Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

40-я кавалерийская дивизия
Сформирована в 1941 году
Расформирована в 1942 году

40-я кавалерийская дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Формируется в июле 1941 года в Северо-Кавказском ВО в районе ст. Кущевская в составе 147-го, 149-го, 151-го кавалерийских полков. Командиром дивизии был назначен бывший командир 205мд 14МК в Белоруссии полковник Кудюров Ф.Ф.

15 начале августа дивизия по жд была отправлена в Крым. 20августа разгрузившись на ст. Сейтлер 40кд сосредоточилась в районе Джанкоя составляя резерв 9СК Батова занимавшегося обороной Перекопа. Рядовой состав был плохо обучен и не обстрелян. Не было средств связи, не было тачанок и пулеметы возили на простых телегах.

С конца августа части дивизии приступили к созданию оборонительного рубежа сев. Джанкоя, одновременно войдя в состав мобильной группы ген-майора Аверкина (40, 42, 48кд).

К октябрю все три кавалерийские дивизии в Крыму были сосредоточены в северной части полуострова как мобильный резерв на случай прорыва противником Ишуньских позиций - последнего рубежа перед степной частью Крыма. «Группа полковника Глаголева» действовавшая за 172-й дивизией состояла из отдельного мототанкетного полка, одного полка 154кп, двух кавполков (149-го и 151-го), 55-го бронетанкового эскадрона, и артпарка 40-й кавдивизии. 141-й кавполк находился в районе Симферополя в противодесантной обороне. Мототанкетный полк (командир подполковник Гренадеров, бывший начальник АБТС 157-й дивизии) насчитывал один батальон мотопехоты (около 300 человек на грузовиках) и два батальона по 25 танкеток устаревших типов.

18 октября противник начал штурм Ишуньских позиций. К 20 октября оборона наших войск в межозерном дефиле была прорвана и противник прорвав оборону 172сд на р. Чатарлык продвигался в южном направлении. 21 октября 40кд нанесле контрудар вместе 2кд переброшенной из Одессы и отбросили противника на прежние позиции (Бой-Казак татарский). Вечером 22 октября 50 пд противника вновь перешла в наступление на приморском фланге и овладела д. Онгар-Найман и Воронцовкой.К 23 октября к району боев стали подходить части Приморской армии переброшенной из Одессы. К исходу 23 октября части 42кд вместе с 5тп занимали оборону на крайнем левом фланге примыкающим к морю в 1,5 км южнее Онгар-Найман. 24 октября части 40 и 42кд при поддержке 54сп из состава 25сд вновь атаковали противника. Удалось отбить с. Онгар-Найман и немного продвинуться на север.

Оборона Перекопского перешейка октябрь 41г.[]

Оборона Перекопского перешейка октябрь 41г.

С 26 октября противник ввел в бой новую 170пд. Оборона Приморской армии развалилась. Части 40 и 42 кд на приморском фланге были вынуждены отступить в район д. Семен и Кирент. 28 октября части Приморской армии начали отступать на юг. К этому времени организованного фронта обороны уже не существовало. Понесшие большие потери дивизии армии могли лишь создавать отдельные очаги сопротивления чтобы задерживать части противника. Манштейн дабы отрезать Приморскую армию от Симферополя и Севастополя создал из различных моторизованных частей 11А т.н. моторизованную бригаду Циглера, которая по плану должна была захватить Симферополь и повернув на запад отрезать части Приморской армии выйдя к морскому побережью. С фронта преследование осуществляли свежая 132 и 50 пд противника.

31 октября 1941 года 40 кавалерийская дивизия уже в составе Приморской армии вынуждена была отходить к Симферополю и в этот день была в 35-40 км севернее города. Из-за перехвата противником 31 октября дороги Симферополь-Бахчисарай Приморская армия была вынуждена отходить в Севастополь через Алушту и далее по приморскому ш.. Тем временем противник начал штурм города с северного направления. Однако бригады морской пехоты, составлявшие костяк обороны Севастополя смогли продержаться до подхода по ялтинскому шоссе частей Приморской армии. В их составе была и 40кд, которые значительно усилили сухопутную оборону.

