Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

1-й танковый Инстербургский Краснознамённый корпус
Награды:
Орден Красного Знамени
Сформирована в 1942 году

1-я танковый корпус— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Согласно директиве НКО № 724218сс от 31 марта 1942 года 1-й танковый корпус начал формироваться в Москве и Липецке. Костяк корпуса составила 1-я гвардейская танковая бригада (в то время воевала восточнее Гжатска в составе 5-й армии генерала Л. А. Говорова), командир которой М. Е. Катуков вскоре был назначен командиром формируемого 1-го танкового корпуса. Комиссаром корпуса был назначен В. Р. Бойко, а начальником штаба — майор Никитин, который до этого командовал штабом 1-й гвардейской танковой бригады. Кроме того, в подчинение Катукова передавались 89-я бригада тяжёлых танков КВ под командованием Юрова, 49-я танковая бригада Черниенко и 1-я мотострелковая бригада Мельникова. Всего в корпусе должно было быть 24 танка КВ, 88 танков Т-34 и 69 лёгких танков, что в то время представляло собой значительную силу.

В течение апреля к прибывшей в Липецк 1-й гвардейской танковой бригаде присоединились остальные бригады, таким образом к концу апреля 1942 года укомплектование корпуса закончилось, а личный состав приступил к боевой учёбе.

С 21 апреля 1942 года директивой Ставки ВГК № 170284 от 20 апреля 1942 года 1-й танковый корпус, вместе с 3-м и 4-м танковыми корпусами передан в состав Брянского фронта. Соединения и части корпуса заняли позиции в деревнях севернее города Ливны Орловской области. На 22 апреля 1942 г. - 30 КВ, 60 Т-34, 48 Т-60. Всего 138 танков

28 июня немецкая группа армий "Юг" начала операцию "Блау" - наступление на Кавказ и Сталинград. В полосе Брянского фронта основной удар наносила 2А Вейхса и 4ТА Гота. Немецкие XXXXVIII (24-я танковая дивизия и мд «Великая Германия») Фердинанда Гейма и XXIV (9-я танковая, 3-я моторизованная и 377-я пехотные дивизии) Виллибальда Лангемана прорвали оборону Брянского фронта на стыке 13 и 40 армий фронта и устремились к Старому Осколу. Левый фланг ударной группировки прикрывался LV армейским корпусом (45, 95 и 299 пд). 1ТК находился в районе Ливны. После прорыва обороны 13А корпус в ночь на 30 июня был выдвинут в район д.Жерновка и с утра 30.06 перешел в наступление силами 1гвтбр и 49 тбр в южном направлении вдоль жд (1мсбр и 89тбр находились в резерве). К исходу дня удалось продвинутся на 10 км и выйти к Студеное. Наступающие бригады постоянно подвергались авианалетам противника. 1 июля удалось еще продвинутся в южном направлении вдоль жд, но успех противника на главном направлени, где немецкие подвижные соединения уже переправились через р. Кшень вынудил прекратить контрудар и перебросить корпус в район Юрское на восточный берег р. Кшень. 1мсбр была оставлена в резерве 13А. Утром 2 июля 89тбр атаковала противника в направлении Калиновки и отбросила немецкие части за Кшень (потери 3 КВ и 4 Т-60). 1гвтбр атаковала в направлении Мишино и потеряла 7 танков (4 эвакуированы). 3 июля бригады корпуса продолжали атаковать противника в районе Мишино, Алексеевка. 89 тбр потеряла 18 танков (14 эвакуировано). Однако наступление противника с плацдармов на р. Кшень это не остановило. Немецкие моторизованные части 4 июля продолжали наступать в направлении Воронежа.

С 5 июля части корпуса отражали контрнаступление противника из района Мишино, Захаровка. К этому моменту корпус насчитывал: 89тбр - 12 КВ, 16 Т-60; 49тбр - 10 Т-34, 6 Т-70, 12 Т-60; 1гвтбр 13 Т34, 5 Т-70, 16 Т-60. С 7 июля командующему корпусом был подчинен правофланговый 16ТК. 7 - 9 июля оба корпуса вместе с 15сд и 8КК продолжали контрнаступление в районе Мишино. Вечером 8 июля была занята Бол. Ивановка но утром 9 июля наши части были выбиты из нее. Атака 15 сд днем 9 июля на Бол. Ивановку успеха не имела. Больших успехов атаки корпуса 5-9 июля не имели, т.к. противник подтянул резервы к угрожаемому участку и не дал танкистам развить успехи первых дней.

12 июля корпус сдал позиции пехоте и выдвинулся в район Стегаловка, Стрелецкое. 1 мсбр вновь вошла в состав корпуса. На 14 июля корпус насчитывал: 89тбр - 10 КВ, 19 Т-60; 49тбр - 14 Т-34, 10 Т-70, 14 Т-60; 1гвтбр 12 Т34, 8 Т-70, 18 Т-60.

После отдыха и пополнения18 июля корпус выдвинулся в район Перекоповка (на 19 июля в строю 89тбр - 10 КВ, 6 Т-70,25 Т-60; 49тбр - 39 Т-34, 8 Т-70, 20 Т-60; 1гвтбр 36 Т34, 7 Т-70, 17 Т-60). 21 июля корпус перешел в наступление в направлении Малой Верейки и к концу дня 49тбр вышла к этому насел. пункту. 22 июля проведя разминирование и наведение переправ через р. Сухая Верейка 1гвтбр и 49 тбр продолжили наступление в южном направлении. 1мсбр наступала во втором эшелоне корпуса, 89тбр резерв. В ходе боя тяжело ранен командир 49тбр. 23 июля корпус продвинулся к Сомово. Противник контратаковал бригады корпуса, но был отражен. С 24 июля противник перешел в наступление в основании прорыва и атаковал части 237сд. Оборона дивизии была прорвана и враг вышел к Ломово. 26 июля из за опасности наступления немцев из Большой Верейки на Ломово корпус был переброшен в район Крешенки (с-в Бол. Верейки). 27 июля Катукову были подчинены 167сд, 104сбр и 124ГАП РКГ. Этими силами 27 июля было приказано атаковать и занять Большую Верейку. На 27 июля 1ТК насчитывал (89тбр - 3 КВ, 2 Т-34, 11 Т-60; 49тбр -11 Т-34, 5 Т-60; 1гвтбр 23 Т34, 5 Т-70, 10 Т-60). Частям корпуса и приданным стрелковым подразделениям удалось выйти к окраинам Бол. Верейки, но отбить ее не удалось, однако Ломовку противник оставил. С 29 июля части корпуса перешли к обороне на занятом рубеже сев. Бол. Верейки.

