Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

22-я танковая дивизия
Сформирована в 1941 году
Расформирована в 1941 году

22-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Дивизия начала формироваться в феврале-марте 1941 года в Западном особом военном округе в составе 14МК (генерал-майор Оборин С.И.). Формировалась 22тд на базе 29-й танковой бригады в южном военном городке на окраине Бреста.

День 21 июня 1941 года командир корпуса генерал-майор Оборин провел в 22-й танковой дивизии, устроив в ней внеплановый строевой смотр,несмотря на то, то один из танковых полков только что вернулся с полевых занятий. Вечером того же дня комкор с командиром 22-й дивизии и его заместителем выехали на артиллерийский полигон южнее расположения танкистов. 22 июня на полигоне планировалось проведение учений подразделений и корпусной артиллерии 28-го стрелкового корпуса совместно с танками 22-й танковой дивизии.

Приказание о приведении в боевую готовность дивизий 14МК, отданное в 3 часа 30 минут, передать в части до начала военных действий не успели.

С началом артиллерийского налета командир 22-й танковой дивизии генерал-майор Пуганов В.П. по разрешению находившегося в соединении начальника штаба мехкорпуса полковника И.В. Тутаринова объявил боевую тревогу и приказал частям изготовиться для следования в назначенный по плану прикрытия район Хмелево, Жабника. Район сосредоточения дивизии был назначен неудачно. По тревоге она выходила в район Жабинка и севернее. При этом дивизии предстояло переправиться через реку Мухавец, пересечь Варшавское шоссе и две железнодорожные линии: Брест— Барановичи и Брест—Ковель. Это означало, что на время прохождения дивизии в районе Бреста прекращалось всякое движение по Днепровско-Бугскому каналу, по шоссейным и железным дорогам. Несмотря на всю ошибочность такой дислокации дивизии, округ не дал своего согласия на ее изменение.

Неудачная дислокация 22-й танковой дивизии и неразумно запланированный выход дивизии в район Жабинка привели в первые часы войны к огромным потерям в личном составе и к уничтожению большей части техники и запасов дивизии. Во время артиллерийской подготовки противника дивизия, располагавшаяся в южном военном городке Бреста в 2,5—3,5 км от государственной границы, понесла огромные потери. Этот городок находился на ровной местности, хорошо просматриваемой со стороны противника. Артиллерийский огонь по городку и последовавшие за ним начеты авиации оказались для дивизии неожиданными. Погибло и получило ранения большое количество личного состава и членов семей командиров. Этому способствовало скученное расположение частей соединения. Были уничтожены значительная часть танков, артиллерии и автомашин, больше половины всех автоцистерн, мастерских и кухонь. От огня противника загорелись и затем взорвались артиллерийский склад и склад горюче-смазочных материалов дивизии. Попытки командиров подразделений вывести боевую технику из ангаров и парков под огнем противника стоили многим жизни. Тогда же погиб начальник политотдела дивизии полковой комиссар Илларионов. Начальник медицинской службы дивизии майор Смирнов под непрекращающимся обстрелом руководил эвакуацией раненых из южного военного городка в тыл. Эвакуироваться самому врачу не удалось и он попал в плен. Командиры частей, как только артиллерийский огонь начал затихать, приступили к сбору людей, танков и автомашин. Для обеспечения сбора к реке Буг были выброшены дежурные моторизованные и танковые части.

Наличие техники в 14МК на 22 июня 1941 года
Т-26БТТ-37/38/40Всего:
Управление-6-6
22тд251-5256
30тд211--211
205мд56-561
Всего:528610534

Первым навстречу переправлявшемуся через Буг противнику двинулся 22-й мотострелковый полк, развернувшийся между Брестской крепостью и селением Кодень. Затем ему на помощь прибыли разведывательный батальон и батальон 44-го танкового полка. Тесно взаимодействуя друг с другом, эти подразделения смяли переправившиеся немецкие части и остатки их отбросили за реку. Выйдя на берег реки южнее крепости, танковый батальон под командованием капитана Кудрявцева в составе 16 танков Т-26 начал нести потери от огня артиллерии противника с противоположного берега и вынужден был отойти к деревне Волынка. Во время повторной атаки батальону удалось разгромить крупный десант немецких автоматчиков на лодках, пытавшихся обойти Брест по реке Мухавец с юга. Остальные батальоны 44-го танкового полка успешно взаимодействовали с мотострелковым полком, отбивая попытки противника переправиться через Буг. В этом бою были ранены командиры 44-го танкового и 22-го гаубичного полков майор Н.Д.Квасс (погиб 23 июня 1941 года) и подполковник Селетков. Руководя действиями разведбатальона, погиб начальник разведки дивизии майор Парфенов.

