Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

1-я танковая Краснознаменная дивизия
Награды:
Орден Красного Знамени
Сформирована в 1940 году
Расформирована в 1941 году

1-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

1 -я танковая дивизия формировалась в 1940г. на базе 1-й легкотанковой бригады в лагерях в районе города Струги Красные.

Формирование корпуса было завершено к августу 1940 года. Значительное количество соединений, привлеченных к формированию 1-го мехкорпуса, сразу вывело его в число самых укомплектованных личным составом и боевой техникой. 25 августа 1940 года корпус имел 924 танка, к 20 февраля 1941 года их количество возросло до 1011, а к началу войны — до 1039. К июню 1941 соединение имело 4730 автомашин.

Сколачивание частей, плановая подготовка началась 1 августа 1940 года, а уже в сентябре (12—18 числа) были проведе-пы учения 1 -го механизированного корпуса по теме «Ввод мехкорпуса в прорыв» с участием 2-й авиационной дивизии, батальона парашютистов, подразделений других родов войск. Танковые части корпуса в течение семи дней совершили марш в условиях угрозы нападения подвижных частей «противника», форсировали реку Великая, были введены в прорыв и успешно действовали в оперативной глубине «противника».

1-я танковая дивизия имела 370 танков и 53 бронемашины. Вся техника была в основном устаревшей матчастью — танками БТ-5 (89), БТ-7 (176), Т-26, ОТ-130, Т-28 (38), бронемашинами БА-10 и БА-20. Имелось также несколько танков довольно редкой и малой серии — Т-50. Главной ударной мощью дивизии были полученные уже в июле 24 танка КВ.

Танковые, 1-й мотострелковый и 1-й артиллерийский полки дивизии были почти полностью механизированы и имели не только трактора «Коминтерн», тягачи «Комсомолец», грузовики ГАЗ-АА, ГЛЗ-ЗА, ЗИС-5, ЗИС-6, но и полевые бензоцистерны, мастерские, хлебопекарни, рефрижераторы, душевые и даже передвижной дивизионный клуб! 1-я танковая дивизия была создана первой, и по оснащению действительно являлась в округе первой.

На 22 июня 1941г. дивизия входит в состав 1МК в ЛенВО и дислоцируется в районе Пскова.

По предвоенным планам 1-й механизированный корпус (без 1-й танковой дивизии) в случае начала войны оставался в резерве командующего Л ВО (Северного фронта), сосредоточившись в Слуцке и Пушкине. Согласно этой же записке 1-я танковая дивизия включалась в состав района прикрытия N1 (14-я армия).

17 июня 1941 года в штаб корпуса поступил приказ начальника штаба Ленинградского военного округа генерал-майора Никишева об отправке 1-й танковой дивизии в другой район дислокации и исключения дивизии из состава 1МК.

17 июня в дивизию поступил приказ на погрузку в железнодорожные эшелоны на станции Березки (район Пскова) и направлении соединения в Алакурттм, в состав 14-й армии, в соответствии с планом прикрытия границы, разработанным штабом округа еще в конце мая 1941 года. В ночь на 19 июня отправились в путь последние эшелоны дивизии. В случае начала боевых действий на этом участке фронта предполагалось достичь быстрейшего успеха выходом подвижных частей к Ботническому заливу.

К 22 июня 1941 года основные силы танковых полков 1-й дивизии сосредоточились на станциях Алакуртти и Кайрала. 1-й мотострелковый полк дивизии разгружался уже под бомбардировкой авиации противника. К 26 июня 1941 года дивизия сосредоточилась в полном составе в районе станции Алакуртти, озера Сари-Ярви, восточных скатов горы Кустовара. Дивизия вошла в состав 14-й армии и предназначалась для совместных действий с 42-м стрелковым корпусом (генерал-майор Р. И. Панин). На основании приказа начальника штаба корпуса части дивизии использовались в ударной группе корпуса, главными силами находясь в районе Алакуртти.

