Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

113-я Нижнеднестровская Краснознаменная стрелковая дивизия
Награды:
Орден Красного Знамени
Сформирована в 1941 году
Предшественник: 5 мдно (ф. 1941 )

113-я стрелковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

26 сентября 1941г., в соответствии с Директивой заместителя народного комиссара обороны СССР от 19 сентября 1941г., все двенадцать ополченческих дивизий Москвы были переформированы по штатам стрелковых дивизий военного времени и получили новые наименования. 5-я Московская стрелковая дивизия народного ополчения (Фрунзенского района) стала именоваться 113-й стрелковой дивизией. В этот момент дивизия занимала оборону зап. Спас-Деменска во втором эшелоне наших войск в составе 33А Резервного фронта.

Состав дивизии стал таким: 1288-й, 1290-й, 1292-й стрелковые полки, 972-й артиллерийский полк. С 26-го сентября в дивизию вошел 239-й отдельный истребительный противотанковый дивизион. В конце сентября дивизия была передана в состав 43А и выдвигалась на рубеж реки Шуйцы, западнее Спас-Деменска, Она закреплялась на участке Гарь - Сергеевка - Ясная поляна, тем самым перекрывая Варшавское шоссе во втором эшелоне 43А.

2 октября немецкие войска начали операцию "Тайфун". Прорвав оборону дивизий первого эшелона 43А моторизованные части противника обходя нашу оборону на Варшавском ш. начали продвижение в глубь нашей обороны. 113сд к исх. 2 октября тем временем заняла позиции по р.Шуица. 3 октября танки противника атаковали открытый левый фланг дивизии в районе Ямное - Ясная поляна. На правом фланге 113-й дивизии артиллерии не было, и в результате 1288-й ее полк отступил с реки Шуица за р.Снопоть. Обтекая дивизию с юга, 2-я танковая дивизия немцев заняла Теребивлю и Суборово. Суборово пытались отбить у немцев даже ночью, но безуспешно. 10-я немецкая танковая дивизия двигалась, не ввязываясь в боевые действия, дальше на восток через Дубровку и Мокрое. Для прикрытия открытого левого фланга выбрасывался 1292сп.

Во второй половине 4 октября немецкие танковые соединения прорвавшиеся с юга перерезали Варшавское ш. и заняли Спас-Деменск, тем самым отрезав пути отхода частей 43А ведших бои на р.Снопоть. Остатки соединений 43А начали отход в северном направлении стремясь выйти из окружения.

