Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

30-я танковая дивизия
Сформирована в 1941 году
Расформирована в 1941 году

30-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Дивизия начала формироваться в феврале-марте 1941 года в Западном особом военном округе в составе 14МК (генерал-майор Оборин С.И.). Формировалась 30тд на базе 32-й танковой бригады в Пружанах.

30-я танковая дивизия, по распоряжению полковника Тутаринова, в ночь на 22 июня 1941 года одним танковым полком проводила ночные стрельбы на танкодроме в районе Поддубно. Днем 21 июня на учениях этого полка присутствовали начальник штаба 4-й армии полковник Сандалов и командир 30-й дивизии — полковник Богданов.

Приказание о приведении в боевую готовность дивизий 14МК, отданное в 3 часа 30 минут, передать в части до начала военных действий не успели.

30-я танковая дивизия была поднята по тревоге в 4 часа 15 минут лишь с началом бомбардировки авиацией противника аэродрома Куплин в районе Пружаны. 61-й танковый полк после ночных стрельб в районе Поддубно к 9 часам утра сосредоточился западнее Пружаны. Дивизия выступила двумя колоннами, имея два передовых отряда в каждом по танковому батальону усиленному артиллерией.

К 6 часам утра дивизия возвратилась танковыми полками из районов ночевки после полковых сборов в Пружаны и готовилась в 7 часов выступать из Пружан на Жабинку. При этом в район сбора направлялись танковые экипажи и тот личный состав, который можно было поднять на имевшемся в дивизии автотранспорте. К 11 часам, согласно донесению командира корпуса С.И.Оборина, 30-я танковая дивизия находилась на марше в район сосредоточения и головой колонны главных сил вышла в район Поддубно, имея всего одну заправку горючего и один боекомплект. На марше дивизию неоднократно атаковала авиация противника.

Наличие техники в 14МК на 22 июня 1941 года
Т-26БТТ-37/38/40Всего:
Управление-6-6
22тд251-5256
30тд211--211
205мд56-561
Всего:528610534

В соприкосновение с противником дивизия своими передовыми батальонами вошла примерно в 11 часов, а главными силами в период с 12 до 13 часов. Передовой отряд 60-го танкового полка вступил в бой с 18-й танковой дивизией противника в районе Щеброво - Пилищи и на некоторое время остановил ее продвижение. Немецкие танки отошли к Видомли. С 14 часов дивизия начала подвергаться массированным налетам авиации, неся тяжелые потери.

Около 15 часов командование 4-й армии решило приступить к оборудованию тылового оборонительного рубежа на линии восточного берега реки Мухавец от Пружан до Буховичей силами мотострелкового полка 205-й мотострелковой дивизии и пешими подразделениями 30-й танковой дивизии. Главные силы мотострелковой дивизии готовили оборону в районе Березы. Однако с получением в 18 часов вечера директивы верховного командования о нанесении ударов по противнику всеми силами командующим армией был отдан новый приказ: перейти утром 23 июня в наступление всем составом соединения. Естественно, что требования как директивы НКО, так и приказания штаба фронта и армии уже не соответствовали сложившейся обстановке.

К исходу 22 июня дивизия (свыше 120 танков Т-26) вела бой на рубеже Пилищи, Подлесье и частью сил севернее Ратайчицы с 17-й и 18-й танковыми дивизиями противника. В ходе боя 22 июня соединение потеряло около 25% личного состава, 30% танков, лишилась трех командиров батальонов и пяти командиров рот. Ночью из соединений корпуса вела бои только 30-я танковая дивизия. При свете осветительных ракет немцы продолжали атаковать и смогли несколько потеснить подразделения дивизии на рубеж Поддубно - Либья.

В боевом приказе № 02, отданном войскам армии в 18 часов 30 минут 22 июня 14-му механизированному корпусу ставились следующие задачи: "С утра 23 июня 1941 года, нанести удар с рубежа Кривляны, Пилищи, Хмелева в общем направлении на Высокое с задачей к исходу дня уничтожить противника восточнее реки Зап. Буг. На правом, заходящем фланге иметъ 30-ю танковую дивизию, а для развития успеха и прикрытия правого фланга — 205-ю моторизованную дивизию. Атаку танков поддерживает бомбардировочный авиационный полк смешанной авиационной дивизии."