Одновременно из состава дивизии были выделены подразделения для совместных действий со 122-й стрелковой дивизией (генерал-майор И.С. Шевченко) по обороне укреплений в районе Сала, Корья, Вуориярви. На 1-й мотострелковый полк была возложена задача прикрытия левого фланга частей корпуса, которые занимали оборону в районе Вуориярви, Ран Иоки, река Сулаха. 2-й танковый батальон 1-го танкового полка был передан в резерв командира 122-й стрелковой дивизии и выдвинут в район урочища Маненяке.

28 июня 2-й танковый полк был сосредоточен в лесу в полутора километрах южнее Алакуртти. 3-й танковый батальон полка поступил в резерв штаба 14-й армии и был направлен в район города Кандалакша.

К 1 июля дивизия имела 340 танков (30 Т-28, 199 БТ, 65 Т-26, 40 Т-27). Кроме того, в начале июля 1-я танковая дивизия получила 4 КВ-1 и 2 КВ-2.

4 июля приказом Жукова 1-ю танковую дивизию без одного танкового полка надлежало отправить по железной дороге в район Красногвардейска (Гатчина). Предписывалось отправить туда все танки КВ и Т-28. Один танковый полк дивизии оставался в составе 42-го стрелкового корпуса. Тогда же, 4 июля 1941 года, решением командира 42-го стрелкового корпуса части 122-й стрелковой дивизии должны были атаковать противника и вернуть утраченные позиции по линии границы на правом фланге корпуса. В контратаке вместе с четырьмя батальонами пехоты должны были принять участие 2-й танковый батальон из 1-го полка и один батальон из состава мотострелкового полка 1-й танковой дивизии.

Развернуть части 1-й танковой дивизии в лесном районе на пересеченной местности не удалось. Танкистам пришлось действовать мелкими группами и в одиночку вдоль редких дорог и троп. Пока батальон под командованием капитана А. 3. Оскотского выдвигался к исходному рубежу для атаки, танки подверглись атаке с воздуха. При прохождении лесного массива танки рассредоточились, в результате управление подразделениями было нарушено. Потеряв несколько танков по различным причинам и не добившись успеха, советское командование вынуждено было отказаться от использования подвижных соединений на этом театре военных действий.

В дальнейшем 1-й танковый полк участвовал еще в нескольких боях, самый существенный из которых состоялся 6 июля. За день до него противнику удалось выйти на пути подвоза 715-го стрелкового полка и находившегося в его расположении 3-го танкового батальона. Переброшенные на это направление главные силы полка утром 6 июля атаковали противника. И на этот раз пересеченная местность не позволила использовать танки массированно. Из состава батальонов были выделены мелкие боевые группы, куда пошли тяжелые и средние танки. В результате боя окруженные части вышли к основным силам, понеся потери.

Начиная с 7 июля, на основании боевого приказа штаба корпуса, 1-я танковая дивизия одним танковым полком с двумя батальонами мотополка совместно с частями 122-й стрелковой дивизии обороняли полосу в районе Юиааивапселька, Витхарью, Кусизара. В 11 часов 8 июля 1-й танковый полк был выдвинут в район урочище Исукумпи, оз. Пурмиярви, где был рассредоточен по направлениям вероятного наступления противника: 1-й тб с ротой 2-го тб — урочище Исукумпи, 3-й тб с ротой 4-го тб — город Куоривара, остальные части — у озера Нурми-ярви.

Противник силами до двух батальонов к утру 10 июля обошел левый фланг 104-й стрелковой дивизии (генерал-майор С.И. Морозов) и замял безымянную гору южнее Куористы Бзензара. Командир полка выдвинул в этот район танковую группу в составе взвода танков БТ-7 и двух Т-28 с задачей — действуя совместно с частями 122-й, 104-йсд окружить и уничтожить прорвавшегося противника. Тапки полка уничтожили огневые точки финнов на высоте и содействовали их окружению и уничтожению. Бои в районе безымянной высоты продолжались и на следующий день. В них успешно участвовали и подразделения 1-го танкового полка.

12 июля в распоряжение командира 273-го стрелкового полка подполковника С.В. Коломийца было выделено 7 танков Т-28, которые сосредоточились в 23 км западнее Алакуртти.