Утро 12 августа корпус вместе со 167сд и 104 сбр вновь атаковал противника между Бол Верейкой и р. Дон. 13 августа стрелковые части и бригады корпуса достигли н.п. Каверье, Скляево, однако встретили сильное сопротивление при переправе танков через р. Бол. Верейка из-за фланкирующего огня противника держащего переправы под обстрелом. Дальнейшего развития наступление не получило. Противник успешно оборонял рубеж Верейка, Скляево, Рубцово. Несмотря на то что в подчинение командующего 1ТК передали также 150тбр и 253сбр продвинутся дальше не удалось. На 21 августа корпус насчитывал: 89тбр - 2 КВ, 4 Т-34, 18 Т-60; 49тбр -13 Т-34, 14 Т-70,115 Т-60; 1гвтбр 15 Т34, 2 Т-70, 17 Т-60, 1мсбр насчитывала 121 активных штыков (перед наступлением более 1200чел). 30 августа корпус был выведен в резерв и перебрасывался в район Щекино в состав 5ТА.

C сентября 1942 года командующим 1 тк назначен Бутков, Василий Васильевич. В начале октября 1гвтбр, 49тбр и 1мсбр были выведены из состава корпуса. 6 октября в состав корпуса прибыли 117 и 159тбр (32 т-34 и 21 Т-70). 10 октября прибыла 44мсбр. 44-я мотострелковая бригада была новой, сформированной меньше чем за месяц до включения в состав 1-го танкового корпуса, и не имела боевого опыта. Зато она была укомплектована в основном кадровым личным составом из числа морских пехотинцев, прослуживших на Тихоокеанском флоте по 5–7 лет и не успевших уйти в запас в связи с началом войны. 117 и 159 тбр были сформированы только в 1942, однако успели получить уже боевой опыт. 117тбр участвовала в июле 42г. в наступление против Демянской группировки противника, а 159тбр с июня 42г. в составе 38А ЮЗФ участвовала в боях в излучине Дона, попала в окружение но вырвалась из него.

19 октября корпус получил приказ передислоцироваться на Сталинградское направление . К 31 октября корпус сосредоточился в районе х. Ожогин, Михайловский, Реутовский (сев. берег Дона между Вешенской и Серафимовичами). 31 октября же Ставка организовала между Брянским и Донским фронтами новый Юго-Западный фронт под командованием Н.Ф. Ватутина. В его составе были 63А, 21А, 5ТА. Позже в его состав была включена 1ГвА. 5-я танковая армия имела в своем составе шесть стрелковых дивизий (14-ю и 47-ю гвардейские, 119,124,159 и 346), 1-й и 26-й танковые корпуса, 8-ю гвардейскую танковую бригаду, два отдельных танковых батальона, 8-й кавалерийский корпус и 8-й отдельный мотоциклетный полк.

Новый фронт создавался с прицелом на проведение крупной наступательной операции по окружению противника в районе Сталинграда. Основной ударной силой должна была стать 5ТА П.Л. Романенко которая должна была наступать на фронте в 32 км. Танковая армия строилась в два эшелона. В первом эшелоне армии находились четыре стрелковые дивизии со средствами усиления и во втором эшелоне — еще две стрелковые дивизии, два танковых корпуса и кавалерийский корпус. Последние должны были войти в прорыв, пробитый соединениями первого эшелона. Танковые корпуса (26 и 1) после ввода в прорыв развивали успех ударом в направлении Перелазовский, Калач, навстречу подвижной группе Сталинградского фронта. Для обеспечения действий танковых корпусов с юго-запада по следам танков следовал кавалерийский корпус с задачей захвата рубежа р. Чир и удержания его до подхода стрелковых соединений армии. Общая глубина наступления войск фронта составляла 140 км, которые планировалось преодолеть за трое суток с недостижимым для пехоты среднесуточным темпом наступления — 40–50 км. Здесь впервые делался расчет на оперативные и мобильные возможности танковых корпусов. 1-й танковый корпус получил задачу войти в прорыв через четыре часа после начала наступления 47-й гвардейской и 119-й стрелковых дивизий. В случае если к моменту подхода корпуса к переднему краю прорыв не будет завершен, корпусу поручалось оказать помощь стрелковым дивизиям и во взаимодействии с ними завершить прорыв обороны противника. Сразу же после этого, обогнав пехоту, корпус должен был наступать на заходящем фланге армии в направлении Клиновой, Песчаный (Усть-Медведицкая), Большая Донщинка, Калач-Куртлак совместно с 26-м танковым корпусом и при поддержке смешанного авиакорпуса уничтожить по частям подходящие с запада и юго-запада резервы противника. К исходу дня корпусу ставилась задача овладеть районом Калач-Куртлак, ср. Гусынка, Липовский, имея передовые части на рубеже Кривой, Слепихин. На второй день корпусу предстояло наступать в направлении хутора Лобакин, Погодинский и к исходу дня овладеть районом Погодинский, Тузов, Зрянинский. Справа вслед за 1-м танковым корпусом вводился в прорыв 8-й кавалерийский корпус. Слева с задачей при необходимости завершить прорыв обороны противника вводился 26-й танковый корпус. И наконец, за 1-м танковым корпусом следовал 8-й мотоциклетный полк, который имел задачу из района Песчаный стремительным броском в юго-восточном направлении овладеть железнодорожной станцией Обливская.

Контрнаступление под Сталинградом (19-30 ноября 1942г.)[battle.volgadmin.ru/Maps]

Контрнаступление под Сталинградом (19-30 ноября 1942г.)

Первоначально время перехода к контрнаступлению было определено Верховным Главнокомандующим следующим образом: для Юго-Западного и Донского фронтов — 9 ноября, для Сталинградского фронта — 10 ноября. Однако ввиду трудностей подвоза войскам всех видов материальных средств (к Юго-Западному и Донскому фронтам вела всего одна железная дорога) создать необходимые запасы к указанному сроку не представлялось возможным. Большие трудности испытывали армейские тыловые части, т.к. автобаты 5ТА имели только 250 автомашин, которым предстояло обеспечить накопление боеприпасов и прочих элементов снабжения от станций находящихся на расстоянии 100-150км. Не желая повторять ошибки, допущенные летом 1942 года на воронежском направлении, командующие войсками фронтов проявили настойчивость и добились решения передвинуть начало наступления на 10 дней. К началу наступления 1-му танковому корпусу удалось полностью завершить подготовку к операции. В частях было накоплено 2 боекомплекта боеприпасов, 1,5 заправки горючего и смазочных материалов, 5 сутодач продовольствия.

К началу ноября корпус ночными переходами с соблюдением строжайших мер маскировки был выдвинут к берегам Дона. При этом 117-я, 159-я танковые и 44-я мотострелковая бригады и другие корпусные части скрытно сосредоточились в лесах северо-западнее Усть-Хопёрской на северном берегу Дона, где до 14 ноября готовили материальную часть к боевым действиям в зимних условиях. И только 89-я танковая бригада сразу выходила фактически в исходный район для наступления на плацдарм на южном берегу Дона (район Зимовский). Перегруппировка проводилась с соблюдением тщательных мер маскировки, соблюдалось строжайшее радиомолчание, все передислокации проводились только ночью. Противнику удалось определить подготовку наших частей к наступлению, но не состав группировки, не место нанесения основного удара , не дату начала определены не были. К 18 ноября части корпуса заняли исходные районы для выдвижения и ввода в прорыв. В первом эшелоне предусматривалось наступление 117-й танковой бригады подполковника Д. И. Фёдорова и 159-й танковой бригады подполковника С. П. Хайдукова, во втором эшелоне — 89-й танковой бригады подполковника А. В. Жукова и 44-й мотострелковой бригады подполковника П. В. Ивлиева.

