Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

32-я танковая дивизия
Сформирована в 1940 году
Расформирована в 1941 году

32-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Сформирована в марте 1941г. в КОВО в составе 4МК на базе 30-й легкой тбр. Формирование дивизии было связано с реорганизацией танковых войск РККА весной 41г., когда из корпуса изъяли 10тд, взамен которой формировалась 32тд.

Формированию 4 механизированного корпуса, находившемуся на важнейшем операционном направлении, высшим командованием Красной Армии придавалось особенное значение. Повышенное внимание придавалось как укомплектованию корпуса боевой техникой, в том числе новейших конструкций, так и боевой подготовке. Уже в августе 1940 года состоялось первое командно-штабное учение по вводу мехкорпуса в прорыв, под руководством командующего Киевским Особым военным округом генерала армии Г.К. Жукова. Отрабатывались вопросы взаимодействия 4-го механизированного корпуса с другими родами войск. По результатам учения были выявлены серьезные недостатки в управлении войсками. Тогда же, в августе 1940 года, было проведено и первое войсковое учение корпуса с привлечением авиации. Тема: «Ввод мехкорпуса в прорыв». Жуков и командир корпуса генерал Потапов прорабатывали вопросы выбора места сосредоточения корпуса по тревоге, рубеж ввода соединения в прорыв и порядок выдвижения к рубежу войск. Было решено вводить корпус в прорыв в походных колоннах по двум параллельным маршрутам. Подобное учение проводилось впервые в Красной Армии, и его результатами организаторы остались довольными.

Тема второго войскового учения, проведенного уже в середине августа 1940 года, являлась логическим продолжением темы предыдущего: «Действие механизированного корпуса в глубине оперативной обороны противника». Отрабатывались темпы движения, обход и захват опорных пунктов, проведение встречных боев с резервами противника и прорыв его тыловых оборонительных рубежей.

26—28 сентября 1940 состоялось итоговое учение всей 6-й армии, куда входил 4-й корпус: «Наступление армии и ввод механизированного корпуса в прорыв», на котором присутствовала практически вся верхушка руководства РККА: Мерецков, Тимошенко, Жуков и другие.

Не менее ценное учение в 4-м мехкорпусе прошло и 16 октября 1940 года: «Марш и встречный бой мехкорпуса». В нем участвовали штабы 8-й танковой и 81-й моторизованной дивизий. Его целью являлась проверка возможности подготовки и проведения марша в сжатые сроки, а также отработка вопросов доведения до подчиненных решения комкора на резкий поворот в ходе марша на новые маршруты в готовности к встречному бою.

Результаты учения высоко оценил командующий КОВО генерал армии Г.К.Жуков. Руководящий состав корпуса получил ценные подарки от командования округа. Отработанные в ходе учения документы были доведены в письменной форме до командного состава всех механизированных корпусов РККА.

Весной 1941 года в связи с началом формирования «третьей волны» мехкорпусов в составе корпуса произошли значительные изменения. 10-я танковая дивизия вошла в состав вновь образованного 15-го механизированного корпуса — а взамен ее во Львове на базе 30-й легкотанковой бригады (второго формирования) создавалась новая 32-я танковая дивизия. Она имела значительное количество новейших танков, но была не полностью укомплектована автотранспортом и тракторами.

4-й механизированный корпус являлся одним из самых оснащенных и подготовленных в Красной Армии. Он постоянно пополнялся боевой техникой, в том числе новейшей. На 25 августа 1940 года имел 797 танков, на 1 октября 1940 года — уже 856 танков. 20 февраля 1941 года количество танков в корпусе уменьшилось до 632, что объясняется изъятием из состава корпуса 10-й танковой дивизии и началом формирования новой 32-й танковой дивизии. К 22 июня 1941 года в корпусе стало 979 боевых машин.

