Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

260-я стрелковая дивизия
Сформирована в 1941 году
Расформирована в 1941 году

Участие в операциях: Смоленское сражение, Московская битва

260-я стрелковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

8 июля 1941 года Государственный комитет обороны постановил сформировать к 1 августа 56 новых стрелковых, и 10 кавалерийских дивизий, из военнослужащих запаса возрастом до 45 лет. По этому Постановлению, восемь стрелковых дивизий создавались на территории Калининской области. В г. Кимры началось формирование дивизии, получившей номер 260.

Командиром 260 сд был назначен полковник Василий Данилович Хохлов. Комиссаром стал полковой комиссар Иван Климентьевич Осадько, начальником штаба – полковникИван Васильевич Сидяк. Стрелковая дивизия включала в себя, помимо управления, три стрелковых полка, артиллерийский полк, и другие специальные и хозяйственные службы. Согласно Постановлению ГКО, было допущено отступление от штата: в состав 260-й и аналогичных вновь формируемых стрелковых дивизий не был включен гаубично-артиллерийский полк. Кроме того, эти дивизии имели сокращенный состав: будучи сформированной, 260 сд насчитывала около 10500 человек.

Необходимо отметить, что, в отличие от других создаваемых в июле дивизий, в 260-ю дивизию в момент формирования была передана 10-я Московская стрелковая дивизия народного ополчения. Таким образом, формирование началось с прибытия в Кимры командного состава 10 мсдно, ставшего ядром новой дивизии. Несколько дней ушло на создание вспомогательных служб и подготовку к приему основной части личного состава. Одновременно прибывали призванные из запаса офицеры, а также выпускники военных училищ. Постановление ГКО от 19 июля, наряду с уточнением сроков формирования дивизий (260 сд надлежало быть готовой к 26 июля 1941 г.), утверждало вооружение и план его подачи дивизиям. Из этого постановления видно, что значительная часть вооружения и автотранспорта должна была поступить из других округов и за счет производства, то есть непосредственно с заводов.

Бывший командир взвода топографической разведки второго дивизиона 839 ап Я.А.Гельфандбейн так вспоминает о вооружении своего полка: Полк получил разношерстное вооружение. «Бомба», «картуз», «накати», «фитиль», «охлади» – лексикон второй батареи, вооруженной 48-линейной мортирой на лафете Венгловского. Эти музейные мастодонты на шестерке першеронов воевали еще в русско-японскую. Первая батарея имела полковые пушки образца 1902 г., способные поразить немецкие танки первых месяцев войны лишь на близком расстоянии, а третья была вооружена новейшими 122 мм гаубицами образца 1938 г., с превосходными тактико-техническими данными, но тогда снабжалась лишь осколочными снарядами. Такое разнообразие требовало, кроме прочего, громадных усилий по снабжению боеприпасами.

Тем не менее, к концу июля полки были, в основном, сформированы. В первых числах августа на станции Савёлово началась погрузка в эшелоны, и 260-я стрелковая дивизия была отправлена в Брянск, в состав 2-го стрелкового корпуса, ставшего основой новой 50-й армии. К 9 августа дивизия заняла оборону на рубеже Столбы, Шустово, Макарово. Справа соседом была 258сд, слева соседей у дивищии не было.

16 августа был создан новый Брянский фронт. В состав Брянского фронта первоначально вошли 50-я и 13-я армии, а позднее – заново сформированная 3-я и 21-я армии. о составу имеющихся в его распоряжении сил Брянский фронт был довольно слабым, и состоял из частей, которые либо были сформированы недавно, либо уже понесли заметные потери в боях.

50-я армия была наиболее сильной в составе фронта, и развертывалась из двух корпусов. Армия состояла из вновь сформированных одной кавалерийской и восьми стрелковых дивизий, включая 260 сд. Управление армии было создано на базе управления 2-го стрелкового корпуса, отступавшего с боями из-под Минска. Во главе армии встал генерал-майор М.П. Петров. Задачей 50-й армии, расположенной на правом фланге полосы действий Брянского фронта, было закрыть город Брянск от прямого удара немецких войск с запада – падение Брянска открывало немцам прямую дорогу, через Орел, на Тулу и Москву.