Наличие техники в 1ТК на 19 ноября 1942 года
КВТ-34Т-60Т-70Всего:
89тбр8819-35
117тбр-22-2547
159тбр-20-1737
307огмд - 8шт. РС-8119

В 7:20 19 ноября началась 1,5 часовая артподготовка. В 8 часов 40 минут 47-я гвардейская и 119-я стрелковые дивизии 5-й танковой армии атаковали противника. Вслед за ними продвигались к рубежам ввода в сражение танковые бригады 1-го танкового корпуса. От этих бригад в боевых порядках стрелковых частей находились наблюдатели, следившие за изменениями, происходившими в обороне противника. К 12 часам стрелковые части овладели первой позицией главной полосы обороны. Преодолевая нарастающее сопротивление противника, они подошли ко второй позиции обороны. Однако здесь темп их наступления начал снижаться. Опираясь на сильно укрепленные пункты, противник оказал ожесточенное сопротивление. Румыны, чувствовавшие себя чужими как для своих противников, так и для «своего старшего брата», надеялись только на себя и отчаянно защищались. Намеченные сроки прорыва обороны срывались. И тогда командующий 5-й танковой армией дал сигнал танковым корпусам развернуться и атаковать противника для завершения прорыва главной полосы его обороны.

Эффект был оглушительным. В 12 часов 30 минут танкисты 117-й и 159-й танковых бригад ворвались в боевые порядки 5-й и 7-й пехотных дивизий 3-й армии румын, сломили их сопротивление, прорвали главную полосу обороны, вошли в прорыв и к 13 часам 30 минутам вышли на свои маршруты развития успеха. Были захвачены первые 600 пленных румынских солдат и офицеров, 200 лошадей, 100 груженых повозок и 80 орудий разных калибров. Высланные вперед разведгруппы сообщили данные об обнаруженной сильной артиллерийской группе противника на огневых позициях, расположенных по направлению движения 117-й и 159-й танковых бригад в районе хутора Клиновой. С ходу 89, 117, 159-й танковые бригады 1-го танкового корпуса во взаимодействии с 157-й танковой бригадой 26-го танкового корпуса атаковали огневые позиции противника и в течение 30 минут их полностью уничтожили.

С разгромом артиллерии 5-й и 7-й дивизий румын деморализованный противник, по существу, прекратил сопротивление на этом участке и начал ротами и батальонами сдаваться в плен. Продолжая стремительное продвижение вперед, передовые батальоны 117-й и 159-й бригад к исходу первого дня наступления вышли в район Песчаного. Однако здесь в районе Усть-Медведицкой части 1ТК и 8КК столкнулись с оперативными резервами противника. Еще до начала операции имелись сведения о наличии в тылу противника танковых резервов. Это был XXXXVIIITK немцев: 22тд немецкая и 1тд румынская. В связи с образованием в главной полосе обороны противника зияющей бреши — свыше 16 км по фронту и 20 км в глубину — немецкое командование приняло решение ввести в бой резервы, о которых предупреждал генерал армии Г. К. Жуков на упоминавшемся выше совещании 3 ноября.

Создалась весьма острая обстановка. Высланные вперед разведывательные группы 1-го танкового корпуса продолжали успешно действовать под покровом ночной темноты и густого тумана. К рассвету они донесли, что противнику уже к исходу 19 ноября удалось выдвинуть в район Песчаного часть сил 22-й немецкой и 1-й румынской танковых дивизий 48-го танкового корпуса. В самом населенном пункте, упредив наши войска, заняли оборону 6-й танковый полк 1-й танковой дивизии румын, до 20 танков 22-й танковой дивизии 48-го танкового корпуса немцев, а также 3 артиллерийских дивизиона идо батальона пехоты немцев. Кроме того, было обнаружено движение с юго-востока из района Липовского в направлении Песчаного двух крупных колонн танков, кавалерии, пехоты и артиллерии. Это означало, что противник намерен, сосредоточив основные силы 48-го танкового корпуса и 7-й румынской кавалерийской дивизии в районе Песчаного, нанести мощный удар по правому флангу нашей подвижной группировки. Это ставило под угрозу всю операцию «Уран».

Стало ясно, что 1-му танковому корпусу предстоит выполнить одну из самых ответственных задач операции: во взаимодействии с частями усиления разгромить главный резерв немцев на этом направлении — 48-й танковый корпус в составе 22-й немецкой и 1-й румынской танковых дивизий.

В своих мемуарах о боевых действиях 1ТК Кириченко П.И. пишет о лихой атаке 20 ноября танкистов корпуса и кавалеристов 8КК, опрокинувших оборону противника у Песчанного. Однако в документах 5ТА ситуация описывается несколько иначе. Ночная атака 1ТК на Усть-Медведицкую оказалась неудачной. Весь день 1ТК, 8КК и 8мцп вели бои за Усть-Медведицкую и лишь к вечеру оборона противника была сломана и враг начал откатываться к югу. В отчете указывалось, что наши подвижные части не воспользовались своей маневренностью и атаковали противника в лоб не попытавшись обойти его позиции.

После прорыва обороны не ввязываясь в дальнейшие бои повернули вправо к Бод. Донщинке, где вновь встретили отходящие части 48ТК противника. Повернув вновь вправо к Липовскому ночью была совершена дозаправка танков корпуса и утром 22 ноября корпус продолжил наступление к Суровикино. Ушедшая далеко вперед танковых бригад 44мсбр захватила 23 ноября Бол. Осиповку и вечером 23 ноября ворвалась на ст. Чир, где было захвачено огромное количество военного имущества (к слову эти склады обеспечивали снабжение 5ТА продовольствием в течении месяца). К этому времени корпус понес большие потери. В танковых бригадах оставалось всего 30 танков: 89тбр - 1 КВ,2 Т-34, 4 Т-60; 117тбр 3 Т-70; 159тбр-4 Т-34, 4 Т-60. Попытка корпуса одновременно атаковать и Суровикино и Рычковский и др. станции на жд Лихая-Сталинград не принесли успеха. Распыление сил привело к тому что противник смог удержать большинство опорных пунктов на жд. Однако действовавшие левее 26 и 4ТК соединились 23 ноября с частями Сталинградского фронта организовав первое крупное окружение противника осуществленное нашими механизированными соединениями.