Наличие техники в 32тд на 22 июня 41г.
КВТ-34БТ-7Т-26Т-27БА-10БА-20тракторыавтомашинымотоциклы
4917331703828174641794

Пик поступления в корпус новой материальной части пришелся па апрель — май 1941 года. Количество танков в корпусе к началу войны в источниках весьма разнится. Поданным Украинского музея Великой Отечественной войны 4-й МК имел 950 танков, из которых 89 КВ и 327 Т-34. По сведениям, опубликованным в «Военно-историческом журнале» (№ 4 за 1989 г.), корпус насчитывал 892 танка, из коих 414 были типов КВ и Т-34. В книге «1941 год — уроки и выводы» приведена еще более значительная цифра — 979 танков (в том числе 414 КВ и Т-34).

На 22 июня 1941г. дивизия дислоцируется в районе Львова и его пригородах в составе 4МК КОВО.

Боевые действия.

По плану прикрытия гос- границы 4-й механизированный корпус должен был произвести сосредоточение своих сил в районе Янов (81-я мд), Дубровица (8-я тд) и Мокротим (32-я тд), выслав и резерв командира 6-го стрелкового корпуса, в район Немпров, 32-й мотострелковый полк с батальоном средних танков. Однако уже 21 июня части 4-го корпуса покинули эти районы и начали выдвижение западнее.

32-я танковая дивизия, дислоцировавшаяся на восточной окраине Львова, была поднята по тревоге только в 2 часа ночи 22 июня. Дивизия через час начала выдвижение по улицам города в сторону Яворовского шоссе. Движение шло со скоростью 30 км/ч. Шум и лязг танков, автомашин и тракторов разбудил весь город. По всей вероятности, предвоенное выдвижение на запад начал и 3-й корпусной мотоциклетный полк, так как он вступил в бой уже в 9 часов 45 минут у приграничного городка Ляцке (ныне польский город Ляшки), в 8 километрах от реки Сан и в 70 километрах от Львова, места основной дислокации корпуса.

В 15 часов 22 июня во исполнение распоряжения штаба фронта командующий 6-й армией приказал командиру 4-го механизированного корпуса: «а) выделить два батальона средних танков от 32-й танковой дивизии и один батальон мотопехоты от 81-й моторизованной дивизии и нанести ими удар в направлении Жулкев, Каменка-Струмилова, м. Холоюв и во взаимодействии с частями 15-го механизированного корпуса уничтожить пехоту и танки в районе Радзехов. По ликвидации противника в указанном районе указанным подразделениям сосредоточиться в лесу 2 км южнее м. Холоюв; б) остальному составу корпуса быть готовым к нанесению удара в направлении Краковец, Радымно с целью уничтожения противника, прорвавшегося в район Дуньковице» (Боевое распоряжение № 001 от 22 июня 1941 года).

В 23 часа указанные в приказе части приступили к выполнению задачи. В целом осуществляемый недостаточными силами контрудар не дал желаемого результата. Вклинившаяся сильная группировка противника не была уничтожена, и положение на границе не было восстановлено. 32-й моторизованный полк следовал в пешем строю в район сбора по тревоге в 2 км западнее Блыщиводы. Находясь в 2 км западнее Жулкева, полк получил приказ перейти в район Магерув к утру 23 июня и войти в резерв командира 6-го стрелкового корпуса, но в 21 час был получен второй приказ: движение на Магерув прекратить и сосредоточиться в районе Крехув. 32-й гаубичный артиллерийский полк к исходу 22 июня 1941 года сосредоточился в районе леса в 2 км восточнее Жулкева и находился там до 24 июня. Из-за нехватки тракторов орудия перебрасывались в два рейса.

К исходу дня соединения корпуса продолжали сосредоточение: 32-я танковая дивизия — в районе Жулкев, Скважава, Сапошин, Янувка; 8-я танковая дивизия — в районе Домбровицы. 81-я моторизованная дивизия продолжала находиться в районе Лелехувка, Высока Гура, Янув.

