Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

28-я танковая дивизия
Сформирована в 1941 году
Преобразована в 1942 году
Преемник: 241 сд (ф. 1941 )

28-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Сформирована в марте 1941 г. в ПрибОВО в составе 12МК (23, 28тд 202мд) ген-майора Шестопалова Н.М.

Дивизия формировалась на базе 27-й легкотанковой бригады, 28-й гаубичный артиллерийский полк создавался на базе 569-го артиллерийского полка 2-й мотострелковой бригады.

К началу войны корпус не закончил полностью укомплектование и обучение. В корпусе числилось 30 436 человек личного состава, причем, если укомплектованность рядовым составом была близка к штатной, то командных кадров низшего и среднего звена явно не хватало. Например, в 23-м отдельном батальоне связи не было ни одного командира взводов радистов, а 23-й отдельный разведывательный батальон вообще не имел штаба батальона. В управлении корпуса с корпусными батальоном связи и инженерным батальоном из 182 сержантов, положенных по штатной численности — на 1 июня 1941 года имелось — 68, а в 581-м батальоне связи 202-й мотодивизии из 54 сержантов было всего 19.

Укомплектование корпуса новыми танками Т-34 н КВ планировалось начать с июля 1941 года, с вооружения ими одного из танковых полков 28-й танковой дивизии. Для усиления брони легких танков в корпусе с помощью окружных рембаз производилось экранирование брони. Слабой была обеспеченность корпуса и средствами радиосвязи. Штаб корпуса имел единственную радиостанцию 5-ЛК, а в 202-й дивизии из положенных 113 радиостанций числилось только 60.

В июне 41г. 28тд дислоцировалась в Риге. 18 июня начала выдвижение к границе.

Наличие техники в 12МК на 22 июня 1941 года
БТ-7Т-26ВиккерсФиат 3000Рено FT17Танкетки
23тд-35017--2
28тд236689---
202мд-65166611
Всего:242483426613
ЧТТ-26 (тягач)Всего таков:БА-10БА-20Всего БА
23тд9338110515
28тд1-314101525
202мд-110512315
Всего:104806502373

Также имелось на вооружении 288 орудий и минометов, 199 тракторов, 2945 автомашин.

16 июня 1941 года в 23:10 командование 12МК получило директиву штаба округа о скрытной передислокации соединения в новые районы. 18 июня в 13 часов Шестопалов отдал приказ № 0033 о приведении дивизий корпуса в боевую готовность: «привести в боевую готовность все части в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять. Всю работу проводить быстро, но без шума, без паники и болтливости, иметь положенные нормы запасов, необходимых для жизни и боя».

Согласно этому приказу части должны были сосредоточиться в следующих районах. 28-я тд — в лесах Бунойнн, М. Груджяй, Бриды, Норейки, КП — лес 1,5 км северо-восточнее Норейки. Должна была сосредоточиться к 5:00 20 июня 1941 года 23-ятд— Тиркшляй, Седа,Тельшяй, Тришкяй, KП—лес 2 км севернее Наримдайчяй. Сосредотачивалась к 5:00 20 нюня 1941 года. 202-я мд — в лесах Драгамай, Гесьви, Домбавас, Науконис, KП — лес 1,5 км восточнее Сенканы. Передилокацию должна была завершить к 14:00 19 июня. Штаб корпуса в лесу 2 км западнее Найсе, к 4:00 20 июня 1941 года.

В 23:00 18 июня дивизии выступили в поход, совершая марши только в ночное время, а днем находясь на отдыхе. 19 нюня в 15 часов выступил из Митавы штаб корпуса. Моторизованный полк 28-й танковой дивизии остался гарнизоном в Риге в распоряжении штаба округа до подхода в город 183-й стрелковой дивизии и 5-го мотострелкового полка НКВД.

21 июня дивизии и корпусные части сосредоточились в указанных им районах, организовав охрану и круговую оборону.