До 14 июля 2-й танковый полк занимался боевой подготовкой, в боях участвовали отдельные подразделения полка. 14 июля последовал повторный приказ о немедленной отправке всей 1 -й танковой дивизии под Ленинград. В распоряжении 42-го корпуса из состава отправляемого соединения оставляли по 5—6 танков на каждую стрелковую дивизию. Однако развитие событий на этом направлении не позволило отправить под Ленинград 1-ю танковую дивизию в полном составе. К этому времени оказался втянутым в бои 1-й мотострелковый полк, который прикрыл своей обороной левый фланг 42-го стрелкового корпуса. Полк действовал на этом направлении до октября 1941 года и лишь тогда, лишившись боевой техники и значительной части личного состава, был отведен па Кандалакшу. В октябре 1941 года остатки полка были переформированы в 1046-й стрелковый полк, который вошел в состав вновь сформированной 289-й стрелковой дивизии.

В августе 1941 года из танков 1-й танковой дивизии, оставшихся в составе 42-го стрелкового корпуса, был сформирован 107-й отдельный танковый батальон, в его составе среди прочих имелось 13 танков Т-28. Позднее, уже в 1943 году, батальон переформирован в 90-й танковый полк.

17 июля 1941 года эшелоны с 1-й танковой дивизией (без 3-го батальона 2-го танкового полка, 1-го мотострелкового полка и 3-го батальона 1-го танкового полка) отправились из Заполярья через Петрозаводск на Ленинград. Из-за технических неисправностей дивизия оставила в Алакуртти 2 КВ, 23 БТ-7, 10 Т-26, и в Кандалакше — 30 БТ. За время боев безвозвратные потери дивизии составили 33 БТ, 1 Т-26,3 БА-10.

В этот период крайне тяжелая обстановка сложилась в полосе 7-й армии. Первоначально распоряжением командующего Северным фронтом было приказано оставить в 7-й армии роту БТ и роту Т-26. Однако на станции Петрозаводск 18 июля был остановлен эшелон 1 -й танковой дивизии (3-й тб 2тп — 3 роты танков БТ). Сначала для 7-й армии из него предполагалось выделить только одну роту БТ, но уже 19 июля было дано распоряжение об отправке в состав 7-й армии всего 2-го танкового полка. Для этого 1-й и 2-й батальоны должны были вновь вернуться в Петрозаводск из Красногвардейска (Гатчины).

В конце июля 3-й батальон 2-го танкового полка был переброшен в Суоярвскую оперативную группу, 1-й и 2-й батальоны — в Петрозаводскую оперативную группу, часть сил 1-го тп и 1-го мсп остались в 14-й армии. Переброшенный в пряжинские леса (район Палалахты), 2-й танковый полк двухбатальонного состава сразу же пошел в наступление, имея в своем составе 4 КВ, 13 Т-28, 29 БТ-7,57 БТ-5, 32 Т-26 (в том числе 23 огнеметных), 19 бронемашин БА-10 и БА-20 и до 200 автомашин. Здесь после наступления финнов на Лоймолу и Ведлозеро образовалась брешь, которую спешно закрыли тремя мотострелковыми полками и местными истребительными батальонами. Прибывший сюда в качестве командующего фронтом маршал Ворошилов потребовал от командования Петрозаводской оперативной группы (генерал-майор Аввакумов) восстановить положение и взять обратно станцию Лоймола.

Получив в свое распоряжение мощный бронированный кулак, советские части 23 июля перешли в наступление по дороге Кутчезеро—Ведлозеро силами танкового батальона 2-го танкового полка и 24-го мотострелкового полка НКВД. Часть танков и мотопехоты предприняла обходный маневр на Савиново и Куккозеро. Одиако противостоящие им полки 1-й финской пехотной дивизии полковника Паалу в ходе ожесточенных четырехдневных боев отразили наши атаки — финская противотанковая оборона, применявшая 37-мм и 45-мм орудия, английские ПТР «Бойс», толовые шашки, бутылки с горючим и мины, оказалась устойчивой. Солдаты противника имели опыт борьбы с советскими танками еще по «Зимней» войне. Только на перешейке Кутчезеро — озеро Кодари было потеряно до 30 танков, 5 танков финны сожгли под Куккозером. Финны даже попытались сами атаковать советские позиции — но наткнувшись на хорошо укрепленную сопку, поспешно отошли, а командир полка за авантюрные действия был снят командиром дивизии полковником Паалу с должности.