260-я стрелковая дивизия получила приказ занять оборону в районе поселка Жирятино, в пятидесяти километрах западнее Брянска. Вследствие недостатка войск, фронт дивизии составил 44 километра, вчетверо больше чем полагалось в обороне по уставным нормам. Части расположились западнее реки Судость, между населенными пунктами Столбы и Дмитрово. Сразу после прибытия части дивизии приступили к подготовке оборонительных позиций. Необходимо отметить, что ранее в этой полосе располагалась 120 сд 28-й армии, входившая во второй эшелон Западного фронта. Однако, в середине июля 120 сд была переброшена в район Ельни, и 260 сд прибыла в слабо подготовленный к обороне район.

Противник перед дивизией появился только в середине августа в ходе начавшегося наступления 2ТГр Гудериана против Центрального фронта. Довольно долгое время немцы в отношении 260 сд практически ничего не предпринимали. Боевые действия, с обеих сторон, сводились, в основном, к разведке расположения и сил противника.

17 августа немецкие войска прорвали фронт 13-й армии Брянского фронта, и заняли Унечу. В последующие дни 2-я танковая группа Гудериана продолжала наращивать удар на Стародуб и Почеп. Противодействие силами 13-й армии и 55 кавдивизии 50-й армии успеха не имело. 23 августа немцами был занят город Почеп. Советское командование расценило это как активную разведку перед масштабным наступлением на Брянск и далее, на Москву.

260сд выдвинувшись на оборонительный рубеж зап. Брянска: Столбы, Кашево, Ратное, Бунчино, р .Судость в первые дни дивизия не имела соприкосновения с противником. Вперед в направлении Рославля были выдвинуты разведдозоры. Первые бои начались в 20-х числах августа 41г., когда моторизованные соединения 2ТГр Гудериана двинулись на юг. Так 24 августа передовые батальоны ворвались на передний край в районе Мостище.

24 августа, после артиллерийского обстрела, небольшие группы немецких войск предприняли попытку проникнуть в район оборонительной полосы 260 сд. Немцам удалось потеснить части 1030сп , но у деревень Елисеевичи и Макарово они были остановлены. Через противотанковый ров немецкие танки переправиться не смогли. Немецкие атаки продолжались 27 августа, затем наступило затишье. Основные бои Брянского фронта шли в это время южнее, у городов Почеп, Погар и Трубчевск.

30 августа Ставка ВГК направила командующему Брянским фронтом директиву № 001428, предписывавшую развивать наступление из района Трубчевска на Новозыбков, и, одновременно, силами 50-й армии, совместно с 43-й армией Резервного фронта – на Рославль. 260 сд в состав ударной группы не вошла, и в наступлении не участвовала. Задачи ее оставались прежними – не допустить прорыва немцев к Брянску. На время наступления 50-й армии на Рославль дивизия была усилена – в ее полосе была размещена 258 сд. Главной целью Рославль-Новозыбковской операции было разгромить сильнейшую 2-ю танковую группу Гудериана, однако эта цель достигнута не была.

После перегруппировки и сосредоточения войск, 2 сентября ударные группы Брянского фронта перешли в наступление. 3-я и 13-я армии были ослаблены в предыдущих боях, и смогли продвинутся не более чем на 10-12 километров. Ударная группа 50-й армии, имея двукратное превосходство в численности, натолкнулась на упорную оборону немецких войск на участке Пеклина-Рековичи, и тоже остановилась. 13 сентября наступление на Рославль было приостановлено, и части ударной группы 50-й армии были переброшены на ликвидацию разрыва между Брянским и Юго-Западным фронтами. В качестве одной из основных причин неудачи, командующий 50-й армией считал низкую боеготовность недавно сформированных дивизий.