6 ноября 1941 года 40 и 42 кавалерийским дивизиям на марше была задача занять оборону рубежа: Саватка — в. 302,8 — г. Самналых. Примерно в те же дни задача 40 кавалерийской дивизии была прикрывать дорогу через перевал Бечку (между долиной Бельбека и Байдарской долиной) вместе с бойцами строительного батальона, занятого на строительстве Дальнего рубежа и части 262-го полка майора Рубцова.

К 8 ноябрю 1941 года 40 кавалерийская дивизия вела оборону на передовых позициях в близи деревни Биюк-Мускомья (ныне д.Широкое), после чего под напором фашистов вынуждена была отступить к деревне Ворнутка и оборонять этот населенный пункт, после чего отступить к селу Камары (ныне Оборонное).

К исходу 9 ноября Приморская армия закончила сосредоточение войск в районе Севастополя. Сюда же и прибыла 40 кавалерийская дивизия. С 10 ноября командование сухопутными войсками в Севастополе было возложено на командующего Приморской армией генерал-майора И. Е. Петрова. Севастопольский оборонительный район был разделен на четыре сектора. Первый сектор ограничивался справа берегом моря, слева — разграничительной линией юго-восточная окраина Севастополя, высота 555,3. Комендантом сектора был командир 42-й кавалерийской дивизии полковник П. Г. Новиков. Обороняли сектор 383-й стрелковый полк, 42-я и 40-я кавалерийские дивизии; поддерживали 12 орудий береговых батарей Б-19, Б-18 и Б-35.

Первый штурм Севастополя  (30 октября — 31 ноября 1941 г.)[]

Первый штурм Севастополя (30 октября — 31 ноября 1941 г.)

11 ноября противник перешел в наступление. Особенно напряженными были бои на направлении главного удара противника в районе Ворнутка — Кучук-Мускомья, где в боевом охранении находилась слабая по составу 40-я кавалерийская дивизия (командир полковник Ф. Ф. Кудюров). Подразделения дивизии в течение дня вели упорные оборонительные бои, отражая огнем атаки немцев. Однако под давлением превосходящих сил 72пд противника 40-я кавалерийская дивизия вынуждена была оставить Ворнутку и отойти на рубеж высот 471,7 и 508,1.

12 ноября 1941 года из-за огромных потерь была расформирована 42-я кавалерийская дивизия, а оставшимся ее личным составом доукомплектована 40-я кавалерийская дивизия, которая для переформирования была выведена в резерв. С 13 ноября 1941 года утра части 72-й пехотной дивизии немцев возобновили наступление в районе первого сектора на позиции 383-го стрелкового полка и 40-й кавалерийской дивизии. Два батальона немцев с 35 танками наступали вдоль Ялтинского шоссе и далее на высоту 440,8 и один батальон — вдоль горной дороги от д. Кучук-Мускомья на д. Кадыковка. Враг наседал, бойцы сражались геройски, но силы были неравны. Комендант сектора полковник П. Г. Новиков направил на помощь батальону свой последний резерв — комендантский взвод и личный состав автороты. Помощь была незначительной и не могла изменить положение. К исходу дня немцы овладели высотой 417,7, лесничеством, высотами 386,6 и 440,8, а часть сил 40-й кавалерийской дивизии, удерживавшая высоту 508,1, оказалась обойденной с флангов и окруженной. Утром 14 ноября 1941 года 383-й (командир подполковник П. Д. Ерофеев) и 514-й (командир подполковник И. Ф. Устинов) стрелковые полки, поддержанные полевой и береговой артиллерией, контратаковали на направлении главного удара противника и вернули высоты 386,6 и 440,8, что обеспечило выход из окружения подразделений 40-й кавалерийской дивизии.

