Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

10-я танковая дивизия
Сформирована в 1940 году
Расформирована в 1941 году

10-я танковая дивизия— соединение РККА в Великой Отечественной войне

История соединения:

Сформирована в июле 1940 г. в КОВО в составе 4-го МК. Сама дивизия была сформирована на базе 5-й легкотанковой бригады. Кроме того, на укомплектование дивизии поступили 57-й и 62-й танковые батальоны, 222-я разведрота, 77-я рота связи, 312-я автотранспортная рота 10-й тяжелой танковой бригады, 257-й стрелковый и 280-й легкий артиллерийский полки 7-й и 146-й стрелковых дивизий соответственно.

В марте 1941 года начал формироваться новый 15МК (генерал-майор Карпезо И.И.). Весной 41г. 10тд была передана в состав нового механизированного корпуса как, хорошо укомплектованное и подготовленное соединение, при этом она осталась в прежних местах дислокации в районе Золочева.

По сравнению с большинством мехкорпусов третьей волны, и даже с некоторыми мехкорпусами, сформированными в 1940 году, он имел значительное количество техники (по разным источникам — от 733 до 749 танков), причем новых машин Т-34 и КВ было 136 шт. Однако оставляла желать лучшего укомплектованность автотранспортом.

Наличие техники в 15МК на 22 июня 1941 года
КВТ-34Т-28БТ-7Т-26ХТВсего:
10тд633851181228363
37тд134-258221316
212мд---325--
БА-10БА-20
10тд5319
37тд3510
212мд1817

На 22 июня 41г. дислоцировалась в районе Золочева, Бережаны, Зборов.

В 4:45 22 июня в штабе корпуса было получено сообщение о начале войны, объявлена боевая тревога и вскрыт «красный пакет». Дивизии корпуса начали сосредоточение согласно плану прикрытия госграницы: 10-я танковая дивизия — Золочов, Почапы, Сасув, Бялы Камень; 37-я танковая дивизия — Гайе Смоленске, Кадлубиска, Пониква. 212-я моторизованная дивизия — в районе Бордуляки, Станиславчик, Руда-Бродзка, Ясна. Корпусные части остались на зимних квартирах, управление корпуса разместилось в лесу у Подгорце.

В 9:50 утра для уничтожения десанта противника в районе поселка Радзехов был выслан отряд 10-й танковой дивизии в составе 3-го батальона 20-го танкового полка и 2-го батальона 10-го моторизованного полка. Высланный от передового отряда отдельный разведывательный дозор в количестве 6 танков в 22 часа, выйдя в район Корчина, встретился с противником силой до двух батальонов пехоты с противотанковыми орудиями. Дозор уничтожил 6 противотанковых орудии и до взвода пехоты противника, потеряв при этом 2 танка. К исходу дня передовой отряд дивизии занял оборону на северо-западной и южной окраинах Радзехова.

Главные силы корпуса к 18 часам части в основном закончили сосредоточение. В 18 часов командир корпуса поставил задачу 10-й танковой дивизии во взаимодействии с 4-м мехкорпусом уничтожить противника в районе Радзехова. Дивизия выступила в направлении Соколувка, Топорув, к 21 часу достигла рубежа Олеско, Ожидув. С утра 23 июня передовой отряд 10-й танковой дивизии (два батальона), занимавший оборону в районе Радзехова, был атакован боевой группой 11-й танковой дивизии XXXXVIII моторизованного корпуса противника. Израсходовав боеприпасы, он отошел на рубеж Майдан Стары, подбив 20 танков противника и потеряв 26 своих.