Скрытное сосредоточение корпуса к началу военных действий позволило ему в первое время избежать потерь от авиации противника. Налеты люфтваффе на места прежней дислокации войск 12-го МК приходились по пустым военным городкам.

В 8:40 из штарма-8 было получено приказание о немедленной выброске одного мотострелкового батальона со взводом танков 202-й мотодивизии в районе Куртупенай, 28-ю танковую дивизию подготовить к переходу в Ужнептис. Уже в 9 часов 45 минут 22 июня командующий фронтом принял решение на использование мехкорпусов для разгрома прорвавшегося противника. 12-й корпус в соответствии с этим приказом должен был наступать в расходящихся направлениях: 23-я танковая дивизия должна была ликвидировать противника в районе Кретииги, а остальные силы корпуса с рубежа Тяльшай—Понентис наступать «во флангу и в тыл противнику, прорывающемуся на Таураге», то есть на германскую территорию. Корпус подчинялся управлению 8-й армии.

Командующий 8-й армии получил директиву командующего фронтом только в полдень 22 июня, на основании чего принял решение нанести удар по противнику всеми имеющимися в его распоряжении силами.

Главные силы корпуса командарм намеревался направить с 4 часов утра 23 июня с рубежа Варпяй, Ужвептис на Таураге. Однако из за передачи 23тд в подчнение 10СК, а 202мд в 11СК к середине 22 июня в 12-м механизированном корпусе фактически осталась одна неполная 28-я танковая дивизия.

В 23 часа 40 минут 22 июня командир 12МК на основании приказа командующего армией принял решение и поставил боевые задачи соединениям корпуса. Части должны были быть готовы к наступлению к 4:00 23 июня. 23-я танковая дивизия должна была наступать в направлении Тверам, Лаукува, Байсяй, Упинас; 28-я танковая дивизия — в направлении Валишкяй, Машиле, Квашяп, Скаудвилс. 202-я моторизованная дивизия должна была прочно удерживать рубеж Карклеиай, (иск.) Пакражанус, не допуская противника со стороны Таураге на север и северо-восток. Корпус был разбросан на фронте шириной 90 км и глубиной до 60 км. Кроме того, не предусматривались активные действия моторизованной дивизии и 10-го мотоциклетного полка —а учитывая тот факт, что 28-й мсп остался в Риге, наступление танков корпуса мотопехотой поддерживал только 23-й мсп.

28-я танковая дивизия, выдвигаясь из района севернее Шяуляя, опоздала на рубеж развертывания на 6 часов и подошла туда только к 10 часам 23 июня, совершенно не имея горючего.

Танковые соединения, избежавшие потерь от авиации противника в первый день войны, затем подвергались непрерывному и безнаказанному воздействию с воздуха. При их выдвижении в исходные для атаки районы 23-я дивизия потеряла от авиаиалетов противника 17 танков, а 28-я — 27 танков.

Командующий фронтом, не имея устойчивой связи с 8-й армией, направил в 3-й и 12-й мехкорпуса для оказания помощи в организации ударов начальника АБТ управления фронта полковника П.П. Полубоярова. Посетив оба корпуса, Полубояров пришел к выводу, что переход в наступление в 4 часа утра является невозможным. Он самостоятельно принял решение о переносе времени начала атаки для 12-го механизированного корпуса на 11 часов 23 июня, о чем в 6 часов утра донес командующему фронтом. Время до начала атаки намечалось использовать для ведения разведки сильными танковыми отрядами.

Однако и новое время наступления оказалось нереальным. 28-я танковая дивизия, совершив 50-км марш в район Жвиридис, Ужкиряй, Попрудиис, Домбалис, стояла без горючего. Для заправки танков дивизии требовалось не менее 60—70 тонн бензина, а его на месте не было. Дивизионные склады все еще оставались в районе постоянной дислокации — в Риге, в 190 километрах от расположения дивизии. Начальник тыла корпуса полковник Гринберг и начальник снабжения 28-й танковой дивизии интендант 1 ранга Дергачев делали все, чтобы своевременно обеспечить танковые части горючим. Однако авиация противника непрерывно преследовала высланные в Ригу колонны автоцистерн, и в результате часть необходимого дивизии горючего была доставлена только в 13 часов. До 15:00 дивизия производила разведку в направлении Кражяй, где противника не оказалось.