В приказе ничего не говорилось о противнике, так как данных о нем вышестоящее командование не имело. В нем не содержалось также никаких указаний по вопросам тыла. Вопреки приказу штаба армии командир корпуса иначе распорядился наличными силами своего соединения: к атаке привлекались лишь танковые подразделения дивизий.

Ночью из соединений корпуса вела бои только 30-я танковая дивизия. При свете осветительных ракет немцы продолжали атаковать и смогли несколько потеснить подразделения дивизии на рубеж Поддубно—Либья.

В 8 часов утра 23 июня 4-я армия перешла в наступление. Атака 120 танков 30-й танковой дивизии в районе Поддубно. Танкисты сразу же попали под сильный огонь противотанковой артиллерии противника, поддержанной с воздуха десятками бомбардировщиков. Затем, будучи обойденной с севера из района Каменец немецкой 17-й танковой дивизией, советские танкисты, неся большие потери, начали быстро откатываться к Пружанам. Уже в 7 часов 30 минут за это местечко завязались тяжелые бои. В организации боя командиру 30-й дивизии помогали начальник штаба 14-го механизированного округа полковник И.В.Тутаринов, а затем и начальник штаба 4-й армии полковник Л.М.Сандалов. Используя свое подавляющее превосходство, немецкие танки наступали на Пружаны группами с разных направлений, поражая советские танки с больших дистанций, чем это могли сделать их противники. Кроме того, по 30-й танковой дивизии противник непрерывно наносил удары с воздуха и от его бомбардировщиков соединение несло потерь не меньше, чем от танков и артиллерии.

В ходе боя за Пружаны немецкая 17-я танковая дивизия обошла местечко с севера, ударила в тыл советским войскам, скованным с фронта 18-й дивизией и ворвалась в этот населенный пункт. В результате короткого боя Пружаны были захвачены, а остатки 30-й танковой дивизии в составе 80-ти танков и подразделения мотострелкового полка 205-й моторизованной дивизии к 9 часам 30 минутам отошли на рубеж Куклин, Линево. С этого рубежа советские войска по настоянию начальника штаба армии перешли в контратаку с целью вернуть Пружаны. Противник, потеряв 20 танков, откатился на западную окраину местечка и оставил район Чахец, но большего этим ограниченным силам 4-й армии добиться не удалось. Бои на этом направлении с переменным успехом продолжались до 20 часов вечера, когда 30-я танковая дивизия подверглась фланговому удару со стороны Запруд и была вынуждена отойти на Селец.

Между тем около 18 часов 23-го июня противник возобновил свои атаки в районе Пружан и вдоль Варшавского шоссе. Слабые, потерявшие боеспособность и управление части 4-й армии были легко сбиты с занимаемых позиций. 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии частью сил направились на Пружаны, угрожая флангу 30-й танковой дивизии, главными силами продолжили продвижение на Березу. Уже в 19 часов 30 минут они достигли реки Ясельда, где их задержали отдельные подразделения 205-й моторизованной дивизии и 67-го инженерного батальона 14-го механизированного корпуса.

Перед отходом части дивизии успели произвести заправку машин и танков на окружном складе в Оранчицах, затем этот склад распоряжением командира дивизии полковника С.И. Богданова был взорван. Сбор остатков соединения был организован в районе Селец. 30-я танковая дивизия вела бои северо-западнее Селец, а штаб 14МК разместился в лесу севернее этого местечка. Утром 24-го июня остатки дивизии продолжают отход на Бытень.

Корпус на 24 июня имел задачей нанести удар на Ружаны, содействуя наступлению 121-й стрелковой дивизии и 6-й кавалерийской дивизии 10-й армии. По решению генерала С.И. Оборина к атаке на Ружаны привлекались танковые подразделения 30-й дивизии, как наиболее боеспособного соединения мехкорпуса. После захвата Ружан поздно вечером 23 июня часть сил XXXXVII немецкого армейского моторизованного корпуса продолжила движение на Слоним, а часть повернула на юго-восток с целью выхода на Варшавское шоссе. При появлении танков противника в тылу войск, оборонявшихся на реке Ясельда, в боевых порядках 28-го стрелкового корпуса поднялась паника. Воспользовавшись ею, танковые дивизии немецкого XXIV армейского корпуса на рассвете 24 июня легко прорвали необорудованный рубеж остатков 4-й армии по реке Ясельда. Основная тяжесть по сдерживанию противника легла на импровизированные моторизованные отряды 14-го и 28-го корпусов. В связи с этим командарм отменил участие 30-й танковой дивизии в наступлении на Ружаны, вместо нее для удара предназначалась 22-я дивизия, находившаяся в 20 км от рубежа атаки.