С начала сентября 260-я стрелковая дивизия продолжала находиться на своих прежних позициях. Перед позициями дивизии располагалась немецкая 31 пехотная дивизия.

2 октября немецкий войска начали наступление на Москву. В полосе 260 сд немцами был запланирован вспомогательный удар. Наносить его должен был 53-й армейский корпус1 2-й армии, под командованием генерала Вайзенбергера, состоящий из 31, 167 и 56-й пехотных дивизий. Против 260 сд наступали 31-я пехотная дивизия под командованием генерал-майора Бертольда, и 167-я пехотная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Триренберга.

Немецкое наступление в полосе 260 сд началось рано утром 2 октября 1941 г. В 6 часов утра немецкая артиллерия и минометы начали ураганный обстрел передовых позиций дивизии, продолжавшийся три часа. Артиллерийский обстрел корректировался с аэростатов, и велся, в основном, по переднему краю обороны дивизии. Затем, немецкая пехота пошла в атаку. Немецкая пехота была встречена батальонами 260-й стрелковой дивизии ружейным и пулеметным огнем, при поддержке полковой и дивизионной артиллерии, и минометов. В 21.30 командир дивизии приказал 1026 сп отойти на вторую линию обороны, на рубеж Кучеево – Савлуково – Макарово. Таким образом, за первый день наступления немцам удалось продвинуться на 5 – 7 километров. Потери 1026 сп за день составили 475 человек убитыми. 1028 сп потерял убитыми и пропавшими без вести 401 человека.

Утром 3 октября в 6 часов утра немецкие войска продолжили наступление. Основной удар наносился в направлении деревень Пашново и Павловичи. Оборона дивизии вновь была прорвана. Командование 50-й армии еще вечером 2 октября обратилось к командованию Брянского фронта с просьбой использовать оперативный резерв фронта – 108-ю танковую дивизию – для помощи 260 сд. Учитывая важность направления, обороняемого 260 сд, 3 октября 108 тд была передана в распоряжение 50-й армии, для нанесения 5 октября контрудара в полосе 260 сд. Одновременно туда же был направлен 855 сп 278-й стрелковой дивизии.

4 октября части 260 сд начали подготовку к контрудару. Основная задача была отвлечь внимание немцев от атаки 108 тд. Утром три роты и спецподразделения 1028 сп во взаимодействии с 882 сп 290 сд, начали наступление на северную окраину деревни Старые Княвичи. К середине дня немцы с окраины деревни были выбиты. Однако, вследствие несогласованных с 882 сп действий и недостаточной поддержки со стороны артиллерии, ответная немецкая контратака привела к тому, что подразделения 1028 сп были разбиты, и вынуждены отойти на исходные позиции. Воспользовавшись тем, что немцы были отвлечены действиями 1026 и 1028 сп, 108-я танковая дивизия, сосредоточившаяся в районе д. Красный Пахарь, нанесла неожиданный и сильный удар с юга на Павловичи. Немецкие части были смяты, деревни Павловичи, Пашново и Селище отбиты у врага. Однако развитие контрудар не получил. К этому времени ситуация на Брянском фронте существенно осложнилась. 3октября немцы заняли Орел, 4 октября заняли Жиздру (севернее Брянска), с юга к Карачеву подходила 18тд.

В ночь на 5 октября 108тд убыла в Карачев. Части 260 сд взорвав оба моста и плотину, из райцентра Жирятино отошли и заняли оборону на восточном берегу р. Судость. 5 октября немецкие части предприняли несколько попыток пере¬правиться через р. Судость, но были отбиты.

6 октября ударом с тыла 17тд захватила Брянск, а 18тд Карачев. 7 октября 18тд проникнув глубоко на север в тыл частям 50А Брянского фронта заняла Хвастовичи.