Командир 28-й танковой дивизии в 18 часов при обнаружении немецких танков развернул головной 55-й танковый полк в боевой порядок, двумя танковыми батальонами фронтом к противнику; один танковый батальон получил задачу ударить во фланг немецкой танковой части. Этот маневр возглавил заместитель командира танкового полка — майор Б.П. Попов. К 22 часам 23 июня завязался первый бой 28-й танковой дивизии.

Группа Попова в составе 17 танков отбросила противника на 5 километров к югу. Вторая группа (23 танка), атаковав провтивника, смогла овладеть дорогой Калтиненай—Расейняй. В этом бою 28-я танковая дивизия уничтожила 14 немецких танков, 20 орудий и до батальона пехоты. Серьезные потери понесла и она сама. В бою погиб майор Б.П. Попов, которого впоследствии представили к званию Героя Советского Союза (посмертно), погибли два командира танковых батальонов, подбито 13 советских танков. С наступлением темноты дивизия отошла на север и укрылась в лесу.

Приступив к выполнению задачи, поставленной командиром корпуса 28-я танковая дивизия, к часу ночи сосредоточившаяся в лесах севернее Пашиле, к 8:00 вышла в район Повшинис, Горайне, Жуковщизна, имея 1/4 заправки. В 13:00 дивизия получила приказ № 02 и сообщение о том, что горючее поступит к 16:00. В действительности оно было подано только в 19 часов и только в 20:00 дивизия выступила для выполнения задачи. К 22:00 части 28-й тд сосредоточились в районе Карклеиай, где стало известно, что комкор перенес атаку на 25 июня.

К вечеру 24 июня командованию фронта стало ясно, что разгромить 4-ю танковую группу имевшимися силами невозможно. Предпринятый контрудар к желаемым результатам не привел. Ввиду этого было принято решение отвести войска 8-й армии на рубеж реки Вента в течение двух дней под прикрытием танковых дивизии 12-го механизированного корпуса.

Командир 12-го мехкорпуса из-за отсутствия связи с вышестоящими штабами не получил приказа на отход. Поэтому около трех часов утра 25 июня он приказал командирам 23-й и 28-й танковых дивизий продолжать наступательные действия юго-западнее Шяуляя. По замыслу командира корпуса, танковые дивизии, наступая по сходящимся направлениям, должны были отсечь часть сил прорывающейся к Шауляю группировки противника и уничтожить ее. Начало наступления устанавливалось для 28-й дивизии (направлении Каркленан, Ужвентис) — в 4 часа, для 23-й дивизии (в направлении Стулгяй) — в 6 часов.

28-я танковая дивизия, имея около 130 танков, перешла в атаку у местечка Пашиле в направлении Карленай, Полугуе, Ужвентис. Танковые полки к 10:00 подошли к Пашиле, где были встречены огнем ПТО и артиллерии крупных калибров. Части танков 28-й динизии удалось прорваться в глубину расположения противника и разгромить колонну моторизованного полка, выдвигавшегося по шоссе на Шяуляй. Ожесточенный бой продолжался 4 часа. Были уничтожены 3 тяжелых и 14 противотанковых орудии и до двух батальонов пехоты, захвачено 6 тяжелых и 24 противотанковых орудия, несколько танков, большое количество пленных, нарушено организованное движение немцев по шоссе.