В ночь на 23 июня командарм в своем приказе № 001 ставит задачу войскам армии уничтожить части противника, прорвавшиеся на советскую территорию. 4-й мехкорпус для задержания противника, в случае его прорыва в районе Мосты Бельке, к утру 23 июня 1941 года должен был выбросить мотопехоту на рубеж (иск.) Желлец, Турьшка, Кулява, Замечен, остальными силами быть готовым к уничтожению «пархачской» механизированной группировки противника во взаимодействии с 15-м механизированным корпусом, который должен наносить удар па Радзехов, Корчин. Вспомогательный удар требовалось нанести в направлении Холоюв, Каменка-Струмилова, Мосты Вельке силами отряда подполковника Лысенко, высланного накануне для уничтожения противника в районе Радзехова. Моторизованный полк 32-й танковой дивизии предписывалось оставить в подчинении командира 6-го стрелкового корпуса.

Однако этот приказ был получен в соединениях 4-го мехкорпуса через восемь часов, а с утра 23 июня корпус продолжил выполнение боевого распоряжения № 1, в котором ему ставилась задача уничтожить противника в районе Дуньковице. Около 10 часов на марше дивизии получили новую задачу: согласно приказу командующего 6-й армией № 001 уничтожить тапки противника в районе Мосты Вельке.

Так, 32-я танковая дивизия в момент получения приказа находилась в 30 км от Лозина, и ей пришлось поворачивать колонну дивизии на 180 градусов на одной дороге. Затем, во изменение отданного распоряжения, командующий армией потребовал нанесения против пархачской группировки короткого удара, после чего, сосредоточиться в районе Вионзова, лес западнее Жулкев, Блыщиводы.

Для нанесения этого «короткого удара» выделялась 32-я танковая дивизия. Для взаимодействия с 3-й кавалерийской дивизией, действовавшей в направлении Пархача, комдив-32 выделил усиленный танковый батальон 64-го танкового полка под командованием подполковника Н.П. Голяса. К 17 часам группа Голяса выдвинулась в район урочища Черный Лес и вместе с кавалеристами приступила к выполнению боевой задачи.

Однако вскоре было получено иное распоряжение. Уже вечером 23 июня полковник Пушкин получил новый приказ командующего 6-й армией на уничтожение прорвавшейся пехоты и 300 танков противника в районе Каменка- Струмилова. Части дивизии и группа подполковника Голяса стали выполнять и этот приказ, однако никакого противника в том районе не оказалось, а в Каменке были советские танки. Таким образом, в течение суток 32-я танковая дивизия в основном совершала длительные марши, общая протяженность которых составила свыше 100 километров (группы Голяса — 130 км). 23 июня вела бой только группа подполковника Лысенко.

Два танковых и один мотострелковый батальоны под командованием подполковника Лысенко в тот день, с 7 до 20 часов вели непрерывный бой на юго-западной окраине Радзеховас 11-й танковой дивизией ХХХХVIII моторизованного корпуса 1-й танковой группы, совместно с передовыми частями 10-й танковой дивизии 15МК. В этом бою группа Лысенко уничтожила 18 танков, 15 орудий и до взвода мотопехоты противника. Потери группы составили 11 танков. В итоге она, не достигнув успеха, отошла в район Батятыче.

Несмотря на успешные действия отдельных частей и подразделений, 4-й и 15-й механизированные корпуса не нанесли противнику значительного урона. К исходу дня соединения немецкой 1-й танковой группы захватили Радзехов и Берестечко.

Вечером 22 июня в штаб фронта прибыл генерал армии Жуков. Ознакомившись с обстановкой, он стал принимать меры к созданию сильной группировки танковых войск в районе Броды, которая была бы способна во взаимодействии с ровенской группировкой (9, 19, 22-й МК) разгромить вклинившегося противника. Так как части 4-го и 15-го мехкорпусов были втянуты в бои и действовали в широких полосах, он решил уменьшить полосу действия 15-го корпуса и усилить его за счет 4-го. По его приказанию, отданному генералу Музыченко, из состава 4-го мехкорпуса выводилась 8-я танковая дивизия. Генерал Жуков рассчитывал нанести мощный удар-в районе Броды силами 8-го и 15-го МК. Так как 8-й мехкорпус не требовал усиления, он подчинил 8-ю танковую дивизию командиру 15-го мехкорпуса генералу Карпезо.

32-ю танковую дивизию командующий 6-й армией вывел из боя и 24 июня направил в район Яворова для нанесения контрудара по яворовской группировке.