Лишь сильная поддержка пехоты противника артиллерией и авиацией позволили ей зацепиться за восточный берег реки и вынудить части дивизии начать отход. Уже к 6 часам управление 22-й танковой дивизии убыло на Жабинку, одновременно в частях дивизии продолжали находиться старшие командиры помогавшие войскам организованно выйти из под удара.

С 6 до 8 часов различные подразделения 22-й танковой дивизии под огнем противника беспорядочно переправлялись через реку Мухавец по мостам юго-восточнее Бреста и у Пугачево, стремясь возможно быстрее выйти по Варшавскому шоссе и по грунтовой дороге севернее железной дороги в район Жабинки.

Те подразделения, которые не имели танков и оказались без автомашин, под командованием заместителя командира дивизии полковника И.В.Кононова направились через Пугачево на Радваничи, имея в виду повернуть в дальнейшем в северном направлении на Жабинку. Это были части мотострелкового и артиллерийского полков, пешие подразделения танковых полков, а также отдельные части и тыловые подразделения дивизии. Личный состав их следовал на Радваничи пешком, причем многие солдаты из числа вновь призванных не имели оружия. Значительная часть артиллерии дивизии была уничтожена огнем противника или осталась в парках из-за отсутствия средств тяги. К частям 22-й дивизии на марше присоединились отдельные подразделения 28-го стрелкового корпуса, находившиеся перед началом войны на артиллерийском полигоне южнее расположения танкистов. Вместе с военнослужащими на Радваничи отходили и семьи офицерского состава.

К 9 часам передовые танковые подразделения 22-й дивизии подходили к Жабинке. Через час там сосредоточилось до 60 танков. Распоряжением командующего 4-й армии они были подчинены командиру 28-го стрелкового корпуса, который приказал танкистам поддержать атаку частей корпуса с северо-востока на Брест, отрезая пути отхода противника через Буг.

К 12 часам 22-го июня 22-я танковая дивизия с большими потерями вышла в район сосредоточения: 43-й и 44-й танковые полки (около 100 танков) - Хмелево, Селище, (иск. Жабинка), Подречье; 22-й мотострелковый полк к этому времени сосредоточился в лесу восточное Радваничи и приводил себя в порядок. В частях дивизии осталось очень ограниченное количество боеприпасов, горючее было на исходе (только в машинах), продовольствие и кухни отсутствовали, средств связи не имелось.

В боевом приказе № 02, отданном войскам армии в 18 часов 30 минут 22 июня 14-му механизированному корпусу ставились следующие задачи: "С утра 23 июня 1941 года, нанести удар с рубежа Кривляны, Пилищи, Хмелева в общем направлении на Высокое с задачей к исходу дня уничтожить противника восточнее реки Зап. Буг. На правом, заходящем фланге иметъ 30-ю танковую дивизию, а для развития успеха и прикрытия правого фланга — 205-ю моторизованную дивизию. Атаку танков поддерживает бомбардировочный авиационный полк смешанной авиационной дивизии."

В приказе ничего не говорилось о противнике, так как данных о нем вышестоящее командование не имело. В нем не содержалось также никаких указаний по вопросам тыла. Вопреки приказу штаба армии командир корпуса иначе распорядился наличными силами своего соединения: к атаке привлекались лишь танковые подразделения дивизий.

Корпус на рассвете 23 июня начал подготовку к нанесению контрудара. Обеспечение 22-й танковой дивизии горючим и продовольствием намечалось произвести за счет запасов на складах в Кобрине, а боеприпасами — из склада 205-й дивизии. 22-й танковой дивизии при этом передавались автоцистерны и кухни из 205-й моторизованной.

23 июня в 8 часов утра 4-я армия перешла в наступление. Небольшой успех был достигнут лишь в районе действий 22-й танковой дивизии. Это соединение, имело к началу атаки около 100 танков. Танкистам удалось отбросить немецкий пехотный батальон, вклинившийся на Жабинском направлении. Однако вскоре дивизия попала под сильный авиационный налет бомбардировщиков противника (часть бомб упали в расположение немецкой пехоты), а затем, под фланговый натиск немецких 3-й танковой и 31-й пехотной дивизий и начала медленно отходить на Кобрин, избегая угрозы окружения.