Из воспоминание генерала Петрова: «…утром на правом фланге 1-го сектора 40-я кавалерийская дивизия, 514-й стрелковый полк и левофланговые подразделения 383-го стрелкового полка при поддержке огня береговой и полевой артиллерии перешли в наступление и к 11 час. овладели высотами 386,6 и 440,8. Противник отошел к Кучук-Мускомья. Наши части продолжали наступление с целью овладеть рубежом: выc. 566,2 - выc. 471,1 - выc. 508,1 - южные скаты выc. 555,3. Враг оказывал упорное сопротивление, и на подступах к высотам завязались тяжелые бои. Во второй половине дня противник перешел в наступление в направлении выc. 386,6 и деревни Кадыковки и выбил наши войска с выc. 386,6. Разгорелся ожесточенный бой. Наши части контратакой к 17 час. снова овладели высотами 386,6, 482,2 и 440,8, но около 18 час. противник опять атаковал силами 105-го пехотного полка с танками и автоматчиками. Батальон школы НКВД, понесший большие потери, отошел к выc. 212,1 и Генуэзской башне, оставив выгодный рубеж, проходивший на большой высоте от уровня моря.»

16 ноября 1941 года рано утром противник начал наступление в первом и втором секторах. На фронте первого сектора, на участке 383-го стрелкового полка, противник силами до полка из состава 72-й пехотной дивизии непрерывными атаками к концу дня выбил наши части с занятой ими накануне высоты 386,6 и вышел на рубеж Генуэзская башня — высота 212,1. Бой не прекращался и ночью. Это было новым в тактике врага. До этого дня он не предпринимал ночных атак. На участке 40-й спешенной кавалерийской дивизии к 17.00 немецкий батальон овладел гребнем высоты 440,8. На левом фланге дивизия продолжала вести бой с полком немцев на прежних рубежах.

19 ноября 1941 года 40-я кавалерийская дивизия была выведена в резерв. К концу ноября 1941 года 40 кавалерийская дивизия находилась в резерве и дислоцировалась у деревни Любимовка, обороняя позиции вместе с 90 и 345 стрелковыми дивизиями.

17 декабря 1941 года 40 кавалерийская дивизия на основании приказа командарма, сосредоточилась в районе 2 км. восточнее выс. 133.3, с задачей в напрвлении высоты Азис-Оба уничтожить прорвавшегося противника и восстановить передний край 8-й бригады. В 9:00 дивизия в составе 600 сабель 4 станковых пулеметов и 2 противотанковых орудий и в 11 ч. 30 мин прибыли в район действий 8-й бригады». Представленный фрагмент имеет противоречия. С одной стороны в 12 часов 40 кавалерийская дивизия находится в 2 км восточнее высоты 133.3, т.е. в деревне Бельбек (Фруктовое) , с другой, в 11ч. 30 мин находится в районе боевых действий 8-й бригады. Документ составлялся в январе 1942г, и имеет большие неточности. К 20 часам того же дня 40 кавалерийская дивизия численностью чуть меньше батальона прибыла в район деревни Бельбек.

Второй штурм Севастополя (17-31 декабря 1941г.)[]

Второй штурм Севастополя (17-31 декабря 1941г.)

Части 8-й бригады, накануне отошли на линию Главного рубежа, в район выс. 133.3. Противника сдержали дзоты, построенные на линии Главного рубежа. Из журнала боевых действий 40 кавалерийской дивизии «Комендант 4-го сектора г-м Воробьев в связи с малочисленностью 40 кавалерийской дивизии дал приказ привести в порядок части 8-й бригады, и кроме того выдвинуть на участок правее 8-й бригады, на смену 40 кавалерийской дивизии совершенно свежий, только что выгрузившийся в порту 773-й СП.

8-я бригада, приводившая в порядок остатки 2-го и 3-го батальонов в тылу (в районе выс. 133.3), на позиции выйти не успела. О нем деликатно написали, что он занял позиции в 2 км позади 40 кавалерийской дивизии. Подходящий 773-й полк 388-й СД должен был занять позиции на правом фланге, между дорогой по плато и Симферопольским шоссе, атакуя противника в направлении окруженного 241-го полка, но тоже опоздал. Т.е. 40 кавалерийская дивизия, осталась один на один с немцами. В связи с этим, 154-й полк расятнулся до долины Бельбека, а 149-й закрыл брешь в обороне до 4-го батальона 8-й бригады. Т.е. дивизия атаковала не всем своим составом, а лишь одним полком, численностью не более 250 «сабель». Остальные «полки» дивизии закрывали фронт, ранее занимаемый бригадой, а и то не полностью.