32-я танковая дивизия, двигавшаяся днем 24 июня с востока по улицам Львова, столкнулась с колоннами 8-го механизированного корпуса, который двигался навстречу. Создались пробки, которыми воспользовались украинские националисты, беспрестанно обстреливавшие советские подразделения с крыш домов и чердаков. С 13 до 24 часов 24 июня в городе шли настоящие уличные бои с применением стрелкового, а иногда и артиллерийского оружия. Националисты смогли прорваться в городскую тюрьму и выпустить из нее всех заключенных, они же прервали проводную связь штаба 6-й армии со штабом фронта, подняли настоящую панику среди городского населения и части армейских тыловых служб.

Лишь к вечеру 24 июня удалось вырваться из города, охваченного беспорядками, и к рассвету 25 июня сосредоточиться в районе восточнее Яворова. Туда же прибыло управление корпуса с корпусными частями. Во Львове для поддержания порядка были оставлены моторизованный полк 32-й танковой дивизии, 202-й моторизованный полк 81-й моторизованной дивизии, а также ряд подразделений 8-го мехкорпуса и войск НКВД. К 2 часам ночи 25 июня 32-я танковая дивизия сумела, выйдя из Львова, сосредоточиться в Яновском лесу, в районе Грабник.

24 июня боевым приказом командующего 6-й армией № 002 командиру 4МК ставилась следующая задача: подчинив группу Лысенко и передав обратно 81-й моторизованной дивизии один мотобатальон, приданный 32-й танковой дивизии, не ожидая их подхода, выступить в направлении Нагачув, Залеска Воля. Далее, во взаимодействии с 97-й стрелковой дивизией, 4МК следовало в 14:00 24 июня 1941 года нанести удар в направлении Нагачув, Залеска Воля, разгромить противника в районах Олыпина, Хотынец, Млыны, отбросить его за реку Сан и тем снять угрозу охвата соседа слева. 32-й моторизованный полк направлялся во Львов, где должен был сменить 8-й моторизованный полк, несший гарнизонную службу в городе.

К 29 июня противник вышел на ближайшие подступы ко Львову. С отходом 97-й стрелковой дивизии к утру 4-й мехкорпус занимал оборону на фронте Козине, Рудно, Навариа; штаб располагался в лесу в 2 км севернее Оброшина. В течение дня противник в полосе 6-й армии сосредоточил основные усилия на занятии Львова. К 8 часам 29 июня 81-й моторизованной дивизии была подготовлена система огня и отрыты окопы на стрелковое отделение и расчеты огневых средств. Па линии фольварк Феерувка, Оброшин, станция Глинна-Навария было выставлено боевое охранение. 53-й танковый полк занял оборону во втором эшелоне в готовности к контратакам совместно с батальоном второго эшелона 202-го мотострелкового полка.

Командование 6-й армии планировало с утра 25 июня использовать 4-й мехкорпус (без 8-й танковой дивизии) в полосе 97-й стрелковой дивизии, где сложилась крайне тяжелая обстановка в связи с развитием наступления XXXXIX горного корпуса 17-й немецкой армии. Нанеся короткий удар на фронте Бельке Очы, Дрогомысль, Завадув, к исходу дня корпусу требовалось сосредоточиться в районе Шерзец, Рабы, Ульхувэк (район 5 км восточнее Немирова) и иметь в виду 26 июня 1941 года нанесение удара в направлении Смолин, Подемщизна, для разгрома противника на фронте 41-й и 159-й стрелковых дивизий.

Однако штаб 6-го стрелкового корпуса подготовил 32-й танковой дивизии самостоятельную задачу — атаковать в направлении сильно укрепленного противотанкового района, без поддержки пехоты и артиллерии. Задача осложнялась наличием в этом районе реки Якши и заболоченной долины около Язува Старого. К 14 часам дивизия сосредоточилась на исходных позициях в районе Шипки, Ташыки, Бороусы. В 18:20 она атаковала части XXXXIX горного корпуса противника в направлении Басяки, Вареницы, Семерувка. В результате атаки 32-й танковой дивизии, направленной на улучшение положения 6-го стрелкового корпуса, ведущего тяжелые бои в районе Яворова, противник понес потери: 16 танков, 12 орудий, 14 прицепов с боеприпасами. Дивизия не досчиталась 15 боевых машин 63-го танкового полка, 64-й же полк вообще в атаке не участвовал, его танки завязли в болоте. Части дивизии были вынуждены отойти на исходные позиции.