К 9 часам 30 минутам танковая дивизия после неудачной утренней атаки сосредоточилась в районе Гуцки, Полятичи, Андроново (район северо-западнее Кобрина). В 10 часов 23 июня, учитывая провал попыток перехватить инициативу, командование армии принимает решение перейти к обороне и отдает боевой приказ № 03, в соответствии с которым 14-му механизированному корпусу ставилась задача «…обеспечить пружанское направление, не допуская противника восточное р. Мухавец (канала Мухавец)…».

Командир 14-го механизированного корпуса, получив очередной приказ командования армии, приступил к стягиванию разрозненных подразделений корпуса в район Пружаны. Однако части 22-й дивизии отвести из района Кобрина не представлялось возможным. Она цементировала оборону окончательно перемешавшихся подразделений 28-го стрелкового корпуса, и в случае ее отхода положение советских войск в районе Варшавского шоссе значительно бы ухудшилось. Танкисты совместно с отрядом 6-й стрелковой дивизии под командованием полковника Осташенко втянулись в тяжелые бои с 3-й немецкой танковой дивизией на рубеже Андроново, Полятичи (5 км юго-западнее Андроново) и несли тяжелые потери, особенно от авиации противника. Перед отходом 22-й танковой дивизии из Жабинки у нее имелось уже только 67 танков с неполными экипажами. Боеприпасов оставалось мало, но горючим машины успели заправить на кобринском складе горюче-смазочных материалов.

В 16 часов после кратковременного, но мощного артиллерийского и авиационного налета XXIVMK и XIIAK противника в районе Кобрина возобновили наступление, принудив потрепанные части 4-й армии к отходу. 22-я танковая дивизия с отрядом 6-й стрелковой дивизии полковника Осташенко отходили севернее Кобрина через Именин. В районе именинского аэродрома танковые подразделения дивизии перешли в атаку с целью сдержать наседавшего противника и дать пешим частям организованно отойти за канал Мухавец. В этом бою погиб генерал-майор В.П.Пуганов, таранив своим танком танк противника. Сама дивизия здесь, на открытой местности без прикрытия с воздуха, понесла большие потери от авиации. В соединении осталось не более 40 танков. В командование его остатками вступил заместитель комдива полковник И.В.Кононов.

Между тем около 18 часов противник возобновил свои атаки в районе Пружан и вдоль Варшавского шоссе. Не имея ни с кем связи, 22-я танковая дивизия и присоединившийся к ней отряд полковника Осташенко в 22 часа 23 июня продолжили отход к Пружанам, выполняя приказ командарма № 03 о сосредоточении всего 14-го механизированного корпуса на этом направлении. Однако, командирам отрядов вскоре стало очевидным, что местечко уже оставлено, а 30-я танковая дивизия отошла в восточном направлении. К исходу 23 июня 22-я танковая дивизия отходила через Малеч на Березу. С рассветом 24 июня северо-западнее Малеч она соединилась с гаубичным полком 205-й моторизованной дивизии и продолжила отход на Селец.

С восходом солнца 24 июня 1941 года отряды полковников Кононова (22-й танковой дивизии) и Осташенко (остатки 6-й стрелковой дивизии) вышли к железной дороге северо-западнее Манеч, где оборудовал свои позиции гаубичный полк 205-й моторизованной дивизии. Командованием отрядов было принято решение продолжить отход за реку Ясельда, воспользовавшись мостом севернее Селец. К полудню после отхода последнего солдата и последнего орудия мост через реку был сожжен.

Корпус на 24 июня имел задачей нанести удар на Ружаны, содействуя наступлению 121-й стрелковой дивизии и 6-й кавалерийской дивизии 10-й армии. По решению генерала С.И. Оборина к атаке на Ружаны привлекались танковые подразделения 30-й дивизии, как наиболее боеспособного соединения мехкорпуса. После захвата Ружан поздно вечером 23 июня часть сил XXXXVII немецкого армейского моторизованного корпуса продолжила движение на Слоним, а часть повернула на юго-восток с целью выхода на Варшавское шоссе. При появлении танков противника в тылу войск, оборонявшихся на реке Ясельда, в боевых порядках 28-го стрелкового корпуса поднялась паника. Воспользовавшись ею, танковые дивизии немецкого XXIV армейского корпуса на рассвете 24 июня легко прорвали необорудованный рубеж остатков 4-й армии по реке Ясельда. Основная тяжесть по сдерживанию противника легла на импровизированные моторизованные отряды 14-го и 28-го корпусов. В связи с этим командарм отменил участие 30-й танковой дивизии в наступлении на Ружаны, вместо нее для удара предназначалась 22-я дивизия, находившаяся в 20 км от рубежа атаки.