В начале августа, получив в подкрепление 272-ю стрелковую дивизию (полковник Потапов), Петрозаводская оперативная группа вновь попыталась наступать. Прежняя тактика применения танков, когда легкие БТ шли с пехотой под обстрел укрепившегося противника, теперь изменилась. Атаку начинали неуязвимые для пушек противника тяжелые танки КВ, которые подходили к позициям финнов и расстреливали их огневые точки. Однако неумение советской пехоты вести бой в лесу и ошибки при использовании танков на сложном рельефе местности свели на нет превосходство в силах. Танки не были ударными кулаками, а распределялись по всему фронту наступления от Крошпозера до озера Топорного для сопровождения пехоты. Взаимодействие же пехотинцев с идущими вперед танками не получалось — пехота залегала под огнем, и танки оказывались вынуждены или биться в окружении, или отходить.

Как явствует из документов архивов, танки часто использовались не по назначению — для уничтожения моста при отступлении и даже... для доставки боевых донесений, что для тяжелого танка КВ представляет явно неестественную задачу. Поврежденные танки из-за трудностей с эвакуацией и ремонтом закапывались в землю, превращаясь в неподвижные огневые точки. Начальный период войны ясно показал: даже имея преимущество в танках, грамотно распорядиться этим сложным техническим оружием советское командование еще не умело. Только за оборонительный период с июля но ноябрь 1941 года наши потери в танках на Карельском фронте составили до 600 единиц.

Второе наступление па Ведлозеро тоже захлебнулось у финских опорных пунктов. Затри недели оперативная группа сумела пройти лишь ог 5 до 15 километров. Наступление не было внезапным — согласно финским документам, накануне в расположение 60-го пехотного полка вышел 16-летний подросток, местный карел, который и сообщил врагу намерения и даже состав наших сил. В начале сентября, завоеван превосходство в воздухе (а ранее советская авиация, по свидетельству финнов, буквально висела у них над головами), противник силами VI армейского корпуса охватил Петрозаводскую оперативную группу. Она была сбита с Пряжнинской дороги и вынуждена отступать по лесной лежневке на Машезеро, потеряв при этом почти всю свою боевую технику и командующего. Немногие танкисты, вышедшие к своим после этих трагических боев, приняли участие в обороне Петрозаводска.

2-й танковый полк 20 августа был переформирован в 51-й и 106-й отдельные танковые батальоны 7-й армии. 1-я танковая дивизия (без 2-го танкового полка), срочно переброшенная с кандалакшского направления, 18 июля закончила сосредоточение в районе поселка Рошаля. 20 июля части дивизии стали переходить в новый район сбора — станция Кикерипо, Волосово, где сосредоточились к полудню следующего дня.

С 22 июля по приказу командующего Северо-Западным фронтом начался переход в новый район сосредоточения — Большие Корчапы, Пружицы, Ильешп, Гомоитово. Сосредоточение закончилось ночью 22 июля. 23 июля в район Котина была направлена боевая группа из 1-го танкового полка в составе двух танковых рот с задачей действовать в направлении на Б. Сабск.

31 июля на основании боевого распоряжения командующего войсками СевФр 1-я танковая дивизия из занимаемого района вновь переброшена в новый район сосредоточения — Коростелево, Скворицы, Большие Черницы, где организовала оборону с западного, юго-западного и южного направлений. В начале августа дивизия сосредоточилась в районе Войсковицы, Малые Парицы, Скворицы, Шпаньково и находилась в резерве фронта.