К 6 часам 151-й полк 40 кавалерийской дивизии действительно атаковал, но..., в 6:30 началась артподготовка немецких войск и встречное наступление немецкой 22-й дивизии. Завязался неравный встречный бой. Поначалу контратака спешенных конников имела успех, но потери были исключительно велики. Удалось продвинуться на 500м, но дальше двигаться было невозможно. Бойцы залегли. В контратаке был убит командир 151-го кавалерийского полка 40 кавалерийской дивизии майор Н. А. Обыденный. Его заменил капитан П. И. Сыров. Противник попытался просочиться на правом фланге дивизии, в ходе контратаки пропал без вести командир 154-го кавполка подполковник Макаренко.

В 10 часов атаку 40-й кавалерийской дивизии поддержала авиация СОР, штурмуя боевые порядки немецких войск сначала 10 истребителями, а затем 6-ю Ил-2, что ненадолго задержало противника. Тяжелый бой шел на дороге. Бойцы 40 кавалерийской "дивизии" сражались отчаянно, 50-летние кубанские казаки, ставшие севастопольской пехотой, дрались отчаянно, но атаковать противника, который был вдвое больше их по численности, они не могли.»

Из-за опоздания 773-го СП На правом фланге 40 кавалерийской дивизии зияла брешь. Пользуясь этим, 3-й батальон 16-го пехотного полка к 12 часам достиг восточных скатов отм. 133.3. Чтобы хоть как-то удержать позиции, командование сектора пожертвовало последними резервами: ротой охраны штаба 8-й бригады морской пехоты и разведротой 90-го стрелкового полка, бросив их в бой. Противник, поддерживаемый штурмовыми орудиями, рвал на части оборону 8-й бригады. Ни о какой контратаке на курган Азис-оба речь уже не шла.

К вечеру 18 декабря 1941г. 8-я бригада и приданные ей части занимали следующие позиции: остатки 773-го полка на скатах высоты 133.3 вдоль дороги, 40-я кавалерийская дивизия - обратные скаты выс. 133.3 до противотанкового рва над дер. Бельбек (Фруктовое), далее оборону занимали остатки 8-й бригады.

19 декабря 1941 года. В районе высоты 133.3 и дороги занимала позиции 40 кавалерийская дивизия, далее, до Симферопольского шоссе занял позиции сводный батальон 773-го полка, численностью около 700 человек. Интенсивность атак 22-й дивизии на участке 8-й бригады несколько снизилась. Противник атаковал в районе правого фланга 2-го сводного батальона и участка 40 кавалерийской дивизии, т.е. по дороге, ведущей к высоте 133.3. Но и здесь немецкие войска атаковали меньшими силами. Тем не менее 40 кавалерийской дивизии пришлось достаточно трудно. Малочисленному 154-му кавполку были подчинены остатки 773-го полка, но сил по-прежнему не хватало. В Журнале боевых действий есть интересная фраза: «Разбежавшихся бойцов 773-го полка собрать не удалось, несмотря на ряд серьезных мероприятий». Есть и еще одна фраза «Части 8-й бригады при малейшем нажиме противника бежали, открывая проходы противнику для внедрения в оборону…». Кавалеристы держались до последнего. По состоянию на 19.12.41г. в 149-м кавполку оставалось 80 сабель, в 151-м 90, в 154-м, который понес потери еще во время 1-го штурма, около 100. Но нажим по плато Кара-Тау чуть снизился, т.к. противник, посчитав сопротивление советских войск сломленным, перегруппировал резервы, и атаковал, в основном, вдоль долины Бельбека вдоль железной дороги и шоссе Симферополь-Севастополь.

20 декабря 1941 года на участке 8-й бригады морской пехоты ситуация продолжала оставаться крайне сложной. 40 кавалерийская дивизия продолжала удерживать район дороги по плато. «Дивизия» к этому времени представляла собой, скорее, усиленную роту. Погибли два командира полка, все командиры эскадронов. Влитые в ее состав остатки 773-го полка, насчитывали не более 300 человек. Командовал остатками 773-го СП майор Леонов, погибший спустя сутки, при отражении атаки противника. 8-я бригада к этому времени состояла из двух сводных батальонов, общей численностью около 1200 человек.