На 23 ноября в составе корпуса оставалось 30 танков в 307огмд осталось только 3 установки (остальные вышли из строя), к тому же из-за наладившейся погоды наши войска стали подвергаться постоянной бомбежке с воздуха. Выполнив до конца свою роль оперативного наступательного средства, 1-й танковый корпус тут же приступил к выполнению следующей задачи — участию в создании активно действующего внешнего фронта окружения. В течение 24 и 25 ноября войска корпуса вели упорные и напряженные бои в излучине рек Дон и Чир по очищению населенных пунктов от захватчиков. С 25 ноября до подхода основных сил 5-й танковой армии 1-й танковый корпус, не имея достаточных сил для ведения дальнейших активных действий, временно закрепился на рубеже Большая Осиновка, Старомаксимовский, Новомаксимовский, Ерицкий. Занимая оборону, корпус до 30 ноября вел оборонительные бои, удерживая занятый рубеж и отражая неоднократные атаки с направления Верхне-Чирского. С приходом основных сил армии корпус сдал обороняемый им рубеж 258-й стрелковой дивизии и получил новую боевую задачу: 1 декабря в 8 часов форсировать реку Чир в районе Свиридовского и ударом в направлении Сысойкин, Верхнее-Алексеевский овладеть этими пунктами, выставив боевое охранение фронтом на запад в районе ферма № 3, совхоз № 78. Вплоть до 30 ноября бригады корпуса вели бои в районе Рычковский, Верхне-Чирский после чего были выведены в резерв в район Жирков.

1 декабря корпус получил приказ прорвать оборону противника на р.Чир и наступать в направлении Верхне-Аксеновский. Немецкая авиация постоянно бомбила боевые порядки корпуса. Тем не менее 2 декабря танкисты приступили к выполнению задания. Были наведены переправы через Чир в районе Свиридовский. Переправившиеся на южный берег встретили слабое сопротивление врага, однако господство немецкой авиации не давало возможности продвигаться вперед. Группы по 15-30 самолётов постоянно бомбили расположение корпуса. Лишь в 16:00 группа двинулась вперед. Бригады насчитывали 5 Т-34, 5 Т-70 и 7 Т-60. В 44мсбр оставалось 190 активных штыков. Справа наступала 119сд, слева 3ГвКК. Атака корпуса в районе Лисиновского на южном берегу Чира успеха не имела и бригады были отведены для приведения себя в порядок в район Жирков. В районе Свиридовский был обнаружен склад противника с 3000 бочек горючего. После небольшого отдыха 7 декабря корпус вновь перешел в наступление. После небольшого артналета танкисты атаковали противника и прорвали его оборону. Бригады заняли Сысойкин и повернули на с-в попытавшись взять с тыла важную высоту 161. Однако здесь наши танкисты натолкнулись на сильное сопротивление врага и были вынуждены отступить. Наращивать успех частей корпуса было нечем. С утра 8 декабря немецкие войска атаковали части корпуса со стороны выс. 161. и с тыла на Сысойкин (здесь оборонялась 216тбр). Понеся большие потери корпус отошел в район Островский где оборонялся 9-13 декабря.

В период с 9 по 14 декабря корпус вел оборонительные бои в районе Островский, Лисинский, поддерживая оборону 119-й и 333-й стрелковых дивизий 5-й танковой армии и перемалывая резервы, втягиваемые противником в бой. В середине декабря гитлеровское командование начало сосредотачивать крупную группировку в районе Обливская, Морозовск, Тормосин, намереваясь нанести глубокие удары по району, занятому нашими войсками, прорвать фронт окружения и установить связь с войсками, зажатыми в районе Сталинграда. 14 декабря были получены сведения от перебежчика что противника намеревается силами двух танковых дивизий перейти в наступление в сев. направлении через Чир. Ожидая это наступление бригады корпуса заняли оборону в район Свиридовского по сев. берегу Чира. 1-й танковый корпус получил задачу в ночь на 15 декабря занять оборону во втором эшелоне 5-й танковой армии по северному берегу реки Чир фронтом на юг и юго-запад с целью не допустить танки противника в междуречье рек Добрая и Лиска. В случае прорыва танков и пехоты противника в направлении Суровикино, Жирков корпус должен был выдвинуться на участок Жирков, восточная окраина Суровикино по реке Добрая фронтом на запад и занять оборону. Однако атаки противника не последовало. В результате успешного наступления 1-й и 3-й гвардейских армий Юго-Западного фронта в направлении на Тацинскую, Морозовск, начатого 16 декабря, опасность деблокирования окруженной группировки противника была ликвидирована.

17 декабря корпус перешел в наступление на Нижне-Чирскую однако натолкнувшись на сильную пт оборону 2 бригады понесли большие потери. Другие бригады было решено в бой не вводить. К исходу дня корпус насчитывал 24 Т-34, 66 Т-70, 1 Т-60. До 22 декабря корпус вел бои вместе с 47гвсд в районе Свиридовский, после чего сдав оставшиеся несколько танков в 8гвтбр выводился в резерв в район Жирков. К этому времени боевой состав каждой из бригад насчитывал всего около 40человек, а в 44мсбр около 80 человек. С 25 декабря противник начал отступление на многих участках линии фронта 5ТА. Бригады корпуса проведя ремонт и восстановив некоторое количество машин были введены на разных участках 5ТА для помощи наступающим дивизиям. Несколько бригад обороняли р. Чир. С 1 января противник начал отвод своих войск с р. Чир. 1ТК сдал оставшиеся танки в другие части и выдвинулся на ст. Лог направляясь в резерв Ставки ВГК. С 9 по 12 января эшелоны корпуса отправлялись со ст. Лог для переброски в район Тамбова, где бригады корпуса сосредоточились к 25 января.

Находясь в резерве в Тригуляевских лагерях корпус получил пополнение и новые танки. Все бригады прошли курс боевой подготовки. 19-24 февраля 1ТК был переброшен по жд на Западный фронт разгрузившись в район Сухиничей. 18-21 марта корпус участвовал в наступление 49А в районе сев. Спас-Деменска имея задачей перерезать Варшавское ш.. Вместо прорыва обороны противника, блокирования и разгрома главных сил группы армий «Центр» в районе Спас-Деменска части 49-й армии и 1-го танкового корпуса в течение четырех дней вели плохо скоординированные боевые действия против сильно укрепленного противника, находясь к тому же в крайне неблагоприятных для наступления погодных условиях. Потери, понесенные танкистами, были колоссальными. Погибли командир 44-й мотострелковой бригады подполковник П. В. Ивлиев, начальник штаба 159-й танковой бригады подполковник А. М. Ефремов и другие опытные командиры. Всего потери корпуса составили 1251чел. убитыми и раненными. Из 123 танков в начале операции в строю осталось лишь 34 единицы. Понеся потери корпус был отведен в район Мосальска, где оставался в резерве Западного фронта до начала Курской битвы.