В начале августа по личному указанию Главнокомандующего войсками Северо-Западного направления маршала Ворошилова 1-й танковый батальон 1-го танкового полка, который возглавил сам полковник Погодин, был направлен на железнодорожную станцию Котлы. На станции скопилось большое количество неотправленных грузов, немцы находились в восьми-десяти километрах, поэтому батальону была поставлена задача — при поддержке отряда моряков Балтийского флота удержать станцию до отправки всех эшелонов. Трое суток батальон удерживал станцию, отбивая атаки противника. К исходу третьего дня, когда немцы прекратили наступление на станцию, танковый батальон, совершив тридцатикилометровый марш, сосредоточился в лесу западнее Ильеши. Туда же передислоцировались и остальные подразделения 1-го танкового полка.

В это время 1-й танковый батальон получил с Кировского завода 12 танков КВ. 9 августа дивизия из резерва Северо-Западного направления была направлена на усиление Кингисеппского участка обороны. Вечером 10 августа дивизия была переброшена в район Большие Корчаны, совхоз Озертицы, лес южнее высоты 131,2 и находилась в готовности к отражению танков противника в направлении Устье, Яблоницы.

На следующий день по приказу командующего Северным фронтом 1-й танковый полк получил задание: занять оборону в районе Шадырицы с задачей не допустить выхода механизированных частей противника в северном направлении. Выполняя поставленную задачу, полк из-за недостаточной разведки наскочил на танковую засаду противника. От артиллерийского огня во фланги тыл полк понес большие потери. На поле боя остались 11 КВ, 8 БТ-2,9 БТ-7,2 БА-10. Противник потерял 11 танков. С 16 часов 12 августа 1941 года дивизия из-за больших потерь перешла к обороне и районе Выползово, Кряково, Неревицы, Лелино, имея эшелонированную оборону танковыми засадами. Командный пункт соединения расположился в совхозе Остроговицы. В этот момент дивизия насчитывала 58 исправных, танков из них 4 Т-28 и 7 КВ.

Советское командование из-за недостатка сил постоянно дробило и без того крайне слабые силы дивизии, выделяя небольшие отряды танков на ликвидацию многочисленных прорывов противника и для придания устойчивости обороны пехотных частей. Так, в полдень 13 августа командир дивизии вынужден был выделить разведывательный батальон под командованием капитана Иболдова в распоряжение командующего Кингисеппским сектором обороны, усилив это подразделение тремя танками КВ из 2-го танкового полка, а также 4 Т-50 и 9 «БХМ» из 1-го танкового полка. Спустя три часа от 2-го танкового полка было выделено еще 5 танков КВ в распоряжение командира 2-й дивизии ленинградского ополчения.

15 августа немецкие войска заняли Молосковицы. За время обороны станции по советским данным подбито 103 танка противника, уничтожено 4I противотанковое орудие. Свои потери составили 6 КВ, 4 Т-28,32 БТ-7, 6 Т-50, 4 Т-26, 7 БА.

В середине августа дивизия отходила к Красногвардейску (Гатчине). За два месяца боев она понесла существенные потери — например, во 2-м танковом батальоне 1-го танкового полка осталось только 16 танкистов из тех, кто встретил начало войны в Карелии. 18 августа 1941 года соединение переформировывается и доукомплектовывается. Танки прибывали из Ленинграда вместе с экипажами. Батальоны 1-го танкового полка укомплектовали следующим образом: 1-й тб (капитана Шпиллера) — 20 танков КВ, 2-й (капитана Антонова) — 22 Т-26,3-й (старшего лейтенанта Чистякова) — 17 легких танков разных марок. Большинство из прибывших танкистов уже имели боевой опыт.

Сама 1 -я танковая дивизия в этот период вела тяжелые оборонительные бон, умело применяя тактику танковых засад. В роту лейтенанта З.Г. Колобанова (1-й танковый батальон) поступило 5 танков КВ. Эта рота на следующий день стала самым результативным подразделением: принято считать, что за день боя танкисты уничтожили 42 танка (бронеединицы) противника, из них 22 пришлось на долю экипажа танка самого командира роты.