Остальные части 4-го мехкорпуса в 12:00 26 июня 1941 года начали выдвижение из района Стажиска в направлении Судовая Вишня с задачей атаковать механизированные части противника (по данным разведки до 300 танков), двигавшиеся из Мосциска на Львов. 32-я танковая дивизия, совершив 85-км марш, к 18 часам сосредоточилась в урочище Замлынье, организовав разведку силами танкового батальона 64-го танкового полка. В районе реки у Судовой Вишни были обнаружены подразделения 14-го пехотного полка противника, но никаких немецких танков там не было.

В связи с глубоким вклинением противника на киевском направлении командующий войсками фронта приказал соединениям 6-й армии начать отход на новый оборонительный рубеж Новый Почаюв, Пониква, Ушня, Золочев, Гологуры, Ганачув (частный боевой приказ № 0016 от 26 июня 1941 года). Прикрывать отход должны были танковые части. В ночь на 27 июня войска, находившиеся в соприкосновении с вражескими частями, начали отходить, прикрывшись арьергардами.

В 17 часов 26 июня 32-я танковая дивизия получила приказ сосредоточиться в районе Оброшин и быть готовой к действию на Любень-Вельки. На следующий день, 27 июня, боевым приказом № 009 командарм подчинил 32-й моторизованный полк 6-му стрелковому корпусу с задачей занять оборону на участке Бжуховице. Этим же приказом 4-му мехкорпусу ставилась задача на оборону рубежа Залуже, Повитно, по восточному берегу реки Верешица до Лазенки. Корпус, совершив ночной марш из района Судовая Вишня, с 6 часов начал сосредоточение в районе Конопница, Заставе, Оброшин.

32-я танковая дивизия вместо помощи 6-му стрелковому корпусу на яворовском направлении была переброшена на мосцыское направление, где вопреки данным разведки никаких немецких танков не оказалось, а на следующий день вообще была отведена в район восточнее Грудек-Ягельоньски, не имея активной задачи. Новым распоряжением, на сей раз штаба армии, на 4-й механизированный корпус возлагалась задача прикрывать город с запада и не допустить прорыва противника на Львов. В корпус возвращались 8-й и 202-й моторизованные полки, а также подчинялись приданные им 441-й и 445-й артполки. Командарм потребовал от генерала Власова взорвать все мосты и замипировать дороги к западу от города.

32-я танковая дивизия в течение дня вела активную оборону на рубеже Воля Бартатовска, урочище Лес Мейский, фольварк Иетерсгоф, уничтожив 3 танка, 4 легковые машины, подавив батарею противника и потеряв 8 своих танков. В 18 часов был получен приказ командира корпуса о переходе в район Бол. Богданувка, Сугшовка, Кульпаркув с задачей организации подвижной обороны вдоль Яновского шоссе на участке Козине, Женска Руска и по Грудек-Ягелоньскому шоссе на участке Рудно, Зимна Вода. Выполняя приказ, танковые полки заняли указанные рубежи обороны, прикрывая отход частей 6-го стрелкового корпуса через Львов на Винники. К 29 июня противник вышел на ближайшие подступы ко Львову.

В это время 323-й мотострелковый полк, переданный вместе с 79-м зенитным дивизионом и 84-м противотанковым дивизионом в распоряжение командира 32-й танковой дивизии, оборонялся на рубеже Повитно, станция Мшана, Зимна Вода, ведя разведку в направлении Карачинув. Основные силы дивизии в 14:30 были атакованы двумя батальонами противника из района Конопиище. Удар пришелся по правому флангу 202-го полка, занятому 2-м батальоном. Батальон, нанеся немцам поражение огнем, совместно с ротой резерва полка при поддержке 125-го артиллерийского полка и батареи противотанковых орудий контратаковал противника, вынудив его отойти. В 18 часов атаки противника возобновились, но были отбиты артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем. За 5 часов боя было потеряно два 45-мм орудия, 4 пулемета, 7 человек было убито и 12 ранено.