Ставка ВГК рано утром 7 октября обратилась напрямую, к командующим армиями, с директивой № 002716, которая приказывала всем армиям фронта, разбив орловскую группировку Гудериана, пробиваться за линию ст. Ворошилово, Поныри, Льгов. В два часа дня аналогичный приказ о повороте Брянского фронта на восток передал А.И.Еременко. 50-й армии было приказано отходить в направлении Орджоникидзеград, Карачев, Змиевка.

7 октября командование дивизии получило приказ об общем отходе фронта. Всем частям, кроме 1026 и 1030 сп, было приказано двигаться на северо-восток, к переправе через Десну, и далее на восток, в район сел Буяновичи и Нехочи. В 10 часов вечера командир дивизии приказал обоим полкам отходить к переправе через Десну. 1026 сп к тому времени имел 290 человек личного состава, и несколько орудий. Полк отошел на север, и переправился через Десну около платформы Хотылево.

К вечеру 9 октября части дивизии отступавшие по разным маршрутам по забитым армейскими и дивизионными тылами дорогам оказались в д.Березовка, 839 ап обнаружил в деревне штаб 50-й армии. Оказалось, что соседние деревни, и большое село Подбужье, уже заняты немцами, и пройти к пункту сбора в Нехочи кратчайшим путем, по открытой местности, невозможно.

Сосредоточение 50-й армии к 11 октября, в основном, завершилось. Войска скопились на открытых и безлесных холмах, между селами Буяновичи и Нехочи. Части 260 сд расположились в районе деревни Пеневичи. 1028 сп 260-й дивизии занимал оборону немного южнее, в д.Курган. Хвастовичи были заняты врагом, путь на восток был отрезан. Немецкие войска занимали оборону на южном берегу реки Рессета. В ночь на 12 октября 1026 и 1030 сп, по приказу командира дивизии, предприняли попытку атаковать Хвастовичи и, минуя Красное, прорваться к мосту. При подходе к селу, полки были обстреляны немецкими артиллерией и минометами, и от прямого удара на Хвастовичи пришлось отказаться. Попытка пройти к мосту в обход Хвастовичей, через Волчьи Ямы, также не увенчалась успехом – 1026 сп попал под сильный обстрел, и отошел в лес к хутору Рыльский.

Утром 12 октября командиром дивизии была намечена новая атака на Хвастовичи, силами всех трех полков. Необходимо отметить, что на тот момент наиболее многочисленным был 1028 сп (1397 человек, вместе с хозподразделениями). 1026-й полк имел в наличии 220 человек, а от 1030-го полка осталась небольшая группа 35 человек, подчиненная командиру 1026 сп. Наступление 1028 сп на Хвастовичи было успешным: к 11 утра немцы были выбиты из пенькозавода на южной окраине села. Спустя час, силы 1028 сп были контратакованы немцами. Противопоставить сильному артиллерийскому и минометному обстрелу, а также введенным немцами в бой танкам, бойцы полка мало что могли, так как своей артиллерии в полку не осталось, а артиллерийской поддержки со стороны дивизии и армии оказано не было. В результате, 1028-й полк был сбит с захваченных им рубежей, понес большие потери и был рассеян. От всего полка, вместе с командовавшим полком начальником штаба Красниковым, сумело выйти из боя не более 20 человек.

К вечеру 12 октября стало очевидно, что переправиться по мосту в селе Красное не удастся. 13 октября командованием 50-й армии было принято решение переправляться через Рессету в районе Гутовского лесозавода и деревни Кресты. Под постоянным обстрелом, в этом месте было построено несколько переправ и гатей на заболоченных участках. В ночь на 14 октября началась переправа через Рессету. К месту переправы была стянута вся 50-я армия, здесь были люди из разных частей с обозами, матчастью, раненые на повозках.

Все повозки были нагружены до предела военным имуществом и военной техникой. Автомашин было мало. Было несколько крытых фургонов, как мы их называли тогда, с ранеными. Много было гражданских подвод со своим имуществом, хозяйством, даже были коровы прицеплены к задкам. Много детей. Очень много эвакуировалось с г. Брянска.