В 13:30 40 кавалерийская дивизия провела контратаку в результате которой смогла захватить два пулемета и противотанковое оружие.В тот же день в штаб 40 кавалерийской дивизии была послана телефонограмма, посланная генералом-майором Петровым : «Сдерживать, сколько можно. Использовать выгодные рубежи. Ут¬ром 21-го ожидайте поддержку. Пока помогу самолетами». Из-за отвода 1-го сводного батальона открылся фланг 40-й кавалерийской дивизии, чем немедленно воспользовались немцы. 40 кавалерийская дивизия вынуждена была отойти на рубеж оврага Барак, установив локтевую связь с 90-м СП. Впоследствии батальон Сметанина был выдвинут вперед с тем, чтобы занять оборону по оврагу Барак, где к этому времени находилось подразделение 90-го стрелкового полка. Еще сутки удалось продержаться.

Очень ответственным был для советской стороны день 21 декабря. Противник явно выбился из графика, не успевая закончить свой выход к Северной бухте к установленному сроку. Подчиненные 11 немецкой армии Манштейна яростно атаковали весь день. Наиболее ожесточенные бои развернулись за высоту 192,0 м, которая в течение дня четыре раза переходила из рук в руки, но в конечном итоге осталась за немцами. 388-я дивизия потеряла в этих боях до половины личного состава, а 40-я кавалерийская — своего командира полковника Кудюрова, который был убит снарядом штурмового орудия в тот момент, когда он сам встал к противотанковой пушке.

Если сравнивать советские и немецкие документы, то можно сделать вывод о том, что главный удар наносился не на позиции 8-й бригады, а вновь по боевым порядкам 40 кавалерийской дивизии. В журнале боевых действий 40 кавалерийской дивизии эти события описаны так: «21.12.41. Противник в течение ночи произвел перегруппировку, и с рассветом начал исключительно интенсивное воздействие против значительно ослабленного фланга дивизии на участке 149-го полка. Командование 4-го сектора, зная об исключительно тяжелом положении, ничего не сделало для того, чтобы ее подкрепить, тем самым усилив оборону».

До 16 часов 30 минут противник предпринял 3 атаки на позиции 40 кавалерийской дивизии, но кавалеристы удержали свои позиции. Основную роль в этом сыграл 1-й дивизион 953-го полка (388СД), приданный 4-му сектору. Прорыв произошел в 16ч. 30 минут, когда две роты 16-го пехотного полка, при поддержке 5 штурмовых орудий предприняли 4-ю атаку. К этому времени связь была полностью нарушена и остатки 149-го кавполка остались без поддержки артиллерии.

5 штурмовых орудий противника, при поддержке двух взводов 16-го пехотного полка прорвались на стыке 154-го и 149-го кавполков, и вышли к командному пункту 149-го КП, расстреляв его из орудий прямой наводкой. Погиб почти весь штаб во главе с подполковником Л.Г.Кулижским. После этого, «полк», численностью около 50 человек не выдержал и отошел на 500м вниз по балке, в долину Бельбека.

В ночь на 23 декабря 1941 года 90-й стрелковый полк, 8-я бригада морской пехоты и остатки 40 кавалерийской дивизии заняли новый рубеж. Линия фронта сектора сократилась, что позволило вывести в резерв или для переформирования некоторые части. 40 кавалерийская дивизия, с подчиненными ей остатками 773-го полка отводилась в район казарм за высотой 104.5. Минометный дивизион 40 кавалерийской дивизии все это время находившийся в районе Молочных дач (хутор Отрадный), был переброшен на станцию Мекензиевы горы. «Дивизион» имел в своем составе всего 54 человека, при трех 50мм минометах.