Утром 5-го октября оставшиеся в живых бойцы и командиры 113-й дивизии, после прохода боевых порядков 17-й дивизии, сосредоточились в лесу, в урочище Мох. В этой группе было около 2-х тысяч человек, среди них был и командир дивизии генерал-майор Пресняков. Пресняков на коротком совещании поставил задачу быстро сформировать из оставшихся бойцов подразделения и подготовиться к движению на восток. При этом каждую минуту возможна была встреча с противником. Вспоминает, тогда боец 113-й дивизии, Гордон А.Е.: «Вначале нам необходимо было пересечь проходившее неподалеку Варшавское шоссе, теперь уже занятое немцами. Наступали сумерки. При подходе к шоссе нас поддержали огнем несколько установок "Катюш" из дивизиона гвардейских ракетных минометов, отступивших, видимо, из Белоруссии и оказавшихся в расположении наших войск. Личный состав, естественно, об этом не знал. После нескольких залпов по движущемуся по шоссе автотранспорту и боевой технике врага установки были взорваны. Вероятно, у них закончились боеприпасы. Мы были ошеломлены этой неожиданной поддержкой. Еще более неожиданной она оказалась, по-видимому, для немцев. Движение по шоссе на некоторое время прекратилось, и нам удалось беспрепятственно его пересечь. В оставшееся ночное время мы смогли продвинуться на восток на 10-15 км и сосредоточились в лесу в районе станции и деревни Чепляевка. Отдохнув там и дождавшись темноты, мы намеревались двинуться дальше на восток для соединения с частями Красной армии. Вдоль опушки леса, в котором мы расположились, тянулась грунтовая дорога. К вечеру на ней появилась колонна бронетранспортеров, автомашин с пехотой и небольшая группа легких танков. Когда головная машина приблизилась к опушке леса, мы с удивлением обнаружили на ней красный флаг. Потом, присмотревшись, разглядели в центре его круг со свастикой. Появление противника застало нас врасплох. Единственным укрытием стали стволы деревьев. Времени на то, чтобы вырыть хотя бы индивидуальные окопчики, не было. Генерал Пресняков подал команду: "Приготовиться к бою, но огня без команды не открывать!". Когда противник приблизился к лесу, многие бойцы не выдержали и открыли беспорядочную стрельбу. Немцы от неожиданности остановились. В их колонне все смешалось, отдельные машины с пехотой выскочили вперед, но затем, преодолев замешательство, колонна развернулась. Танки и бронетранспортеры двинулись к лесу, ведя на ходу огонь, в том числе и разрывными пулями, которые, пролетая над нашими головами, разрывались потом даже от легкого соприкосновения с листвой деревьев. Создавалось впечатление полного окружения. Поднялась паника, которую с трудом удалось остановить. При этом много бойцов и особенно командиров и политработников погибло. Во время этого боя мы потеряли также остатки артиллерии, все автомашины и лошадей. С наступлением темноты гитлеровцы прекратили попытки смять нашу оборону. Трудно определить наши потери. Они были огромны. Из примерно 2-х тысяч человек способными передвигаться остались не более 300-350. Как выяснилось, уже после войны, генерал Пресняков и комиссар Антропов были тяжело ранены и попали в плен. (Это случилось 17 октября). Там они и погибли. Вспоминаю, какую тревогу вызвала у нас судьба тяжелораненых. Всех подававших признаки жизни мы взяли с собой, несли их на самодельных носилках, а затем оставляли в деревнях на попечение местных жителей. Другого выхода не было. Нашу группу после боя у Чапляевки возглавил полковой комиссар Клобуков. По глухим тропам, чаще всего в ночное время, мы двигались на восток. Приходилось ориентироваться на советы местных жителей о наиболее удобном и безопасном маршруте движения к Москве. Через несколько ночных переходов, мы вышли к реке Угра южнее Юхнова. Там мы столкнулись с подразделением немецких солдат. Вести бой мы были не в состоянии, так как у нас не было даже патронов. Гитлеровцы взяли нас в кольцо и погнали по Варшавскому шоссе в Юхнов. Таким образом, остатки центральной группы частей нашей 113-й дивизии Фрунзенского района Москвы перестали существовать, как воинские подразделения».

Другая часть 113-й дивизии, под командованием майора Ковалина С.Ф. пробивалась по направлению Износки, Шанский завод и вышли в районе Борисовки, 15 км. южнее Можайска. После тех боев в составе 113-й дивизии осталось порядка 2 тысяч человек.

В тылу Можайской линии обороны из вышедших из окружения разрозненных подразделений, а также маршевых рот пополнения начали формироваться и доукомплектовываться строевые части. Районом формирования подразделений 113-й дивизии назначено Доброе-Обнинское, штаб дивизии - в Доброе. Формированием 113сд занимался генерал-лейтенант Акимов С.И., назначенный впоследствии исполняющим должность командующего войсками 43-й армии. Генерал Акимов был срочно отозван из Академии Генштаба им. К. Е. Ворошилова, где он проходил учебу в составе особой группы. Энергичными действиями генерала Акимова в дивизию было направлено пополнение из призывников, произведено укомплектование основных командных, штабных и политических должностей. 10 октября из Высшей разведывательной школы прибыло около тридцати грамотных и хорошо подготовленных офицеров. Они сформировали костяк оперативного и разведывательного отделов дивизии и полков. В этот же день 10 октября назначен новый начальник политотдела дивизии - батальонный комиссар Молчков Илья Михайлович. 12 октября в дивизию прибыл новый командир - кадровый офицер полковник Миронов Константин Иванович (родился в 1897 г. в Пензе, в Красной армии с 1918 г., до 31.08.1941 г. командовал 147-й стрелковой дивизией). Вместе с полковником Мироновым в Доброе прибыл и новый начальник штаба дивизии майор Сташевский Николай Сергеевич). К исх. 11 октября дивизия насчитывала уже 6853чел., 73 ст. пулемета, 156 руч. пулеметов, 1 орудие.