К полудню 13 октября на голом Лихом болоте скопилось столько людей, повозок, автомашин, пушек, тягачей, что пройти можно было, только пробираясь под животами коней, под дышлами бричек или щелями между машинами. Болотная земля прогибалась под ногами, как парусина, под колесами она лопалась с глухим выдохом. Переправы не было. Каждые 5 минут в реку, туда, где еще виднелись остатки бревенчатого моста, пачками ложились снаряды. . . К полудню 13 октября не было полков, батарей, батальонов. Под вечер потекли с бугров к Рессете раненые. Ими были переполнены медпункты. Раненые и больные лежали на машинах, на повозках, на тропинках у реки. . .

50-я армия понесла при переправе огромные потери. Была уничтожена почти вся матчасть. Люди выходили небольшими группами. К выполнению первоначальной задачи – разгрому орловской группировки немецких войск, после понесенных на переправе потерь армия была неспособна. Части армии продолжили выход из окружения в направлении на северо-восток, к Белёву, где собирались и сосредотачивались на новом оборонительном рубеже на берегу Оки.

Основное ядро 260-й дивизии переправлялось около д.Кресты в ночь с 13 на 14 октября, по мосту и гати, наведенным саперным батальоном дивизии. После переправы стало ясно, что вывести машины и обоз по лесу и болотам, где все дороги контролируются немцами, не удастся. В связи с этим, вечером 14 октября вся техника дивизии была уничтожена, немногие уцелевшие автомашины сожжены. Частям 260 сд был определен сборный пункт в селе Льгово. Из Льгово, куда штаб и службы дивизии прибыли 17 октября, остатки 260 сд продолжили отход на тыловой рубеж Брянского фронта в Белёв. 1028 сп при переправе потерял все орудия и обоз. Под артиллерийским и минометным обстрелом остатки полка были рассеяны. Командир 1026 сп Тихонов, с двумя взводами, еще в ночь на 13 октября переправился через Рессету, и вышел в с. Теребень. Утром следующего дня он направился на сборный пункт в Льгово, но, встретив части 154 сд, решил следовать с ними на Белёв.

После тяжелого семидесятикилометрового марша по лесам и бездорожью, обходя занятый немцами Болхов, части 260-й дивизии вышли к Белёву. Одновременно с ними, по всем дорогам и тропам двигалось множество красноармейцев и командиров 50-й армии. Выход из окружения занял не один день. Некоторые группы продолжали выходить из окружения и спустя несколько недель. Все выходящие из окружения войска направлялись на сборный пункт на станцию Арсеньево, восточнее Белёва, где разместился штаб 50-й армии.

Уже 16 октября, к белёвскому боевому участку, под командованием полковника Н.Е.Аргунова, уже вышли отдельные группы из состава 50-й армии. Из них, бойцов и командиров 260 сд было около двухсот. В последующие дни выход дивизии продолжался, и вскоре, 23 октября, она насчитывала 404 человека. Сборный пункт 260 сд находился в деревнях Афанасьево и Нижние Савинки, в 14 километрах юго-восточнее Белёва. Кроме того, часть войск была по пути задержана и направлена на укомплектование других дивизий. Так, например, подразделения 1026 сп были задержаны в районе д.Ровна, в нескольких километрах от Белёва, командиром 173 сд полковником Богдановым. На основании приказа начальника белёвского боевого участка, в 173 сд были переданы 85 человек. Несколькими днями позже, около 100 человек 1026 сп, вышедших к Белёву самостоятельно, были направлены в Лихвин.

Первоначально, командование Брянского фронта планировало направить 50-ю армию в Елец. Однако, обострившаяся обстановка под Белёвом и Мценском внесла коррективы в планы штаба фронта. Частям 50-й армии, включая 260-ю стрелковую дивизию, предстояли бои за Тулу.