Боевым приказом командующего фронтом № 0025 от 29 июня 4-й мехкорпус выводился в резерв и к исходу дня должен был сосредоточиться в районах Золочев, Зборов, Поморжаны и к утру 1 июля 1941 года — Збараж, Тарнополь, Галушинцы.

32-я танковая дивизия в течение дня вела активную оборону на Яновском и Грудек-Ягелоньском шоссе, отбивая атаки немецких горных егерей. В 7 часов 63-й танковый полк атаковал противника в районе Коноппица, Феерувка и во взаимодействии с 8-м моторизованным полком уничтожил 8 орудий, 11 противотанковых орудий и 5 автомашин. С наступлением темноты дивизия начала отход на рубеж Лесеница, Винники (восточнее Львова). Проходя через Львов, части дивизии вновь столкнулись с активизировавшимися националистами, пришлось вести уличные бои, подавляя огневые точки в домах и на чердаках. При отходе из города были уничтожены склады с боеприпасами, горючим и продовольствием, а также оставшаяся в местах предвоенной дислокации неисправная материальная часть.

30 июня танковые полки 32-й танковой дивизии прикрывали ее отход по золочевскому шоссе. В середине дня командир корпуса приказал частям начать отход с рубежа Лесеница, Винники и к 15 часам 1 июля сосредоточиться в районе 3бараж, Верняки, Кретовце, корпус выводился в резерв.

1 июля командирам 37-го стрелкового и 4-го механизированного корпусов было приказано задержать немецкие колонны, обнаруженные разведкой в районе Куппнец и Лопушкно. Основное усилие требовалось сосредоточить на недопущении захвата Тарнополя. В этот день 32-я танковая дивизия прошла Золочев и двигалась на Тарнополь. В Золочеве и на его окраинах дивизия подверглась интенсивным бомбардировкам авиацией противника. К 8 часам 2 июля 32-я танковая дивизия сосредотачивалась в районе Збаража, куда подтягивала отставшую материальную часть и личный состав.

Части XIVМК немцев (9тд, мд SS "Викинг") продвигались к Тарнополю, поэтому генерал Музыченко в середине дня 2 июля ввел в бой в этом районе боеспособные части 4-го и 15-го механизированных корпусов. Как докладывал в Москву Военный совет фронта, 4-й мехкорпус «успеха не имел и перешел к обороне на рубеже 3бараж, Тарнополь".

В отчете по итогам боевых действий 32-й танковой дивизии сказано об этих боях несколько иначе: "В 19 часов, при прохождении Збараж, головные части дивизии были внезапно атакованы противником силой до 24 танков и 100 человек мотопехоты, засевшей заранее в домах Збараж. Бои продолжались до 24 часов. В результате боя уничтожено: 15 танков, 2 бронемашины, 3 противотанковых орудия, 3 тягача противника."

В результате длительных маршей 4-й механизированный корпус имел значительные небоевые потери. Большое количество техники выходило из строя из-за неисправностей или просто окончания моторесурса танков. Например, 63-й танковый полк 2 июля на станции Млыновцы (близ Тарнополя) отгрузил на платформы для отправки в тыл на капитальный ремонт 17 танков. Еще 3 танка требовали малого и среднего ремонта и могли пройти его в дивизионных мастерских. Множество техники оставлялось в различном состоянии на маршрутах следования. Таким образом, исправных и годных к бою танков в 63-м танковом полку на 3 июля имелось всего 32 танка.

3 июля части армии после неудачных боев в районе Новый Почаюв, Золочев, понеся большие потери, неорганизованно отходили на восток. 4-й механизированный корпус получил приказ командарма на вывод материальной части в тыл. Утром он находился в районе Ожиговцы, к вечеру 3 июля в районе Большие Зозулинцы, Писаревка, Чепелевка. Оперативной директивой штаба фронта № 0040 генерал-полковник Кирпонос ставит задачу корпусу: двигаясь через Старо-Константинов, Бердичев и Житомир, сосредоточиться в районе Ивницы (30 км юго-восточнее Житомира).