Наличие техники в 1ТК на 9 июля 1943 года
Т-34Т-70Т-60Всего:
89тбр2712443
117тбр2413744
159тбр3712655
Всего: 142 танков, 16 су-122 и 2 су-76

Утром 12 июля 1943г. после мощной артподготовки 11 Гвардейская армия Баграмяна И.Х. перешла в наступление на р. Жиздра. К середине дня, после прорыва стрелковыми соединениями обороны врага, в прорыв был введен 5ТК Сахно М.Г.. В 5 часов 13 июля 1943 года также в бой вводился и 1-й танковый корпус. Уже при подходе к рубежу Пустой, Старицы, Старица разведкой было установлено, что на этом рубеже заняли оборону отошедшие сюда 12 июля части 293-й пехотной дивизии, 13-го минометного полка, 5-го артиллерийского полка и первые подразделения перебрасываемой сюда 5-й танковой дивизии противника (до пятидесяти танков и тридцати САУ). 44-я мотострелковая бригада, начав в 5 часов движение в направлении Колосове, Старица, на стыке дорог в одном километре восточнее Отвершек первой вступила своим авангардом в бой с противником. К 6 часам на рубеж Дубна, Отвершек вышла 89-я танковая бригада. Двигавшиеся правее 117-я танковая бригада и 1437-й самоходно-артиллерийский полк значительно отстали из-за наличия минных полей и бездорожья. Тогда по указанию генерала Буткова они были также выведены на левый маршрут за 89-й танковой бригадой. К 7 часам они вышли на рубеж Дубна, Отвершек. Сюда же к 7.30 вышла 159-я танковая бригада.

Генерал Бутков принял решение атаковать опорный пункт Старицы и овладеть им. 159тбр оставалась в резерве. Преодолевая упорное сопротивление противника, атакующие подразделения к 10 часам подошли к противотанковому рву в 300 м севернее Стариц. Танки, встреченные сильным артиллерийским огнем и неся потери, не смогли с хода преодолеть этот ров. Пути для обхода Стариц с обоих флангов преграждали непроходимые для танков овраги. Пришлось многострадальным саперам совместно с мотопехотой 44-й мсбр под сильным огнем противника проделывать проходы в противотанковом рву и минных полях перед самыми позициями противника. Несмотря на неизбежные потери, к 17 часам 13 июля эта задача была выполнена, и части корпуса, используя проделанные проходы, возобновили атаку. В бой был введен резерв — 159-я танковая бригада. Ей рыла поставлена задача: действуя из-за правого фланга 89-й танковой бригады в юго-западном направлении, прорваться на южную окраину Старицы, отрезать пути отхода немецкого гарнизона и совместно с 89-й танковой и 44-й мотострелковой бригадами овладеть опорным пунктом Старица. Выполняя эту задачу, 159-я танковая бригада с Наступая с десантом мотопехоты бригада прорвалась через юго-западную окраину Старицы и атаковала противника с тыла. К 17 часам 30 минутам 1-й танковый корпус овладел опорным пунктом Старица. Не задерживаясь здесь бригады продолжили наступление и к 19 часам выбили противника из населенных пунктов Медынцево и Дудорово.

На следующий день, 14 июля, наступательные действия 1-го Танкового корпуса были продолжены. В связи с прошедшим в ночь на 14 июля проливным дождем, отсутствием мостов, неисправностью дорог тылы 159-й танковой бригады, двигавшиеся в хвосте тылов корпуса, не смогли своевременно доставить ГСМ и боеприпасы к танкам, чем задерживали наступление бригады. Дорога Дударово — Крапивна проходила через лесной массив по сыпучему песку и по болотистому берегу реки Черебеть, пересекалась множеством ручьев, через которые не было мостов. Некоторые участки дороги оказались непроходимыми для колесных машин. Саперам, мотопехоте и остальному личному составу колонн — от рядового до офицера — пришлось строить мосты и возводить гати. Только к 12 часам удалось обеспечить проход головной бригады на участке Дударово — Крапивна. В 14 часов 89-я танковая бригада, выйдя южнее реки Ржевка, передовым отрядом наткнулась на стоящие колонны 5-го танкового корпуса. Не имея возможности обогнать эти колонны, командир бригады полковник К. Н. Банников решил сосредоточить танковые батальоны в оврагах севернее Мелево в готовности продолжать движение за 5-м танковым корпусом. В 16 часов при подходе к Попову была встречена организованным огнем противника с северной опушки леса, что южнее Афанасово. Перейдя в решительную атаку к 20 часам 159тбр овладела опорными пунктами Попов, Минин отбросила противника за реку Вытебеть. Следующим объектом действий 1-го и 5-го танковых корпусов командование назначило железнодорожную станцию Хотынец. Овладению этой станцией придавалось большое значение. Перехват железной дороги Орёл — Брянск и шоссейных дорог лишил бы противника возможности организованного отвода войск группы армий «Центр» из Орла на запад либо оказания помощи ей с запада из района Карачева. Фактически это означало отсечение орловской группировки противника от остальных сил группы «Центр», что обрекало ее на неизбежную гибель.

При выполнении этой задачи танковые корпуса столкнулись со все более усложнявшейся обстановкой. В дополнение к частям 18-й танковой дивизии противником были переброшены к прорыву 2, 9 и 20-я танковые дивизии 9-й полевой армии. Кроме того, семь дивизий, в том числе три танковые, были направлены в этот район с других участков советско-германского фронта. Сюда же были брошены крупные силы авиации. Это сразу же сказалось на возрастании его сопротивления частям 11-й гвардейской армии, особенно танковым и мотострелковой бригадам 1-го и 5-го танковых корпусов. Передовой отряд 1ТК ночью на 15 июля оборудовал переправу через реку Вытебеть. Утром 15 июля, несмотря на сильный артиллерийский огонь противника, главные силы 1-го танкового корпуса переправились на восточный берег реки Вытебеть и начали продвижение в южном направлении. Но дальше двигаться форсированным маршем не удалось. Этому препятствовали сильный огонь со стороны опорного пункта Крутицы и непроходимость дорог для колесных машин. Сломить сопротивление противника и проложить колонные пути удалось лишь к 17 часам 15 июля.

Следующий день, 16 июля, оказался для 1-го танкового корпуса критическим. Авиация противника с самого утра до 22 часов 16 июля вела ожесточенную бомбардировку боевых порядков и тылов корпуса. Производя методические налеты через каждые 30 минут группами по 50–60 самолетов, она сковывала активность наших войск, прижав их к земле. К тому же из района Узкое по нашим войскам противник открыл мощный фланговый артиллерийский огонь. А с фронта, прикрываясь действиями авиации, выступили передовые части 18-й и 20-й танковых дивизий противника. Штаб корпуса и корпусные части, вышедшие из района Каменки, на рассвете 16 июля подверглись мощному налету авиации и понесли большие потери в личном составе и средствах управления. Выделенная для прикрытия штаба корпуса зенитная батарея была полностью сожжена. Сгорело несколько спецмашин. Штаб был разбросан по лесу. В тяжелом положении оказалась 89-я танковая бригада, находившаяся в районе Крутицы, Крутицкий. Атакованная танками и мотопехотой 20-й танковой дивизии немцев, она в течение дня отражала их натиск, не прекращая попыток продвижения вперед. Не менее драматично сложилась обстановка в 159-й танковой и 44-й мотострелковой бригадах. Выйдя на рубеж Слободка, Покровское, они были остановлены сильными подвижными отрядами 18-й танковой дивизии противника. Более того, группа в 25 танков с батальоном мотопехоты противника, сбив боковой заслон 159-й танковой бригады, отрезала колонну колесных машин этой бригады и пешую колонну 44-й мотострелковой бригады, а также тылы обеих бригад. 117-я танковая бригада, встретив на рубеже Узкое сильное сопротивление противника, также продвижения на юг не имела. Потери, понесенные частями корпуса в течение 16 июля, были очень тяжелыми. Корпус потерял 243 человека, 14 танков, бронетранспортеров и бронеавтомобилей, 65 автомобилей, 9 мотоциклов, большое количество средств связи и управления. Создалась реальная угроза уничтожения корпуса по частям.