15-му механизированному корпусу частным боевым приказом командующего Юго-Западным фронтом от 23:06 № 03 была поставлена задача: с утра 23 июня во взаимодействии с 4-м мехкорпусом и 3-й кавалерийской дивизией нанести удар в направлении Радзехов, Сокаль и уничтожить группировку противника, действующую на этом направлении. В первую очередь к контрудару привлекалась 10-я танковая дивизия, которая должна была наступать в направлении Радзехов, Бышув, Сокаль. 37-й танковой дивизии было приказано сосредоточиться в районе Оплуцко, Охладув и быть в готовности к удару в направлении Лопатин, Виткув Новы. 212-я мотодивизия должна была удерживать рубеж Бордуляки, Руда-Бродзка и не допустить прорыва противника в направлении Броды.

В 15 часов атаковали противника 20-й танковый и 10-й моторизованный полки. Атака была неуспешной, и Радзехов остался за противником. В это время 19-й танковый полк, застряв в болоте в районе Копты, Олеско, yа указанный рубеж к сроку не вышел, в атаке не участвовал и находился на рубеже реки Радоставка. 10-й артиллерийский полк и 10-й зенитный артиллерийский дивизион находились в пути следования из лагерей.

Командир 15-го механизированного корпуса частным боевым приказом № 04 от 24 июня 1941 года решил, прикрываясь со стороны Радзехова, ударом в направлении Соколувка и Броды уничтожить прорвавшиеся на Броды мотомеханизированные части противника. 10-я танковая дивизия должна была перейти в район Смольно, Нониковице, Гайе Смоленске и быть готовой к наступлению на Радзивиллув. Во время движения в районе Буск в 17 часов командиром дивизии был получен приказ командира 15-го механизированного корпуса; дивизии возвратиться в прежний район сосредоточения — лес южнее Холоюва. Повернувшись обратно, дивизия (без 19-го танкового полка) к рассвету 25 июня 1941 года возвратилась и заняла оборону на рубеже южнее Холоюва. 19-й танковый полк, получивший приказ на возвращение в район Холоюва только в лесу юго-западнее Бродов, вышел в указанный район лишь к 20:00 25 июня 1941 года, проделав 105-км марш и не приняв участие в бою.

В 15 часов командир дивизии получил приказ командира 15-го механизированного корпуса до 20 часов прикрыть описанный выше отход 10-й танковой дивизии. В 23 часа дивизия, выполняя последний приказ, головами колонн главных сил достигла рубежа восточнее Турзе. Здесь был получен новый приказ командира корпуса: оставаться на месте и продолжать удержание занимаемого рубежа, подготовив удар в направлении Холоюва. Выполняя этот приказ, дивизия вновь сделала поворот на 180 и к 6:00 25 июня 1941 года заняла оборону на ранее занимаемом рубеже по южному берегу реки Радоставка, подготавливая атаку в направлении Охладув, Холоюв.

Вечером 24 июня командующий фронтом издал боевой приказ № 0015 на нанесение в 7 часов утра 25 июня силами 4-го, 8-го и 15-го механизированных корпусов контрудара против сокальской группы войск противника севернее линии Щуровице, Дмытрув, Мосты Вельке. В соответствии с приказом командир корпуса отдал указания 10-й танковой дивизии выйти в район Топорув, Холоюв и быть в готовности к нанесению удара в направлении на Радзехов. К этому времени 20-й танковый и 10-й мотострелковый полки занимали уже оборону на рубеже южнее Холоюва, 19-й танковый полк к 20 часам сосредоточился севернее Топорува, 10-й понтонно-мостовой батальон получил задачу навести 2 переправы на реке Поток Пуста. В 16 часов командир 20-го танкового полка выделил группу в составе 15 танков под командованием начальника штаба полка майора Говора. Ворвавшись в глубину противотанковой обороны противника, отряд был встречен сильным противотанковым огнем противника. В результате боя по советским данным было уничтожено 56 противотанковых орудий, 5 танков и до роты пехоты противника. Отряд потерял 4 КВ и 7 БТ-7. Не вернулось из боя 4 танковых экипажа, в том числе и майор Говор. Тем временем противник стал обходить фланги полков, приготовившихся к атаке в районе Холоюва. 10-й мотострелковый полк с 20-м танковым полком и двумя батареями 10-го гаубичного артиллерийского полка контратаковали противника.