Из журнала боевых действий 40 кавалерийской дивизии: «…в связи с тем, что ни 90-й, ни 241-й СП вовремя не заняли указанный им чрезвычайно важный рубеж в районе выс. 49.0 (104.5) и, фактически, оставили открытым противнику проход со стороны деревни Бельбек на станцию Мекензиевы горы и Инкерман, комдив по собственной инициативе, был вынужден выбросить остатки дивизии для занятия оборонительного рубежа…». Остатки дивизии насчитывали в своем составе всего 140 человек. Приказ на занятие рубежа был отдан старшим лейтенантом Бобриковым, исполнявшим обязанности командира 149-го кавполка, и погибшего сутки спустя. Судьбу Севастополького оборонительного района спас старший лейтенант, спас там, где сплоховали генералы… 26 декабря 1941 года После отхода 40 кавалерийской дивизии и 8-й Бр МП образовалась брешь в обороне. Чтобы не допустить прорыва, советской артиллерией и кораблями был открыт заградительный огонь.

28 декабря 1941 года по дороге на совхоз им. С.Перовской атаковали два немецких батальона, при поддержке 5 штурмовых орудий, одновременно еще два батальона атаковали позиции 30-й батареи с фронта. Фронтальную атаку бойцы 90-го стрелкового полка (командир майор Т. Д. Белюга) отбили. 1-й батальон (командир — капитан И. Ф. Когарлыцкий) 90-го полка свои позиции удержал. Сложнее пришлось на правом фланге, районе казарменного городка 30-й батареи. Здесь оборонялись 3-й батальон полка (командир лейтенант П. П. Изюмов), в который влили 27 бойцов - остаток 241-го полка, и бойцы 40-й кавалерийской дивизии подполковника В. И. Затылкина и военкома полкового комиссара И. И. Карповича. В ходе боев 28 декабря командир и комиссар дивизии были ранены, а из всего личного состава остались в строю всего 235 бойцов и командиров. К исходу дня все ее подразделения были сведены в один отряд, который возглавил майор Р. Д. Иванычев. К 15 часам 40 кавалерийская дивизия была вынуждена отойти, оставив казарменный городок 30-й батареи. Остатки кавалеристов заняли позиции на высоте 42,7 (в саженях, современная отметка отсутствует). Это небольшая возвышенность, рядом с дорогой, 700м южнее КП батареи. Эта высота, усиленная пятью сборными дотами, и КП батареи стали опорными пунктами обороны.

Отход 40 кавалерийской дивизии, на самом деле, был вынужденным. Не удержался сосед справа: 1165-й полк (командир майор Н. Л. Петров) 345-й дивизии. Отход этого полка оголил и фланг соседнего 1163-го полка. Противник прорвался на станцию Мекензиевы горы. А вот дальше, противник прорваться не смог. Местность простреливалась советской артиллерией, которая поставила плотный заградительный огонь, и не допустила продвижения противника. Одновременно с артогнем была задействована и авиация. 14 Ил-2 в сопровождении 16 И-16 штурмовали немецкие части в районе Мекензиевых гор.

К 5 января 1942 года в связи с огромными потерями были выведены из строя 8-я брмп, 2 полк мп, 40 кавалерийская дивизия и 241 сп. К 11 февраля 1942 года 40-я кавалерийская дивизия находилась в резерве армии.

Стоит обратить внимание на численность 40 кавалерийской дивизии. В документе указано количество «сабель» -1173. Ее полный численный состав на 10 1942 года февраля составлял 2225 человек. (эта часть по численности была «легкой» кавалерийской дивизией) Это означает, что единственная в СОР кавалерийская дивизия 40 была пополнена почти до первоначального состава. Была существенно пополнена 345-я дивизия. Севастополь накапливал резервы.

27 февраля 1942 года удар наносился одновременно в двух секторах 3-м и 4-м. В 7 ч. 30 минут, после 30 минутной артподготовки в наступление перешли части 25-й, 172-й и 25-й дивизии. В качестве основной ударной группы, в Мартыновом овраге находилась 345-я дивизия, а в районе станции Мекензиевы горы и Сухарной балки находилась 40 кавалерийская дивизия. Из воспоминаний Воронцова (40-я КД). « После 23 февраля нашу дивизию начали срочно формировать из всех родов войск. Были и пехотинцы и минометчики и кавалеристы и, наверное, даже моряки… Приказ срочно перебраться на Сухарную балку (из Молочной фермы, с конями) на вторую линию обороны, или как говорят, эшелон. Расположились наши кавэкадроны на склоне сопки (горы) недалеко от железнодорожного полотна, в метрах 50-70 м недалеко от железнодорожной тоннели».

