиб 12.09.1941 под Козелецом, похоронен в городе Киев 12.09.1941)
  • Баерский, Владимир Гелярович (Боярский Владимир Ильич), полковник, (с 13.09.1941 по 27.12.1941), впоследствии, по пленении немцами известный коллаборационист, заместитель главнокомандующего РОА А. А. Власова
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
19416 СК, 6А, КОВО6 СК, 6А, ЮЗФ6 СК, 26А, ЮЗФ26А, ЮЗФуничтожена в Киевском котле
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
https://ru.wikipedia.org, Р. Иринархов - Киевский Особый, http://samsv.narod.ru
Информация о статье:
Запись добавлена: 30.06.2015 Последнее изменение: 05.01.2016