В ходе утренней атаки на Нашиле дивизия также понесла тяжелые потери, 48 танков остались подбитыми на поле боя, сгорело и застряло в болотах. В 15:00 в лесу северо-западнее Пашиле сосредоточились штаб дивизии, развtдбатальон и остатки танковых полков (около 30 боевых машин). В 16 часов под прикрытием разведывательного батальона части 28-й тд вышли в район Каркленай. Вышедшие танки отбуксировали 16 76-мм орудий 9-й противотанковой бригады полковника Н.И. Полянского, стоявших на западной окраине Каркленая. В бою 25 июня дивизия понесла самые большие потери в личном составе и матчасти. Погибли командир 55-го танкового полка майор С.Ф. Онищук, командиры танковых батальонов майор Н.К. Александров и капитан И.В. Иволгин, помощник командира дивизии но технической части — подполковник Соболев. Всего в тот день дивизия лишилась 84 танков.

Пока шло ожесточенное танковое сражение под Шяуляем, стрелковые и артиллерийские части 8-й армии с 25 июня начали организованный отход за реку Вента по линии Мажейкяй— Радвилишкис. 23-я танковая дивизия прикрывала отход соединений 10-го стрелкового корпуса. После занятия армией этого рубежа части 12-го мехкорпуса собирались за боевыми порядками пехоты в районе Груджяй, Мешкуйчай, Боричяй. К исходу дня через командира 11-го стрелкового корпуса генерал-майора Шумилова было получено приказание командарма-8 (датированное 20.00 26.06), в котором 12-му механизированному корпусу ставилась задача в ночь на 27 июня сосредоточиться: 23-й тд в районе Илебенис, Наркунай, Новайки, Мешкуйчяй; 28-й тд — Армонайчяй, фл. Гудзюны, Минельги, Мышейкис с задачей короткими контрударами уничтожать прорывающиеся танки противника, не допуская обхода левого фланга армии.

28-я танковая дивизия, заправившись в районе Вержипы, продолжала выполнять приказ на отход, потеряв от бомбардировок 6 танков.

В 7:00 части 28-й танковой дивизии начали совершать марш двумя колоннами в район обороны но южному берегу реки Мужа. В 17:00 танки противника выдвинулись к Гедвсйнее, обходя правый фланг дивизии. В завязавшемся бою было подбито до 6 танков и 2 противотанковых орудия противника. Потери дивизии составили 8 танков.

В ночь на 27 июня на командный пункт комдива 28тд прибыл генерал Шестопалов. Он информировал Черняховского об общей обстановке на шяуляйском направлении, поставил новую задачу… 28-й танковой дивизии было приказано занять оборону на южном берегу реки Мужа, прикрыть переправы через реку и задержать продвижение противника на Ионишкис и Пашвитинис…

К полудню 27 июня 28тд вышла к реке. Перед Черняховским встал сложный вопрос – каким образом с наибольшим эффектом закрыть врагу пути к переправам и выиграть необходимое время для отходивших войск. В наличии имелось до 40 танков, четыре батареи полевых гаубиц, около сотни спешенных танкистов, немного разведчиков, саперов, связистов. А ширина оборонительной полосы дивизии достигала 10 километров. Для обороны каждой вероятной переправы через реку Мужа была выделена специальная группа в составе двух-трех танков и одного-двух отделений спешенных танкистов с пулеметами, снятыми с выбывших из строя боевых машин. Для прикрытия правого фланга дивизии Черняховский выслал разведывательный дозор из семи танков во главе с майором Швейкиным. На северном берегу реки Мужа занял боевые позиции гаубичный артполк и расположился подвижный танковый резерв под командованием майора Герко. Танки заняли оборону на участке Вайды, фл. Помуше, гаубичный артполк сосредоточился на огневых позициях в лесу восточнее Касакая.

В 17:00 танки противника выдвинулись к Гедвсйнее, обходя правый фланг дивизии. В завязавшемся бою было подбито до 6 танков и 2 противотанковых орудия противника. Потери дивизии составили 8 танков. Одновременно немцы развернули наступление и в обход правого фланга по северному берегу реки Мужа. Обходный маневр к югу от Ионишкиса врагу преградил майор Швейкин со своими семью танками. Он смело атаковал гитлеровцев, уничтожил три орудия и до взвода пехоты. А потом, потеряв три танка, вынужден был перейти к подвижной обороне. Чтобы избежать вторичного окружения, Черняховский с наступлением темноты отвел свои части на южный берег реки Лиелупе, в район Бауска.