В течение 26 июня 10-я танковая дивизия вела бои в районе Холоюва (20-й танковый и 10-й мотострелковый полки), 19-й танковый полк по частной инициативе подполковника Пролеевав 10:00 26 июня 1941 года атаковал противника в направлении Охладува. В результате боя было уничтожено около 70 противотанковых орудий, 18 танков, до батальона пехоты и 2 самолета противника. Полк недосчитался 9 танков КВ и 5 БТ-7, 72 человека были потеряны убитыми, ранеными и пропавшими без вести. После боя полк отошел в район Монастырек Охладовский.

В 18 часов 26 июня на командном пункте корпуса в результате 50 минутного авианалета противника был тяжело контужен командир корпуса генерал-майор И.И. Карпезо. В командование корпусом вступил заместитель генерала Карпезо полковник Ермолаев.

Вечером 26 июня командованием фронта через комбрига Петухова 15-му механизированному корпусу поставлена задача: во взаимодействии с 8-м мехкорпусом разгромить группировку противника, действующую на дубенском и кременецком направлениях. 15-му механизированному корпусу с 8-й танковой дивизией с 9:00 27 июня 1941 года требовалось наступать в направлении Лопатин, Щуровице, Дубно, к исходу дня выйти в район Берестечко и в дальнейшем наступать в направлении Дубно. К этому времени противник прорвался на стыке 5 и 6 армий в районе Берестечко, Броды. Передовые части 11тд вышли уже в район Острога. Части 15МК атаковали пехотные дивизии XXXXIVАК(9, 297, 57пд) прикрывавшие южный фланг прорыва 1ТГр.

На усиление корпуса также была передана 8тд из состава 4МК имевшая 65 танков. Дивизия сосредоточилась в районе Буска к исходу 26 июня.

К исходу 26 июня части 10тд имели: КВ — 10, Т-34 — 5, Т-28 — 4, БТ-7 — 20 штук, 10 орудий 122 мм, 12 орудий 152 мм и 3 орудия полковой артиллерии.

8 МК с утра 26 июня перешел из района Броды в наступление в направлении Берестечко, однако достигнуть этого населенного пункта не смог. Утром 27 июня направление наступления 8МК было изменено. Теперь он должен был наступать на Дубно с ю-в.

15МК должен был наступать в общем направлении на Берестечко 10-й танковой дивизии следовало наступать в общем направлении Лашкув, Завидче, Смажув, Берестечко, 37-й танковой дивизии предстояло наступать в общем направлении Монастырек, Грицыволя, Щуровице, Пяски; 8-й танковой дивизии — в направлении Охладув, Капустин, Увин, Лобачувка, прикрывая наступление корпуса с запада.

Однако вскоре у командования фронта возникли опасения о смене немецкими войсками направления удара в южном направлении, к тому же на это были серьезные предпосылки, т.к. 16тд противника прорвавшись между Дубно и Броды заняла Кременец. Штаб ЮЗФ отдать приказ о выводе механизированных корпусов из боя и сосредоточении их за линией обороны стрелковых корпусов.

На основании приказа Юго-Западного фронта 15-й мехкорпус 27 июня начал отводить свои дивизии на рубеж Золочовских высот — за линию 37-го стрелкового корпуса. Такой же приказ получил и 8-й механизированный корпус. Однако одобрения Москвы на отвод корпусов штаб Юго-Западного фронта не получил, и корпуса были возвращены в бой.

Прибывший около 10 часов на командный пункт командира 15-го механизированного корпуса в лес у Каштеляны начальник управления политпропаганды фронта бригадный комиссар Михайлов по поручению Военного совета фронта передал вновь приказ о наступлении корпуса в направлении Берестечко. В 12 часов отход частей корпуса командиром корпуса полковником Ермолаевым был приостановлен. В 10-й танковой дивизии в тяжелое положение попал моторизованный полк, который оторвался от противника и отошел на 6—8 км, а затем вынужден был с боем опять занимать оставленный рубеж.