50-я армия была укрупнена, за счет слияния с 26-й армией, оборонявшейся у Мценска, и на неё была возложена задача обороны всего Тульского про¬мышленного района. Командующим армией был назначен генерал-майор А.Н. Ермаков, начальником штаба – полковник Н.Е. Аргунов.

24 октября был оставлен Белёв, в тот же день немцы заняли г.Чернь. 50-я армия отошла на линию обороны по берегу реки Плавы, на рубеж Павшино–Крапивна–Плавск–Верховье. К этому времени 260-я дивизия насчитывала менее 700 человек, из них около 300 человек боевого состава. Вместо полков, существовал лишь сводный отряд дивизии, под командованием бывшего начштаба 1028 сп В.Т.Красникова.

25 октября 260-я дивизия получила приказ выдвигаться в направлении Черни. Однако, в связи с быстрым продвижением немецких танков к Плавску, вскоре последовал новый приказ, о сосредоточении в районе г.Крапивна, и последующем переходе в Тулу. Выйдя 26 октября к реке Плаве южнее Плавска, в районе деревень Мещерино и Урусово, 260 сд повернула на север, и 28 октября прибыла в Крапивну. Оттуда дивизия была переброшена в Тулу, где заняла оборону на юго-восточной окраине города. Штаб дивизии разместился в здании школы № 13, на улице Советской.

В ночь на 30 октября был создан Тульский боевой участок, под командованием генерал-майора В. С. Попова. В состав участка были включены 154, 173, 217, 260, 290-я стрелковые дивизии, 58-й за¬пасной стрелковый полк и 1005-й стрелковый полк. Все эти части были крайне малочисленны и плохо вооружены. Решением Ставки ВГК, в Тулу были направлены 32-я танковая бригада, и свежая, 413-я стрелковая дивизия, но, к моменту начала штурма города они еще были в пути. В самой Туле, кроме 260 сд, в тот момент находились 156-й стрелковый полк войск НКВД, 732-й зенитно-артиллерийский полк, рабочий полк и отряд тульской милиции. Больше войск в городе не было, остальные дивизии Тульского боевого участка были сосредоточены на ближних подступах к нему.

Наиболее вероятным направлением немецкого удара было Орловское шоссе. Его оборонял 156-й сп войск НКВД. 260-я дивизия обороняла Воронежское шоссе – второй по степени угрозы путь в город. Утром следующего дня, 30 октября немцы начали решающее наступление на Тулу. Главный удар наносился 40-50 танками по Орловскому шоссе. Вдоль Воронежского шоссе наступало до батальона мотопехоты, с 30-ю танками. Всего за день было предпринято четыре атаки, которые были отбиты защитниками города. В этот день обороняющиеся совершили невероятное – своими небольшими силами, при явном перевесе немецких войск, они сумели отразить все попытки врага прорваться в Тулу. Немцы потеряли 31 танк, но войти в город не смогли.

Вечером 30 октября на тульский вокзал прибыл эшелон с 32-й танковой бригадой. В течение ночи в город начали подходить остальные дивизии Тульского боевого участка. Оборона была заметно усилена. 31 октября немцы продолжили попытки прорваться в город, но менее интенсивно. Защитниками города были отбиты восемь немецких атак, с разных направлений. Штурм продолжился 1 ноября, силами до двух батальонов пехоты, поддержанных 18 танками и авиацией. К этому времени в Туле сосредоточились главные силы 50-й армии. Свой вклад в отражение вражеских атак внесла и 260-я стрелковая дивизия, которая обороняла одно из наиболее угрожаемых направлений начиная с первого, самого тяжелого и трудного дня.

Наряду с отражением этих атак, командование 50-й армии решило нанести контрудар вдоль орловского шоссе, через Ясную Поляну на Щекино, по основной группировке немецких войск. Главный удар должны были наносить 260, 290 и 413-я стрелковые дивизии, во взаимодействии с 32-й танковой бригадой.