3 Марта 1942г. противник вновь попытался контратаковать со стороны хутора Мекензия, но неудачно. Немецкая 24-я пехотная дивизия, у других частей, не зря получила ехидное наименование «дивизия-танго» («шаг вперед - два назад»). Крепкая в обороне, она редко добивалась успеха в наступлении. Зато части 132-й и 50-й ПД, наступавшие со стороны Камышловского оврага, в ночном бою захватили отм. 115.7, выбив с нее части 287-го полка. Еще накануне, 79-я бригада была вынуждена оставить скаты отм.100.0. Резервов в секторе уже не было. Чтобы спасти положение, командование СОР бросило в бой армейский резерв: два полка 40 кавалерийской дивизии, которым удалось прорваться по дороге мимо отм. 115.7. В этой атаке кавалеристов поддерживали бойцы 1165-го полка.

Но, увы, успех был временным, противник, подтянув артиллерию и подкрепления, вновь плотно запечатал

дорогу. Введя в бой еще один кавполк той же дивизии, командование попыталось вновь захватить отм. 115,7, но безуспешно. Части 40 кавалерийской дивизии попали в ловушку. Резервов для деблокирования частей было мало. В резерве находились бронеэскадрон, минометный и артдивизион 40 кавалерийской дивизии, 154-й кавполк и… все.

Из воспоминаний В.Макаренко (40 КД): «Нашей дивизией в марте 1942г. командовал полковник Затылкин, говорили он из моряков, но форма у него была сухопутная. На коне не держался, но командовал лихо. … ночью, из казарм на Мекензиевых горах, на рысях, ушли два полка 149-й, майора Гирина и 151-й подполковника Гамзина. А следующей ночью и нас подняли в стремена. Вел нас политрук Антон Дружина, наш командир, майор Устинов в это время находился в штабе…Совершив стремительны марш, мы с ходу ударили вдоль лесной просеки на врага. Противник бежал, но, отступив на опушку леса он открыл ураганный огонь. Мы вынуждены были спешиться и, отведя лошадей, залечь. Дальше помню, что нас бросали с одного участка на другой, закрывая лесные дороги просеки, потом вернули в казармы, но не в свои, в Инкерманские.»

345-я и 40-я дивизии понесли серьезные потери. Документы немецкого 54-го АК, по состоянию на 10 марта 1942г. сообщают о пленении 3 872 человек. В 345-й дивизии из-за нехватки л/с 12 марта был временно расформирован 1167-й полк, полностью расформирована 40 кавалерийская дивизия, состав 2-го Пер. 3 марта Части СОР перешли к обороне. В этот день перешли к обороне и войска Крымского фронта. Командование СОР, пользуясь слабостью противника, смогло организовать заслоны на лесных дорогах, сначала силами остатков 40 кавалерийской дивизии, а затем, отрядами 54-го, 2-го Перекопского, 287-го полков и 345-й СД. Чтобы заткнуть «дырку» в линии 3-го сектора, из 4-го сектора срочно перебрасывается 31-й полк, до этого воевавший в составе 172-й СД.

25 марта 1942 года на основании приказа командующего войсками Крыма И.Е. Петров отдал приказ за № 0027, которым расформировывалась 40-я кавалерийская дивизия.

Командиры:
  • Кудюров Филипп Федорович (26.7.1941-21.12.1941 – погиб), полковник
  • Затылкин В.Н. (22.12.1941-май 1942), подполковник, с 22.2.1942 – полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
1941СКВО51А, Отдельные армии:51А, Отдельные армии:ПримАПримА
1942ПримАПримАПримАПримАрасформирована
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
myfront.in.ua, moypolk.ru
Информация о статье:
Запись добавлена: 16.12.2015 Последнее изменение: 16.12.2015