Тогда командир корпуса принял вынужденное решение: в течение ночи на 17 июля отвести 44-ю мотострелковую, 159-ю и 117-ю танковые бригады и 1437-й самоходный артполк в леса севернее Каменского, а 89-ю танковую бригаду в район Каменки и привести части в порядок.

Во исполнение этого решения части корпуса, кроме 89-й танковой бригады, в ночь с 16 на 17 июля были отведены в район Каменка, Каменский и к 5 часам 17 июля заняли здесь оборону. 89тбр вынуждена была продолжать вести огневой бой с атаковавшими ее танками и мотопехотой в районе Крутицкого, Крутиц. В результате работ, выполненных в районе Каменка, Каменский, к 21 часам 17 июля количество боеспособных танков и самоходных артиллерийских установок составляло: — в 89-й танковой бригаде: 25 Т-34, 3 Т-70, 1 Т-60; — в 117-й танковой бригаде: 19 Т-34, 6 Т-70, 3 Т-60, 2 СУ-76; — в 159-й танковой бригаде: 20 Т-34, 9 Т-70, 5 Т-60; — в 1437-м самоходно-артиллерийском полку: 1 Т-34, 10 СУ-122.

В 21 час 17 июля наступление корпуса в южном направлении было возобновлено. Уже к 4 часам 18 июля, преодолевая сопротивление танков и мотопехоты противника, 89-я и 159-я танковые и 44-я мотострелковая бригады овладели опорными пунктами Пешково, Ивановский. Встретив сильное огневое сопротивление противника, они не смогли продвинуться дальше и закрепились на достигнутом рубеже.

Для того чтобы преодолеть возросшее сопротивление противника, 18 июля в полосе 11-й гвардейской армии в помощь 1-му и 5-му танковым корпусам командованием фронта был введен 25-й танковый корпус генерала Ф. Г. Аникушина. Ему было приказано двигаться на Хотынец. В тот же день танкисты вступили в бой. Путь им преградили переброшенные сюда из-под Брянска 253-я и 707-я немецкие пехотные дивизии. Наткнувшись на организованный огонь и подвергаясь непрерывным массированным ударам вражеской авиации, корпус своими главными силами прорваться на Хотынец не смог. Только 162тбр удалось опередить 19 июля главные силы корпуса на 20 км, внезапно ворвалась в поселок. Танкисты 162-й танковой бригады уничтожили бронепоезд и железнодорожный эшелон, частично груженный танками, разрушили участок железной дороги. Но затем, атакованные противником с нескольких направлений, они вынуждены были с боями отойти на соединение с главными силами.

Воспользовавшись выдвижением 25ТК в район Ягодного, в ночь на 19 июля все части 1-го танкового корпуса возобновили наступление в южном направлении. 89-я танковая бригада после короткого боя овладела населенным пунктом Шумовски. 159-я танковая бригада с 3-м батальоном 44-й мотострелковый бригады, овладев населенными пунктами Кащеевка и Зуевка, продолжали продвижение в южном направлении. Однако противник, атаковав с фланга из района Узкого, вновь овладел Кащеевкой и Зуевкой; отрезав часть сил и тылы 159-й танковой и 44-й мотострелковой бригад от главных сил бригад. Лишь к 20 часам 19 июля, оборудовав переправы через реку Вытебеть в районе Бутырки, тылы были отведены в район Низины.

Ночь и день 20 июля стали для 1ТК особенно неудачными. Накануне на пути нашего наступления корпусная разведка выявила сильный опорный пункт противника Ильинское, насыщенный большим количеством противотанковой артиллерии. С наступлением темноты 159-я танковая бригада атаковала Ильинское и к полуночи неожиданно легко прорвалась через него. Встреченная с фронта сильным огнем артиллерии из населенного пункта Студёновка, бригада попыталась отойти обратно в Ильинское, однако была обстреляна с коротких дистанций из огневых точек во дворах, садах и огородах Ильинского. Малочисленный десант автоматчиков бригады, неся большие потери, не мог обеспечить действия танков. В результате этого при прохождении бригады через Ильинское в северном направлении она понесла большие потери. В течение дня противник крупными силами танков и мотопехоты контратаковал части корпуса, вернул себе Коробецкую, Волобеевку, Букине Противотанковая и бомбардировочная авиация группами по 20–30 самолетов вновь беспрерывно штурмовала боевые порядки частей корпуса. В результате корпус за ночь и день боя 20 июля потерял 53 танка и 2 самоходно-артиллерийские установки, в том числе 48 танков и одна СУ-122 сгорели от вражеских авиабомб. Эти потери оказались критическими и в значительной степени повлияли на дальнейшую судьбу корпуса.

Чтобы сберечь людей и оставшуюся технику корпуса, генерал Бутков решил отвести 117-ю и 89-ю танковые бригады и 1437-й самоходно-артиллерийский полк в лес северо-западнее населенного пункта Низина, который по приказу командующего БТ и MB Западного фронта обороняла 44-я мотострелковая бригада. Сюда комкор приказал эвакуировать подбитые и застрявшие машины, принять меры к их восстановлению и к эвакуации раненых. Нужно было успеть привести имеющиеся силы танкового корпуса в боевое состояние к моменту выхода в район Ильинского частей 16-го гвардейского стрелкового корпуса, чтобы во взаимодействии с ними продолжить выполнение задачи в хотынецком направлении.

В 0 часов 25 минут 23 июля от генерала Мостовенко был получен приказ: 1-му танковому корпусу совместно с частями 36ГвСК (126-й и 18-й сд) атаковать противника в южном направлении на Шестаково, Узкое и уничтожить его силы в районе Кобыльское, Узкое, Сорокино. Выполняя приказ генерал Бутков принял решение из числа всех боеспособных танков 89, 117 и 159-й танковых бригад сформировать две полноценные танковые роты под командованием командира танкового батальона 117-й танковой бригады и совместно с 44-й мотострелковой бригадой в течение ночи провести подготовку к выполнению поставленной задачи. В 7 часов 30 минут 23 июля после десятиминутного огневого налета артиллерии и минометов на позиции противника 44-я мотострелковая бригада силами двух мотострелковых батальонов во взаимодействии с двумя вновь сформированными танковыми ротами перешла в наступление в направлении Шестаково. Преодолевая жесткое сопротивление противника, танкисты и мотострелки к 9 часам овладели Сорокином, к 12 часам — населенными пунктами Кобыльское и Коробецкая, к 17 часам после упорного боя выбили противника из Шестакова, к 22 часам овладели Киреевом. Заняв к исходу 24 июля рубеж Булатово, Стрыково, Плеханово, Коробецкая, 44-я мотострелковая бригада в течение ночи на 25 июля продолжала вести огневой бой с противником. С 10 часов 25 июля 1-й танковый корпус по приказанию генерала Мостовенко прекратил активные действия с целью подготовки к утру 26 июля к действию в направлении Хотынца. Сосредоточив все танки и САУ в районе 0,5 км восточнее Низины, корпус занялся ремонтом и обслуживанием машин.