Оперативная группа штаба корпуса, никого не поставив в известность, перешла в новый район, в лес южнее Борисели. Командование и штаб корпуса в первой половине дня 28 июня не знали обстановки на фронте, вынуждены были бездействовать, ожидая, пока восстановится связь с соединениями. Противнику удалось окружить в районе Борисеиы (севернее Шяуляя) командный пункт 12-го механизированного корпуса.

Сам командир корпуса разрывом мины был тяжело ранен, попал в плен, где и умер 2 августа 1941 года в лагере военнопленных в Шяуляе. Судьба командования корпуса, окруженного в районе Борисеиы, оставалась неизвестной, и временное командование корпусом 28 июня вступил начарт полковник Разинцев.

Дивизии корпуса отходили через Елгаву на Ригу. Туда же отходил и 28-й мотострелковый полк, который выполнял приказ командующего фронтом по деблокаде военно-морской базы Лиепая и окруженных там частей 67-й стрелковой дивизии.

28 июня по приказу штаба 8-й армии 28-я танковая дивизия выдвигалась в район Бауски и далее на Ригу. Там для патрулирования и охраны города уже находилась часть танков 23-й танковой дивизии. В 11 часов через делегата связи 28-я дивизия получила приказание сосредоточиться на северном берегу Двины в районе станции Кегумс, где и заняла оборону к 22 часам. 12 механизированный корпус получил задачу оборонять полосу по реке Западная Двина шириной около 40 километров, имея при этом около 9 тысяч человек личного состава, 50 танков и 47 орудий. Оборона корпуса характеризовалась низкой плотностью по людям, танкам и артиллерии из расчета на 1 километр фронта. 28тд был выделен участок обороны Коакиес, Плявинас.

30 июня 1941 года немецкая 36-я моторизованная дивизия форсировала Западную Двину и прорвала линию не успевшей занять оборону 202-й мотодивизии. В районе Крустпилса образовался новый крупный плацдарм XXXIMK противника, нацеленный на Псков. Военный Совет 8-й армии решил ликвидировать плацдарм в районе Крустпилса силами 202-й моторизованной и 28-й танковой дивизий, которые были подчинены из-за отсутствия штаба 12-го механизированного корпуса командиру 65-го стрелкового корпуса генерал-майору К.В. Комиссарову. В 16 часов он получил приказ: уничтожить переправившегося противника и взорвать переправы. Но выполнить эту задачу генерал Комиссаров не смог, так как ему не удалось собрать отошедшие в разные районы части 12-го механизированного корпуса. 28-я танковая дивизия в течение 30 июня и 1 июля отбивала неоднократные попытки противника переправиться через Двину на своем участке. 1 июля дивизия начала отход от рубежа Двины из-за невозможности его удержать столь малыми силами.

Однако 2 июля отход был прекращен и 30 танков 23 тд , мсп 28тд, гап 28тд заняли рубеж Кули, мз. Пежкули. 12МК была поставлена задача контратаковать противника в направлении Мадоны и наступая далее восстановить оборону по берегу Зап. Двины. Понимая абсурдность такого приказы в даных условиях дивизия во второй половине 3 июля перешла в атаку в направлении Мадоны. Решительных результатов добиться не удалось, но противник был на какое то время задержан. Вечером дивизия начала отход и к утру 4 июля сосредоточилась у м. Велена.

На 4 июля 12-й мехкорпус имел всего 50 танков, из них в 23-й тд — 10 танков, в 28-й тд — 22 танка. 202-я моторизованная дивизия имела около 600 человек личного состава. 5 июля поступил приказ о выводе остатков 12-го механизированного корпуса из боя. 28тд выводилась в район Торошино, куда части дивизии прибыли 6 июля. Вся неисправная техника была погружена на жд эшелоны для эвакуации в тыл.