24.6.1941 г. в 14 часов 3-я танковая дивизия противника подтянув свою мотопехоту и артиллерию прорвала наспех созданную оборону полка 55-й стрелковой дивизии. Только с помощью вновь прибывших в район Городище стрелковых и артиллерийских подразделений дивизии при поддержки оставшихся 25-ти танков 30-й танковой дивизии противник к 18 часам был остановлен на реке Щара по линии Воньки - Мазурки.

Всю ночь на 25 июня шел бой 55-й стрелковой дивизии на Варшавском шоссе против 3-й немецкой танковой дивизии. В семь часов утра советские пехотинцы под давлением танков начали отход. Лишь контратаками танкового отряда 30-й танковой дивизии через час противник был задержан на рубеже Русиновичи - Тальминовичи, где успели развернуться только что подошедшие новые подразделения 55-й стрелковой дивизии.

Приказом № 07, подписанным в 10 часов 30 минут 25 июня, командарм отводил не танковые части 14-го мехкорпуса в Слуцк для приведения в порядок, а отряд полковника Богданова переводил в подчинение командира 55-й стрелковой дивизии.

Тяжелые бои шли 25 июня на участке 55-й стрелковой дивизии, поддержанной отрядом полковника С.И. Богданова. Лишь незадолго до наступления темноты после массированных авианалетов 3-я танковая дивизия противника смогла прорвать боевые порядки советских войск. Немецкие тапки хлынули на Слуцк. Как и прежде, вся тяжесть по сдерживанию темпов наступления противника легла на импровизированные моторизованные отряды 14-го корпуса. Ввиду малочисленности их составов действия сводились к созданию заграждений на маршрутах движения немецки танков и периодическим обстрелам колонн.

Только на линии Тимкопичи—Семсжепо— Кр. Слобода Слуцкого укрепленного района пешие подразделения 14-го корпуса во главе с генерал-майором С. И. Обориным оказали сопротивление противнику и смогли его ненадолго задержать. В этом бою командир корпуса был тяжело ранен и эвакуирован в тыл. В командование остатками 14-го механизированно¬го корпуса вступил полковник И.В. Тутаринов.

К 8 часам утра немецкие танки прорвались в Гулевичи, куда незадолго до того прибыл штаб армии. Управление 4-й армии понесло потери и смогло выйти из опасной зоны лишь благодаря героическим действиям 30-го мотострелкового полка, сумевшему остановить противника на подступах к Слуцку на линии Лядно— Малышевичи. Небольшие силы советских войск на этом рубеже смогли задержать немецкую 3-ю танковую дивизию на несколько часов, способствуя организации обороны Слуцка силами отрядов 28-го стрелкового корпуса и 161-го запасного стрелкового пол ка. Лишь в 15 часов немецкие танки после сильного авиационного и артиллерийского налета смогли преодолеть эту необорудованную в инженерном отношении линию.

К моменту подхода противника к Слуцку положение оборонявшихся было следующим: сводный отряд 28-го корпуса оборонял северную часть города п по реке Случь 2 километра севернее его, отряд 14-го мехкорпуса с двумя ротами 161-го полка рубеж южнее Козловичей, во втором эшелоне находился отряд 30-й танковой дивизии, сосредотачивавшийся в районе Подоресье, Волошево, Сороги. Остатки 55-й стрелковой дивизии для приведения в порядок собирались в Уречье, в своем летнем лагере. Кроме того, из задержанных на Слуцком контрольно-пропускном пункте военнослужащих различных частей, отступавших на восток, были сформированы четыре роты, сведенные в батальон. Эта часть, совершенно не имея артиллерии, была развернута на линии Омговичи—Калита, где спешно готовила оборону, оперативно подчиняясь командиру 14-го механизированного корпуса. Штаб корпуса разместился в Повстыне.