6 ноября 1941 г. командование 50-й армии издало боевой приказ № 10, в котором определяло задачи и порядок нанесения контрудара. Согласно этому приказу, 260 сд должна была поддерживать наступление 32 тбр на Овсянниково и Толстовский. Для этого, дивизии следовало выдвинуться вдоль воронежского шоссе на холм к деревне Малеевка, и выбить немцев из деревни. Затем, дивизия должна была продолжить движение в направлении деревень Гостевка и Рудаково, перерезать орловское шоссе и железную дорогу, и закрепиться в д.Судаково. Артиллерийскую поддержку 260 сд должен был оказать бронепоезд № 16. Начало наступления было запланировано на 7 утра 7 ноября.

На рассвете 7 ноября главные силы 50-й армии начали контрудар. Наступление развивалось медленно. 32 тбр запоздала с выходом в исходный район, и действия 413 сд не поддержала. Основные задачи контрудара выполнены не были. 260 сд, выполняя поставленную задачу, с боем заняла д.Малеевка, где была остановлена. В Малеевке 260 сд оставалась совместно со 2-м мотострелковым батальоном 32 тбр вплоть до 12 ноября, отражая попытки немцев отбить деревню.

В ночь на 13 ноября 260 сд была сменена подошедшей 154-й стрелковой дивизией. К вечеру 14 ноября 260 сд вышла в центр Тулы, где, подчинив себе 51-й местный стрелковый батальон, взяла под охрану мосты через р. Упа.

9 ноября обозначилось наступление в обход Тулы с запада, в направлении на Суходол. Для отражения готовившегося наступления, Военный совет 50-й армии провел ряд организационных мероприятий, призванных повысить боеспособность имевшихся в его распоряжении дивизий. Одним из таких мероприятий стала передача 260 сд в состав 290 сд.

Приказ войскам 50-й армии №0017, от 14 ноября 1941 г., гласил:«. . . 260 стрелковую дивизию в составе остатков 1026 сп, 1028 сп, 1030 сп, 839 ап и остальных ее частей СЛИТЬ с 290 стрелковой дивизией, присвоив № 290. Командиром 290 сд оставить полковника т. РЯКИНА

Командиру 290 сд, не останавливая выполнения боевой задачи ПРИНЯТЬ, а командирам 260 сд и 51 ОМСБ СДАТЬ весь личный состав, вооружение и имущество до 17 ноября 1941 года.

В сводном отряде 260 сд оставалось 362 человека. Еще 191 человек насчитывался в 839 артполку. 124 человека имелось в 582-м саперном батальоне. Несмотря на пополнение в Туле, это все, что осталось от сформированной четыре месяца назад дивизии.

Начиная с 15 ноября, в течение двух дней происходила передача дел, личного состава и техники в 290 сд. Все стрелковые подразделения были переданы в состав 885-го стрелкового полка. 839 ап был объединен с 827 ап 290 сд, и позднее, 21 ноября, оба артполка были отправлены на переформирование в г.Киров. 16 ноября был издан, и зачитан командиром дивизии перед строем, последний приказ 260 сд. Приведем отрывки из этого приказа:«Тов. бойцы, командиры и политработники 260 стрелковой дивизии мы с Вами можем гордо и смело посмотреть на свое прошлое, у нас есть о чем и чем отчитаться перед нашей любимой родиной в этой великой отечественной войне, у нас есть с Вами свои собственные боевые традиции. . .

На этом закончился боевой путь 260-й стрелковой дивизии первого формирования. Знамена 260-й стрелковой дивизии были переданы в Коломну, где в мае 1942 года началось формирование новой дивизии, с тем же номером.

Командиры:
  • Хохлов Василий Данилович, полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
1941МВО50А, РезФ50А, БрянФ50А, БрянФрасформирована из-за больших потерь в Брянском котле и под Тулой
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
http://sd260.narod.ru/komsostav.html, http://www.sd260.narod.ru/
Информация о статье:
Запись добавлена: 03.06.2015 Последнее изменение: 03.06.2015