Неожиданно обстановка обострилась. В полосе действия 16-го гвардейского стрелкового корпуса перед фронтом 11гвсд, вышедшей на рубеж Шишкино, Умрихино, внезапно появились передовые части дивизии СС «Великая Германия», переброшенной сюда из Белгорода. Сбив части 11-й гвардейской стрелковой дивизии с занимаемого рубежа, противник вынудил их отойти на рубеж Алисово, где они заняли оборону. Чтобы восстановить прежнее положение в подчинение 16ГвСК был передан 1-й танковый корпус. Совершив ночной марш по труднопроходимой болотистой лесной дороге, к 3 часам 26 июля сосредоточился в лесах западнее и юго-западнее Радовищей и Жудре. К этому времени корпус имел в своем составе 25 боеспособных танков Т-34, 8 танков Т-70, 3 танка Т-60 и 6 единиц СУ-122. Тем временем противник продолжал теснить 11-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Начав в 11 часов 30 минут 26 июля новое наступление, он атаковал Алисово и к 12 часам овладел им. По прибытии 1ТК командир 11гвсд распределил части корпуса по стрелковым полкам, а 1437-й самоходно-артиллерийский полк комдив оставил в своем резерве. В течение последующих четырех суток части корпуса совместно с частями 11-й гвардейской стрелковой дивизии вели тяжелые бои в районе Алисово, Изморознь, Радовищи, то отражая атаки превосходящих сил противника, то предпринимая по приказу командования дивизии попытки контратак в направлении Мёртвое, Прогресс, Кузьменкове В течение всего времени авиация противника массированными налетами воздействовала на боевые порядки наших боевых частей. Управление стрелковыми полками и их взаимодействие с частями танкового корпуса были нарушены.

26 июля в полосе левофлангового стрелкового корпуса 11-й гвардейской армии после 60-километрового марша вступила в сражение 4-я танковая армия генерала В. М. Баданова. Взаимодействуя с войсками 61-й армии Брянского фронта, танкисты продвинулись в направлении Болхова. К 29 июля 61-я армия Брянского фронта, 11-я гвардейская и 4-я танковая армии Западного фронта завершили разгром болховской группировки и освободили Болхов. После ликвидации болховской группировки противника на повестку дня встал вопрос ликвидации ядра орловской группировки и освобождения города Орёл. 5 августа Орёл был очищен от немецких захватчиков. Для полной ликвидации Орловского выступа, недопущения организованного отвода остатков орловской группировки противника на запад к Карачеву и Брянску необходимо было перерезать автомобильные и железную дороги Орёл — Брянск.

Для решения этой задачи необходимо было сосредоточение свежих сил на хотынецком направлении. В этой связи в числе других мер командующим Брянским фронтом было принято решение о доукомплектовании 1-го танкового корпуса новой техникой и его дальнейшем использовании по прямому назначению как оперативного наступательного средства армейского подчинения. Для укомплектования корпуса частями усиления прибыли 1514иптап, 108минп. В 12 часов 3 августа 1943 года командир 1ТК получил приказ от генерал-лейтенанта И. X. Баграмяна о выходе корпуса из подчинения командира 16-го гвардейского стрелкового корпуса и сосредоточении в районе Глотова к утру 4 августа 1943 года. К 6 часам 4 августа прибыли в лес в одном километре юго-восточнее Глотова. Строителями 183-го отдельного саперного батальона были оборудованы четыре переправы через реку Вытебеть для колесных и гусеничных машин в районе Льгово, Булатово. Незадолго до выдвижения корпуса к рубежу ввода в прорыв из маршевых рот прибыло пополнение танков. Это позволило довести общее количество танков в строю до 82 единиц. Прибывшие танки совершили 200-километровый марш из района Болхова.

Утром 6 августа 159-я и 117-я танковые бригады с частями усиления перешли в наступление. Однако еще до выхода к намеченному рубежу ввода в прорыв Грачёвка, Булгаково они встретили ожесточенное сопротивление противника на рубеже Ильинское, Волосатово. Выяснилось, что ближайшая задача 36-гo гвардейского стрелкового корпуса — прорыв обороны противника — выполнена не была. Поэтому части 1-го танкового корпуса вынуждены были начать боевые действия на невыгодном рубеже Ильинское, Волосатово и взять на себя функции прорыва обороны противника, наступая в порядках пехоты. Из-за невыполнения 36ГвСК ближайшей задачи по прорыву обороны противника, поставленная 1-му танковому корпусу задача, — овладение станцией Хотынец к исходу 6 августа — осталась невыполненной. В течение 7 августа ожесточенные бои продолжались. Противник упорно оборонял рубеж Дубровский, Кубань, Ивановский. Особо сильные узлы сопротивления были им созданы в районах Кубани, Дмитриевского и Зуевского. В этих боях корпус понес большие потери. 8 августа все танки были сведены в сводный танковый батальон под командованием командира 117-й танковой бригады подполковника А. С. Воронкова. Батальон был создан в составе 21 танка Т-34 и 1 танка Т-70 с приданными 4 самоходно-артиллерийскими установками СУ-122 1437-го сап и занял оборону на рубеже 1,5 км севернее Кубани в готовности к отражению возможных контратак из районов Клеменково, Дубровского, Кубани. Кроме того, комкор решил создать из оставшихся наличных сил 44-й мотострелковой бригады полковника Г. Г. Скрипки сводный мотострелковый батальон (58 активных штыков). Противник, продолжая занимать рубеж Воейково, Хотынец, Гуюкин Лог, приступил к минированию танкодоступной местности и дорог. Создавались многослойные минные поля и использовались мины с новым типом взрывателя. Одновременно вражеские саперы начали взрывать мосты и разрушать дороги.

Однако обстановка на других участках фронта для немецких войск складывалась еще более неблагоприятно и немецкое командование приняло решени отвести свои войска из Орловского выступа. В 4 часа утра 9 августа танки сводного батальона начали переправу через реку Мощёнка в районе Красной Поляны. К 16 часам танки с боем вышли на северную окраину Хотынца. К исходу дня совместными усилиями сводного танкового батальона 1-го танкового корпуса и бойцов 43-го гвардейского стрелкового полка 16-й гвардейской стрелковой дивизии Хотынец был полностью освобожден. В этот же день 30-й Уральский добровольческий танковый корпус овладел станцией Шахово.