24-го июня 22-я танковая дивизия, выполняя прежнее распоряжение командира корпуса, во второй половине дня продолжила движение на Ружаны. Севернее этого населенного пункта дивизия организовала фланговую атаку на автоколонну XXXXVII-го немецкого корпуса, двигавшуюся по шоссе на Слоним. В одной из автомашин колонны следовал командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Гудериан. Немецкие войска от удара советских танкистов понесли потери, самому Гудериану удалось чудом выскочить из опасного района, однако, атака 22-й танковой дивизии из-за недостатка сил не принесла территориальных успехов и даже не смогла задержать дальнейшего продвижения вторых эшелонов противника на Слоним. После атаки на Ружаны дивизия отошла в лес.

К исходу 24 июня положение корпуса было следующим: танковый отряд полковника Богданова находился в боевых порядках пехоты 55-й стрелковой дивизии в готовности контратаковать противника па Варшавском шоссе. Остальные подразделения 14-го мехкорпуса вместе со штабом корпуса сосредотачивались восточнее. Значительная часть корпуса 24 июня оказалась в тылу войск противника. 22-я танковая дивизия после атаки на Ружаны отошла в леса восточнее.

Приказом № 07, подписанным в 10 часов 30 минут 25 июня, командарм отводил не танковые части 14-го мехкорпуса в Слуцк для приведения в порядок, а отряд полковника Богданова переводил в подчинение командира 55-й стрелковой дивизии.

25 июня остатки дивизии с отрядом полковника Осташенко провели неудачную попытку пробиться через слонимский мост к своим. Эти части также начали скапливаться в районе Коссово. В семь часов вечера совместными действиями советских войск оказавшихся в этом районе (до шести тысяч человек с несколькими танками) немецкий моторизованный батальон с пятью танками был выбит из местечка Коссово.

26 июня значительная часть 14-го механизированного корпуса по-прежнему действовала в оперативном тылу 2-й немецкой танковой группы. Утром отряды полковников Кононова, Осташенко и Кудюрова выступили из района Коссово в направлении Масиловичи—Хировицы. Отряды постоянно пополнялись отбившимися от своих частей бойцами и добровольцами. Вскоре советские войска были обнаружены противником и подверглись авианалетам и сильным атакам немецкой пехоты. Неся большие потери, отряды прорвались в лес в 10—12 километрах юго-западнее совхоза Бытень. Здесь большая масса советских войск была разделена на несколько самостоятельных отрядов: примерно 800 человек составили отряд полковника Осташенко, 600 человек во главе с Пименовым, 600 человек во главе с полковником Берковым, 400 человек с майором Дмитриевым из штаба 28-го корпуса. Часть личного состава этих отрядов составлял и военнослужащие 14-го механизированно¬го корпуса. В дальнейшем эти отряды с оружием выходили на Пинск и Лунинец, в район действий 75-й стрелковой дивизии, и по железной дороге направлялись в сборные пункты для переформирования.

К утру 27 июня, после отхода 28-го стрелкового корпуса, остатки 22-й танковой дивизии готовят рубеж Омговичи – Калита. На рассвете 27 июня 3-я танковая дивизия противника возобновила атаки и смогла подойти к линии Омговичи - Калита, где вновь была задержана советскими войсками. Только около полудни часть этой дивизии обойдя оборонявшихся с севера через Подоресье вышла на Варшавское шоссе и устремилась на Старые Дороги, где находился штаб 4-й армии. Сказались крайняя усталость солдат и почти полное отсутствие средств противотанковой обороны. Это привело к тому, что отряды дивизии были рассеяны по прилегавшим к Варшавскому шоссе району и небольшие их остатки переправлялись через Березину в течение 28 и 29 июня 1941 года, отходя на Осиповичи.

22 июля 1941 года остатки управления 22-й танковой дивизии прибыли в Москву за новыми назначениями.

3 мая 1942 года полковник И.В.Кононов назначен командиром 123-й танковой бригады на Ленинградском фронте.

Командиры:
  • Пуганов Виктор Павлович ( февраль 1941 - 23.6.1941 – погиб)
  • Кононов Иван Васильевич ( 23.6.1941 – 27.6.1941), полковник
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194114МК, 4А, ЗОВОразгромлена в Белорусии, расформирована 28.07.41
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 04.02.2016 Последнее изменение: 26.02.2016