Противник всю ночь на 27 июня атаковал рубеж обороны сводного отряда 28-го корпуса и незадолго до рассвета овладел северной частью Слуцка. Учитывая, что долго на линии реки Случь продержаться не удастся, командующий 4-й армией принимает решение на отвод всех отрядов 28-го стрелкового корпуса на более крупную естественную водную преграду — реку Птичь, в надежде подготовить там тыловой рубеж. С утра 27 июня вся тяжесть по сдерживанию натиска противника в районе Слуцка легла на управление 14-го механизированного корпуса и подчиненные ему отряды. Как и день ранее, советские войска широко применяли заграждения на дорогах приспосабливая для этого даже неисправные автомашины и танки. Для прикрытия таких заграждений оставлялись небольшие группы с ручным оружием и иногда с отдельными противотанковыми орудиями.

К утру 27 июня, после отхода 28-го стрелкового корпуса,, положение отрядов 14-го корпуса было следующим: передовой отряд в составе трех рот, пяти орудий и двух бронемашин совместно с двумя ротами 161-го стрелкового полка занимал оборону по реке Случь от Варшавского шоссе до железной дороги Слуцк— Уречье. Второй отряд (четыре роты) с остатками 22-й танковой дивизии готовил рубеж Омговичи—Калита, отряд 30-й танковой дивизии с небольшим количеством танков находился во втором эшелоне в районе Подоресье, Большая Боровая, Волошево, Сороги.

Остатки корпуса имели несколько 122-мм гаубиц, 76-мм пушек и 45-мм противотанковых орудий. В подвижном резерве командира корпуса были два танка и бронеавтомобиль. На рассвете 27 июня 3-я танковая дивизия противника возобновила атаки и смогла подойти к линии Омговичи—Калита, где вновь была задержана советскими войсками. Только около полудня часть этой дивизии, обойдя оборонявшихся с севера через Подоресье, вышла на Варшавское шоссе и устремилась на Старые Дороги, где находился штаб 4-й армии.

Управлению армии под огнем немецких танков удалось на автомашинах отойти за реку Птичь. Мост через реку взрывать было нечем — взрывчатки армия не имела, поэтому его облили бензином и подожгли. Однако появившиеся около 18 часов немецкие танки прошли по горящему мосту и без труда сбили с занимаемых позиций отряды 28-го стрелкового корпуса, которые так и не смогли достаточно подготовить рубеж к обороне. Сказались крайняя усталость солдат и почти полное отсутствие средств противотанковой обороны. Это привело к тому, что отряды корпуса были рассеяны по прилегавшим к Варшавскому шоссе району, небольшие их остатки переправлялись через Березину в течение 28 и 29 июня 1941 года.

Обход частей 14-го механизированного корпуса стал возможным из-за крайне слабой разведки намерений противника, а также отсутствия соседей слева и справа. Выход немецких танков в район Старых Дорог поставил корпус в тяжелое положение. Тем не менее, советские войска удерживали район Калита, Омговичи, Волошево до полудня 28 июня, перекрывая прямой путь немецким войскам по Варшавскому шоссе. В боях 28 июня погиб комиссар корпуса Носовский, а сам командир полковник Тутаринов был тяжело ранен и эвакуирован в Могилев. Командование войсками в этом районе принял полковник С. И. Богданов, решивший начать отход на Осиповичи.

Остатки корпуса (22-я и 30-я танковые дивизии, 22-й мотоциклетный полк из 17-го МК) были выведены в Московский военный округ. Планировалось воссоздание корпуса, в его состав предназначалась 5-я танковая дивизия бывшего 3-го мехкорпуса. Однако эти планы так и не были реализованы — корпус был расформирован.

Командир дивизии полковник Богданов С.И. был назначен начальником автобронетанкового отдела Московского военного округа. С 21 июля 1941 года полковнику Богданову было присвоено высокое воинское звание – генерал-майора танковых войск. Но вскоре он был назначен заместителем командующего 5А ЮЗФ.

30 июня 1941 года расформирована.
Командиры:
  • Богданов Семен Ильич (февраль 1941 - июль 1941), полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194114МК, 4А, ЗОВОразгромлена в Белорусии, 30.6.41 расформирована
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 04.02.2016 Последнее изменение: 26.02.2016