При прохождении 32-й танковой дивизией старой границы в районе Ожиговцы, Волочиск командиром 37-го стрелкового корпуса от имени Военного совета армии на усиление корпуса было задержано 10 танков капитана Егорова. К 10 часам 4 июля 32-я танковая дивизия сосредоточилась в районе Чернелевка, Чепелевка, Красилов и в течение 4 и 5 июля подтягивала отставшие машины, заправляла технику и пополняла запасы.

К 6 июля 11тд из состава XXXXVIIMK немцев овладела районом Славуты, Изяславля и Шепетовки, и вышла к линии укрепрайонов на старой границе в районе Полонное, Новый Мирополь. Утром танковая колонна противника прорвалась на Шулейки. Распоряжением штаба фронта корпус был вновь подчинен 6-й армии. Ему ставилась задача сосредоточиться в районе Половинники, Футоры, Волица, Керекетина, Большой Черпятин, Немировка с задачей находиться в готовности к нанесению контрудара в случае прорыва противника в направлении Старо-Константинова. Командование ожидало поворота немецких моторизованных соединений на юг, с целью отрезать отходящие части 6 и 12 армий от рубежа "старой грницы".

К вечеру 6 июля 1941 года соединения подошли к Старо-Константинову. Штаб корпуса расположился в городе, остальные части в районах, указанных штабом фронта, в готовности к контрудару. В состав корпуса вернулась 8-я танковая дивизия, которая с 1 июля никаких боевых действий не вела. 32-я танковая дивизия заняла рубеж обороны северо-западнее Старо-Константинова с задачей прикрыть город с севера от противника, угрожавшего тылам 6-й армии.

В 15 часов 7 июля были обнаружены танки 16-й танковой дивизии противника (генерал Г.В. Хубе), двигавшиеся на Поповны и Пашковцы. Танковые полки 8-й и 32-й танковых дивизий встретили их огнем с места, немцы вынуждены были отступить. В 20 часов 63-й и 64-й танковые полки сами атаковали в направлении Капустина, в результате боя противник был отброшен, потеряв 7 танков и 16 противотанковых орудий. Немецкая 16-я танковая дивизия ушла на север и подошла к Остропольскому укрепрайону в районе Любар, где занимала оборону 211-я воздушно-десантная бригада.

Вечером стало известно, что противник прорвав линию укреплений в районе Нового Мирополя развивает наступление на Бердичев. Корпус снялся с позиций под Старо-Константиновом (на этот рубеж вышла 80-я стрелковая дивизия генерал-майора В.И. Прохорова) и выступил в направлении Чуднова, где должен был сосредоточиться к 12:00 8 июля, организовать противотанковую оборону на реке Тетерев и не допустить прорыва противника на Бердичев. К концу дня части корпуса достигли Острополя.

32-я танковая дивизия в боях 8 июля не участвовала, находясь на привале в районе Смелы. В 15.00 9 июля на основании приказа командарма 4-й механизированный корпус, с утра занимавший оборону Михайленки, Мясковка, Безымовка, Галиевка, перешел в наступление на Чуднов. К вечеру корпус, перерезав Бердичевское шоссе восточнее Чуднова и уничтожив до 40 автомашин, овладел рубежом Городище, южная окраина Ольшанка.

32-я танковая дивизия в 16 часов получила приказ командира корпуса выдвинуться со всей исправной материальной частью в район Янушполь, для совместных с 81-й моторизованной дивизией действий по захвату Чуднова. 10 лучших танков и две бронемашины под командованием капитана Карпова к 22 часам сосредоточились в Янушполе. Остальная материальная часть, способная двигаться своим ходом, под командой капитана Егорова была направлена в лес северо-восточнее Райгородка для совместных действий с 32-м моторизованным полком по его обороне и обеспечения подхода 213-й моторизованной дивизии. Эти подразделения, одними из первых прибывшие под Бердичев, вошли в состав группы войск «Казатин» генерал-майора Огурцова. Достигнув указанного района, группа Егорова вступила в бой в 3 км юго-западнее Бердичева, уничтожив 5 бронемашин и 2 ПТО.