12 октября дивизии было приказано занять оборону по р.Ксема на подготовленном рубеже обороны с-з Ильинское. Пополненная дивизия была переброшена на автомашинах в Боровск, однако занять оборону на р.Ксема не успела. 11 октября моторизованные части противника прорвали оборону на практически не занятом участке Можайского рубежа обороны в районе Ищено на р.Ксема и начали обходить позиции Подольских курсантов и 53сд в районе Ильинское по сев. берегу р.Лужа наступая на Боровск. 13 октября дивизия вступила во встречный бой с наступившим частями противника на ю-з подступах к Боровску в район Сатино, Бутовка. 14 октября не сдержав наступления противника дивизия оставила Боровск и в беспорядке отошла на восток к ст.Балабаново. 17-18 октября совместной атакой 110, 113сд и 17тбр попытались выбить противника из Боровска. Дивизия продвинулась с ю-в к Боровску но ворваться в город не смогла. С 18 октября вместе с 110сд передана в состав 33А командование которой принимало войска между 5 и 43 армиями.

Утром 18 октября ситуация резко изменилась. Немецкие войска прорвали оборону малоярославецкого боевого участка и создалась реальная угроза удара танковых группировок противника на Москву по Варшавскому шоссе через Подольск. Командование Западным фронтом приняло решение о немедленном отводе 9-й и 17-й танковых бригад от Боровска и о закрытии ими нового критического направления. Ведя арьергардные бои с отдельными мотомехгруппами противника, дивизия заняла оборону на рубеже Ермолино-Лапшинка. В ночь с 20 на 21 октября под давлением превосходящих сил противника дивизия отошла и к 25 октября заняла рубеж по реке Нара, на котором оборонялась следующие полтора месяца.

21 декабря 1941 г. командующий 33-й армией генерал-лейтенант Ефремов отдал боевой приказ № 096 о завершении разгрома противника в районе Наро-Фоминска и о выходе к Боровску. Противник перед фронтом 33-й армии оборонялось четырех пехотных дивизий. Эти дивизии усилены танковыми группами, как правило, при каждом полку. Непосредственно Боровск обороняла кадровая 15-я пехотная дивизия вермахта. В ходе операции Боровский гарнизон усилен моторизованной группой полковника фон дер Шевалери. Трудным оказался путь к Боровску для 113-й дивизии в декабре 41 г. С тяжелыми боями за Иклинское, Добрино, Ермолино, с большими потерями, в сильнейший мороз шло освобождение Боровского района. 113-я дивизия подошла к Боровску с юга со стороны Комлево в последний день 1941 года. Именно в этот день, 31 декабря, за личное мужество и умелое руководство боевыми операциями Жуков Г.К. подписал ходатайство перед Верховным Главнокомандующим о награждении командира 113-й дивизии полковника Миронова Константина Ивановича – орденом Красного Знамени, а военного комиссара дивизии Коншина Николая Ивановича - орденом Красной Звезды.

План предстоящей операции по освобождению Боровска предусматривал глубокий обходной маневр, блокирование всех основных дорог из города и одновременный удар по немецкому гарнизону с трёх направлений - юга, юго-запада и запада, т.е., в том числе, с противоположных сторон города по отношению к нашим позициям. Штурм Боровска начался 1 января 1942 года. Перед этим лыжные батальоны 93-й стрелковой дивизии, действующие совместно с 113-й дивизией, совершили марш-бросок, заблокировали дорогу из Боровска на юг на Малоярославец, затем дорогу на запад в районе д. Бутовка. После этого частично перерезали пути отхода немцев на Верею через Совьяки. С востока и северо-востока к Боровску с боями прорывалась 201-я латышская дивизия. Немецкий гарнизон в Боровске был практически заблокирован и бои за Боровск приняли тяжелейший и кровопролитный характер. Только после сильнейшей артподготовки 2 января 1288-й и 1290-й стрелковые полки 113-й дивизии сумели освободить Комлево и вышли к южным окраинам Боровска. В этот же день к Боровску подошел 1292-й стрелковый полк 113-й дивизии. Последовали упорные бои на территории фабрики «Красный Октябрь», бои на городских улицах, за каждый дом. Немецкий гарнизон отчаянно сопротивлялся и только рано утром 4 января 113-я дивизия вместе с 93-й сибирской стрелковой дивизией и частями усиления окончательно освободили Боровск. 6 января 1942 г. командующий 33-й армией генерал Ефремов представил командира 113-й стрелковой дивизии полковника Миронова к награждению высшей наградой СССР - орденом Ленина.