После взятия нашими войсками Хотынца последним оплотом врага на подступах к Брянску оставался важный узел дорог — Карачев. 11 августа 1-й танковый корпус получил задачу: совместно с 36-м гвардейским стрелковым корпусом всеми боеспособными танками наступать в общем направлении на Карачев. В 12 часов 40 минут 13 августа бригада атаковала противника в направлении Грибовы Дворы, Масловка, Карачев. Разрушив два дзота и продвигаясь с боями вперед, бригада уничтожила около двух рот гитлеровцев и к 14 часам вышла на рубеж 300 м западнее Аксиньина, восточные скаты высоты 246,1. Дальнейшее продвижение бригады было приостановлено из-за шквального артиллерийского огня из района Грибовых Дворов и западных скатов высоты 246,1. Противнику удалось подбить десять танков Т-34, из которых пять сгорели. 14 августа в 12 часов 30 минут 159-я танковая бригада совместно с подошедшими частями 84-й гвардейской стрелковой дивизии вновь атаковала противника в направлении Грибовых Дворов, Масловки. Из-за чувствительных потерь бригада вынуждена была отойти в исходное положение. В 6 часов 20 минут 15 августа вслед за взводом бронетранспортеров 10-го отдельного разведывательного батальона нашего корпуса во главе со старшим лейтенантом Н. Н. Гилязовым в горящий Карачев вошли танки 159-й бригады. Опередив пехоту 84-й гвардейской стрелковой дивизии при подходе к городу, танки ворвались в город первыми. С другой стороны в город входили бойцы 23-го стрелкового полка 369-й стрелковой дивизии полковника И. В. Хазова 46-го стрелкового корпуса 11-й армии. По рождавшейся традиции войсковая часть, первой водрузившая флаг над освобожденным городом, удостаивалась присвоения почетного наименования по названию этого города. Но в приказе Верховного Главнокомандующего от 15 августа 1943 года № 3, посвященном освобождению города Карачев, ни 1-й танковый корпус, ни 159-я танковая бригада даже не были упомянуты. Среди частей, удостоенных наименования «Карачевских» за освобождение этого города, ни одной части или подразделения 1-го танкового корпуса не оказалось.

Продвигаясь дальше, танки достигли реки Снежеть. 16 августа в течение дня сводный батальон 159-й танковой бригады вел огневой бой с противником, упорно оборонявшим рубеж Малые Подосинки, Покров. К исходу дня преследование противника было прекращено. Таков был последний бой 1-го танкового корпуса в многотрудной Орловской операции. 18 августа 1943 года Орловская операция завершилась. В результате этой операции советские войска полностью ликвидировали орловский плацдарм противника, разгромили 15 вражеских дивизий и, продвинувшись к западу на 150 км, вышли к оборонительному рубежу противника «Хаген» на подступах к городу Брянск. 31 августа 1943 года по приказу командующего 11-й гвардейской армией генерал-полковника И. X. Баграмяна 1-й танковый корпус был выведен в резерв армии и сосредоточен в районе Гора-Грязь, Тризино, Хаповка для доукомплектования, восстановления материальной части и подготовки к новым боям.

Перед началом наступательной операции в Белоруссии 1ТК насчитывал: 210 Т-34-85, 6 Т-34-76, 21 СУ-85, СУ-76. К утру 22 июня корпус входивший в состав 1ПрибФ сосредоточился в районе зап. Рудня. В 5 утра 22 июня началась артподготовка. После мощного удар артиллерии гвардейцы 6ГвА Чистякова вклинились на ряде участков в оборону немецких войск. Не везде оборона противника была прорвана, но целостность ее была нарушена. На следующий день оборона немецкой 3ТА была полностью прорванной. Стрелковые части 6ГвА перерезали жд Полоцк-Витебск. Немецкое командование приняло решение отвести свои разбитые войска на линию Западной Двины. Корпус Буткова двигался в боевых порядках пехоты поддерживая ее части, однако серьезно ускорить продвижение корпуса не представлялось возможным. Все дороги были забиты обозами и артиллерией стрелковых соединений. Высвобождение их для танкистов замедлило бы продвижение пехоты. Болотистая местность сама по себе замедляла продвижение колонн корпуса и даже танков. Так 24 июня застряло 67 танков Т-34. Вечером 24 июня передовые подразделения корпуса вышли к Зап. Двине и в течении 25 июня корпус форсировал вместе с пехотой Двину. После переправы через Двину 1ТК было решено направить не к Лепелю, как предусматривалось планом, а на Камень, Ушачи, чтобы перерезать жд Полоцк-Молодечно. К 28 июня корпус выполнил эту задачу выйдя в район Глубокое.

В дальнейшем корпус совершая рейд по тылам противника двигался на Поставы. В обороне противника образовался разрыв между группами армий Север и Центр, в которой расширяя его советское командование вводило все большие силы. Двигаясь в лесисто-озерной местности на границе Литвы и Белоруссии танкисты Буткова продолжали продвигаться южнее Полоцка в направлении Двинска. Весь июль танкисты Буткова наступали в лесистой местности на границе Литвы и Латвии, а в начале августа были переброшены в район Шауляя. Здесь ю-з Шауляя вместе с пехотой 2ГвА корпус в середине августа участвовал в отражении контрудара противника.

В октябре 44г. 1ТК участвовал в Прибалтийской операции, закончившейся блокированием немецкой группы армий "Север" на Курляндском п-ове..

На 12.01.1945 насчитывал (перед восточно-прусской операцией) - 172 танков и САУ (плюс 4 в ремонте), в т. ч.: 117 Т-34 (плюс 4 в ремонте), 21 СУ-76, 13 СУ-85, 21 ИСУ-122. Корпус участвовал в Восточно-Прусской стратегических операциях и закончил свой боевой путь взятием Кенигсберга и разгромом земландской группировки противника.

Приказом НКО СССР № 0013 от 10 июня 1945 корпус переформирован в 1-ю танковую Истербургскую Краснознаменную дивизию с местом дислокации — Калининград, Корнево, Мамоново Калининградской области. После расформирования дивизии созданная на её основе войсковая часть находится в подчинении Краснознамённого Балтийского флота. Боевые знамёна корпуса и входивших в него частей хранятся в Музее Вооружённых Сил в Москве.

Командиры:
  • Катуков Михаил Ефимович (31.03.1942 - 18.09.1942), ген.-майор
  • Бутков Василий Васильевич (19.09.1942 - 11.05.1945), ген.-майор (с 07.06.1943 ген.-лейтенант)
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
1941
1942МВОБрянФБрянФБрянФБрянФ5ТА, Резерв Ставки ВГК5ТА, БрянФ5ТА, ЮЗФ5ТА, ЮЗФ
19435ТА, ЮЗФПриВОРезерв Ставки ВГКЗФЗФЗФЗФ11ГвА, БрянФБрянФБрянФ2-йПрибФ11ГвА, 1-йПрибФ
194411ГвА, 1-йПрибФ11ГвА, 1-йПрибФ11ГвА, 1-йПрибФРезерв СтавкиВГКРезерв СтавкиВГКРезерв СтавкиВГК1-йПрибФ2ГвА, 1-йПрибФ51А, 1-йПрибФ2ГвА, 1-йПрибФ3-йПрибФ3-йПрибФ
19453-йБелФ3-йБелФЗемГВ, 3-йБелФЗемГВ, 3-йБелФ3-йБелФ
Ссылки и источники:
ru.wikipedia.org, tankfront.ru, Кириченко П.И. - Первым всегда трудно.
Информация о статье:
Запись добавлена: 13.11.2015 Последнее изменение: 20.01.2017