В результате контрудара из Янушполя на Чуднов 4-й механизированный корпус вышел на коммуникации 11-й танковой дивизии противника, прорвавшейся в Бердичев. Но многообещающий успех не имел продолжения, 16-я танковая дивизия противника, прорвав Остропольский УР, атаковала части 49-го стрелкового корпуса, вынудив их отходить. В связи с отходом 49СК (генерал-майор И.А. Корнилов) 10 июля 4-й мехкорпус вынужден был оставить занимаемые позиции и отойти на новый рубеж, заняв оборону фронтом на запад: 3-й мотоциклетный полк — западная окраина Янушпо- ля, мукомольный завод в Янушполе; 8-я танковая дивизия — южная окраина Янушполя, (иск.) Жеребки; 32-я танковая дивизия — Жеребки, Смела.

63-й танковый полк, имевший не более 30 танков, в середине дня оказался в окружении. К вечеру, когда подошли к концу горючее и боеприпасы, к полку сумели пробиться несколько Т-34 из 8-й танковой дивизии. Группа капитана Карпова из Бейзымовки в 20 часов атаковала противника в направлении Ольшанки, но, неподдержанная пехотой, отошла и к 23 часам заняла оборону южнее Ольшанки.

С утра 11 июля 6-я армия на основании директивы комфронта готовила наступление с задачей восстановить прорванные участки укрепленного района и отсечь пехоту противника от его механизированных частей, содействуя планировавшемуся разгрому бердичевской группировки противника. 4МК с 211-й воздушно-десантной бригадой и 637-м стрелковым полком имел задачу — прикрыть направление Дубровка, Краснополь, в 14 часов перейти в наступление в направлении Волица, Дубигце. Но с обнаружением разведкой в 12 часов в районе Мотрунки, Молочки до 200 танков противника, угрожавших срыву окружения Бердичева, решением командующего армией корпус был оставлен для прикрытия рубежа Янушполь, Петриковцы.

32-я танковая дивизия и 211-я воздушно-десантная бригада, приняв бой с группой танков, отошли на юго-восточную окраину Бураки, Подорожна. Дивизия оседлала казатинское шоссе, имея задачу не допустить прорыва противника на Казатин. 32-й моторизованный полк, действовавший под Бердичевом в районе Олынанки, в этот день бросил занимаемые позиции, в результате группа капитана Карпова была полностью уничтожена, к своим вернулся только один танк.

12 июля 4-й мехкорпус с одной стрелковой дивизией 49-го стрелкового корпуса оставил Янушполь и к 18.00 отошел на рубеж Андреяшевка, Клитенка, Крапивна.

С этого момента в документах фигурирует уже только сводный отряд (или группа) корпуса. 32-я танковая дивизия из района Соколец отправила в Прилуки па переформирование тыла и экипажи танковых полков. Из оставшихся подразделений был сформирован отряд из 5 танков и батальона пехоты 32-го моторизованного полка; он был подчинен командиру 8-й танковой дивизии. Управление 32-й танковой дивизии 13 июля также убыло в Прилуки.

32-я танковая дивизия сосредотачивалась в районе города Прилуки. Вся оставшаяся исправная техника была передана в 8-ю танковую дивизию, командиром которой стал полковник Е.Г. Пушкин. Личный состав 32-й танковой дивизии убыл во Владимирскую область, где составил костяк новой 8-й танковой бригады (полковник П.A. Ротмистров) и 91-й танковый батальон. Оставшиеся танки было приказано свести в один батальон и передать в распоряжение командующего Киевским укрепленным районом.

Командиры:
  • Пушкин Ефим Григорьевич (март 1941 - 10.8.1941), полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
19414МК, КОВО4МК, 6А, ЮЗФ?, ЮЗФ10.8.41 расформирована, Обращена на формирование 1 и 8 тбр
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 05.02.2016 Последнее изменение: 05.02.2016