В результате боев за Боровск была практически полностью разгромлена 15-я пехотная дивизия противника, уничтожено 5522 солдат и офицера. Только 113-я и 93-я дивизии на подступах к городу уничтожили свыше 1200 солдат. В районе города были захвачены большие трофеи, в числе которых: орудий - 125, автоматов и винтовок – 1881, снарядов – 17805, мин – 11488, патрон – 139600, автомашин грузовых – 1134, легковых – 70, мотоциклов – 115, велосипедов – 880. Наша победа на Боровском направлении досталась очень высокой ценой: убитых 3200, раненых 10158, без вести пропавших 2863 человека.

После боёв за освобождение Боровска 113-я дивизия получила передышку всего в один день и уже 5 января выступила из города на запад. Продолжая преследовать отходившие немецкие части наступала в направлении Верея освободив нп Ахматово, Вышгорода, Серенское и другие. 19 января вместе с 110сд была освобождена Верея.

Дальнейший боевой путь 113-й дивизии в начале 1942 года был трагичным. В ходе Ржевско-Вяземской операции 26 января 1942 года началось наступление войск Западного фронта на Вязьму. Поначалу оно было успешным, и армия вплотную подошла к Вязьме, но был допущен просчет. Ударная группировка устремлялась в пробитую в обороне немцев брешь, но место прорыва не только не расширялось, но и должным образом не оборонялось. Оказавшуюся в окружении 33-ю армию постигла трагическая участь. Она погибла. Попытка вырваться успеха не имела. 43-я армия, на которую возлагался прорыв к 33-й армии со стороны фронта, задачу не выполнила.

По сводке на 12 марта в 113-й дивизии оставалось всего 4 122-мм пушки без снарядов. 972-й артполк перестал быть артиллерийской частью, он воевал как пехота. 113-я стрелковая дивизия (около 500 чел.) пыталась перейти реку Угра у Песково. В районе Песково погиб командир 113-й дивизии — полковник Миронов К. И..

В мае 1942 года последовало очередное формирование и возрождение 113-й дивизии. Новое пополнение стало поступать в неё в первую очередь из жителей Боровска и района. В соответствии с новыми правилами мобилизации, призывники направлялись в запасные стрелковые полки «в полосе действия своих армий». Боровский район попал в зону действия 33-й армии и практически все призванные районным военкоматом в 1942 году и частично в 1943 году, начали проходить службу в 183-м армейском запасном стрелковом полку. А затем, после полуторамесячной боевой подготовки – распределялись по частям 33-й армии, в том числе и в 113-ю стрелковую дивизию.

В августе 1942 года 113-я дивизия участвовала в первой Ржевско-Сычевской (Гжатской) наступательной операции. Расформирована летом 1945 года.
Командиры:
  • Пресняков Иван Андреевич (26.09.1941 — 09.10.1941), генерал-майор
  • Миронов Константин Иванович (10.10.1941 - 30.04.1942)
  • Алехин Евгений Степанович (01.04.1942 - 31.08.1943)
  • Погорелов Михаил Иванович (01.08.1943 - 30.09.1943)
  • Дмитриев Петр Васильевич (01.09.1943 - 30.06.1944)
  • Мухамедьяров Латып Шафикович (01.06.1944 - 31.12.1944)
  • Власенко Алексей Митрофанович (01.12.1944 - 31.01.1945)
  • Найдышев Павел Николаевич (01.01.1945 - 31.03.1945)
  • Киндюхин Василий Аркадьевич (01.03.1945 - 31.05.1945)
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
1941в авг 41 преобразована из 5мдно, 33А, РезФ33А, РезФ33А, ЗФ33А, ЗФ
194233А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ33А, ЗФ
194333А, ЗФЗФРезерв СтавкиВГК3ТА, ЮЗФ57А, ЮЗФ57А, ЮЗФ57А, ЮЗФ64СК, 57А, ЮЗФ68СК, 57А, ЮЗФ7ГвА, СтепФ27ГвСК, 57А, 2-йУкрФ68СК, 57А, 2-йУкрФ
194468СК, 57А, 2-йУкрФ68СК, 57А, 2-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ68СК, 57А, 3-йУкрФ57А, 3-йУкрФ64СК, 57А, 3-йУкрФ
19456ГвСК, 57А, 3-йУкрФ104СК, 4ГвА, 3-йУкрФ64СК, 57А, 3-йУкрФ64СК, 57А, 3-йУкрФ64СК, 57А, 3-йУкрФ
Ссылки и источники:
ru.wikipedia.org, myfront.in.ua, borovsk-1941.ru
Информация о статье:
Запись добавлена: 02.12.2015 Последнее изменение: 02.12.2015