С 16 по 31 августа дивизия, получив пополнение, методом подвижных танковых засад вела упорные сдерживающие бои с превосходящими силами противника, в результате чего уничтожила до батальона пехоты, 77 танков, 7 орудий, 2 миномета, 4 самолета, потеряв за это время 11 КВ, 4 Т-28,3 БТ-7, 1 Т-34, 8 Т-26, 1 огнеметный Т-26 и 2 бронеавтомобиля.

После боев на западных подступах к Красногвардейску, в начале сентября 1941 года дивизия была переведена на усиление частей, оборонявших юго-восточные подступы к городу. Развивая наступление, немцы на своем левом фланге достигли Мулдии, Сквориц и угрожали выходом на Красное Село. Чтобы остановить продвижение противника, 8 сентября была создана группа из 6 тяжелых и 5 легких танков. Под команд¬ванием начальника оперативной части штаба 1-го танкового полка капитана A.IT. Ивановича она была направлена к поселку Русско-Высоцкое. Эта группа под командованием полковника Н.Жукова совместно с ополченцами 3-й гвардейской дивизии вела тяжелые бои, уничтожив 15 танков, 18 ПТО и до 200 солдат противника.

11 сентября 1941 года дивизия все еще имела 20 танков КВ. В это время части дивизии выполняли задачи по прикрытию отходящих стрелковых частей и их тылов. Например, 13 сентября 1941 года рота лейтенанта 3.Г. Колобанова в составе трех КВ прикрывала деревню Малые Колпаны и последней отошла к Красногвардейску. При отходе из города под угрозой уничтожения оказалась большая колонна обоза и зениток без снарядов. Противник обстреливал единственный путь отхода колонны и постепенно сужал кольцо окружения. Танкисты, развернувшись, решительно атаковали огневые точки противника и вели бой до тех пор, пока последняя повозка не миновала опасный участок шоссе. Танки получили повреждения, но смогли отойти своим ходом в сторону Пушкина.

В районе Боболовы заняли оборону «спешенные» экипажи (около пятидесяти человек) вместе со стрелками мотострелкового батальона и оставшимися боеспособными тапками 2-го батальона 1-го танкового полка во главе с начальником штаба капитаном Лобановым. В районе Романовки, Кеккелсва и Новой немцы встретили упорное сопротивление остатков 1-го танкового батальона капитана Шпиллера. К вечеру 13 сентября противник, подтянув до двадцати танков, предпринял в этом районе очередную атаку, по огнем тяжелых танков был отброшен. После второй атаки, предпринятой противником через несколько часов превосходящими силами артиллерии и танков, обороняющиеся части 1-й танковой дивизии отошли на Онтолово, заняли оборону на рубеже Пендолово, Новое Катлино. Па этом участке батальон трое суток сдерживал натиск противника, отбивая многочисленные атаки. В этих боях погиб комиссар батальона Яковлев, был контужен, но остался в строю комбат Шпиллер.

В середине дня 15 сентября немцы повели наступление на Боболову. Не сумев прорвать оборону сводной группы спешенных танкистов и мотострслков, противник обошел ее и оказался в тылу оборонявшихся частей. 1-й танковый полк в спешном порядке отошел к Пушкину.

В середине сентября дивизия вошла в состав 42-й армии Ленинградского фронта и оборонялась на рубеже Лигопо— Пулково. После 17 сентября 1-и танковый полк действовал в засадах на участках 70-и стрелковой дивизии и обеспечивал стык между полками дивизии на окраине Пулкова.

30 сентября 1941 года 1-я танковая Краснознаменная дивизия была расформирована и на ее базе создана 123-я танковая бригада (командир — генерал-майор танковых войск В.И. Баранов, заместитель — полковник Д.Д. Погодин.

Командиры:
  • Баранов Виктор Ильич (1.5.1941-30.9.1941), генерал-майор
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194114А, СФ14А, СФКингисепскийУчОбороны, СФЛенФ20.09.41 расформирована, Обращена на формирование 123 тбр
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 04.02.2016 Последнее изменение: 04.02.2016