За период с 22 июня по 7 июля 1941 года боевые потери 28-й тд составили 133 танка, по техническим причинам вышло из строя — 68 танков. Итого — 201 танк.

8 июля поступило распоряжение о выводе дивизии в тыл в район Новгорода. К 11 июля части дивизии сосредоточились в район Дорожно, Поляны,Всячина и приступили к отдыху и пополнению, при этом 28мсп и дивизион гап были переданы в состав 202мд.

С 14-го августа 28-я дивизия принимает участие в обороне Новгорода. К этому времени в ней имелось только семь танков: два КВ и пять БТ-7. 15.8.1941 г. дивизия получает приказ передислоцироваться в Новгород и в составе оперативной группы комдива Коровникова занимает там прочную оборону. С 18 по 24 августа части дивизии ведут кровопролитные бои за Новгород. После долгих кровопролитных боев 28-я дивизия отошла в район Кирилловского монастыря в 3—4 км восточнее Новгорода. 24.8.1941 года остатки дивизии отводятся на восточный берег реки Малый Волховец, через сутки занимают линию обороны нас.п. Спас Нередица – с. Кунино. После взятия противником монастыря дивизия до конца августа вела оборонительные бои, затем была переброшена в район Демянска в распоряжение командующего 27-й армией генерала П.Э. Берзарина.

Гитлеровцы, захватив Старую Руссу, обтекали Ильмень с юга. Нужно было воспрепятствовать их дальнейшему продвижению и не допустить высадки на восточный берег озера. Ночью дивизия свернула полки в колонны и в предрассветном тумане по лесным тропам двинулась форсированным маршем к Ильменю. В ту же ночь дивизия получает приказ выступить под Демянск, где противник прорвал оборону. Спустя несколько дней, дивизия ведет бои на рубеже Пригорье-Гибно.

Противник вводил в бой все новые и новые части и отдельные подразделения. Уже в дело ввязались две полноценные дивизии и много артиллерии. На «нейтральной» полосе горели подбитые немецкие боевые машины и громоздились груды вражеских трупов. Несмотря на упорное сопротивление советских войск, противник все глубже и глубже охватывал фланги танковой дивизиии в конце концов просочился в тыл. Нужно было отходить. Вечером 30-го августа, оставив арьергардное прикрытие в Гибно, дивизия отвела свои части в большую, заросшую орешником лощину, которая тянулась вдоль берегов мелководной речушки от деревни в глубь леса. Дивизия оказалась в окружении, однако через день успешно прорывается к главным силам Красной Армии и получает приказ занять линию обороны Селигер – Полонец.

На 13 сентября 1941 года в составе дивизии осталось 552 человека, 4 орудия.

Уже в середине сентября дивизия числилась в документах СЗФ как 28сд (хотя другая сд под таким же номером обороняла Киев в составе 37А).

13 декабря 1941 года переформирована в 241-ю стрелковую дивизию. 55-й танковый полк переформирован в 303-й стрелковый, 56-й танковый полк — в 318-й стрелковый,а 125-й танковый полк — в 332-й стрелковый полк.

Состав:
55 и 56 тп, 125 тп (с 22.8.41 г.), 28 мсп, 28 гап, 28 озад, 28 рб, 28 понб, 28 обс, 28 медсанбат, 28 атб, 28 рвб, 28 ррег, 28 пхз, двл, 838 ппс, 689 пкг
Командиры:
  • Черняховский Иван Данилович, полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194112МК, 8А, ПрибВО12МК, 8А, СЗФНовгородская ОГ,СФ48А, ЛенФ27А, СЗФ27А, СЗФ27А, СЗФ
194213.12.41 переименована в 241сд, 34А, СЗФ
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 04.02.2016 Последнее изменение: 04.02.2016