8МК 27 июня в одиночку перешел в наступление в направление Дубно. Части его сил удалось прорваться в направлении Дубно, но они оказались отрезанными от основных сил корпуса.

Утром 28 июня, в 9:45, в корпусе был получен боевой приказ № 018 командующего фронтом. В нем 15-му мехкорпусу предписывалось продолжить выполнение поставленной задачи, к исходу дня выйти в район Берестечко, быть в готовности отразить возможные атаки механизированных соединений противника с запада и северо-запада и оказать содействие 8-му механизированному корпусу в разгроме прорвавшихся за реку Иква групп противника. Дивизии продолжили выполнение задач, поставленных командиром корпуса еще 27 июня своим приказом № 007.

10-я танковая дивизия, наступая в общем направлении Лашкув, Завидче, Смажув, Берестечко, в течение дня вела бои в районе урочища Воля Адамовска за овладение Лопатином. Перейти гать между Воля Адамовска и Северувка части дивизии не смогли и были окружены противником. Находящийся в это время вместе с 19-м танковым полком командир 15-го механизированного корпуса полковник Ермолаев, видя всю обстановку и невозможность частям 10-й танковой дивизии переправиться через реку Острувка по одной гати, находящейся под обстрелом тяжелой артиллерии противника силой до дивизиона, а также множества противотанковых орудий из района Лопатина и Охладува, выслал в 8-ю танковую дивизию делегата связи (своего адъютанта) для передачи устного приказа дивизии на форсирование реки Острувка в районе Гута Шкли- на и поддержки 10-й танковой дивизии с запада ударом на Лопатин. Этим же приказом командир корпуса установил сигналы взаимодействия дивизий в овладении Лопатином.

Наступала ночь. Все попытки 10-й танковой дивизии переправиться через Острувку не увенчались успехом. Части дивизии несли большие потери в танках от огня противотанковых орудий и артиллерии. Оставаться 10-й танковой дивизии в данном районе на ночь, находясь под перекрестным огнем артиллерии и противотанковых орудий, было бессмысленно и могло привести к потере всей дивизии.

Командир корпуса принял решение и передал командиру 19-го танкового полка подполковнику Пролееву устный приказ — рокировать части 10-й танковой дивизии изданного района на восток на направление 37-й танковой дивизии, имея задачей вместе с 37-й танковой дивизией овладеть Лопатином с юго-востока. Однако к 23 часам 37-я танковая дивизия так и не смогла овладеть переправой через Острувку и несла большие потери от огня противника. Для 10-й и 37-й танковых дивизий, находившихся под непрерывным артиллерийским обстрелом противника в горловине между реками Острувка и Стырь, оставаться на месте не имело смысла, и командир 15-го механизированного корпуса полковник Ермолаев отдал командиру 19-го танкового полка приказ — выйти на восточный берег реки Стырь в районе Станиславчик и прикрыть отход 37-й танковой дивизии, которой также была поставлена задача: выйти на восточный берег реки Стырь и занять оборону по реке Радоставка на своем прежнем исходном рубеже.

Благодаря активным действиям 8-й танковой дивизии обеспечили левый фланг корпуса и позволили 10-й и 37-й танковым дивизиям отойти на рубеж реки Радоставка.

29 июня 1941 года представителем Юго-Западного фронта, прибывшим на командный пункт 15-го механизированного корпуса в Каштеляны, командиру корпуса был вручен приказ: с подходом и сменой частями 37-го стрелкового корпуса, 15-му механизированному корпусу выйти во фронтовой резерв и сосредоточиться в районе Бялы Камень, Сасув, Золочов, Ляцке. Дивизии корпуса получили задачу в ночь на 30 июня выйти в новые районы и сосредоточиться: 10-й дивизии — в районе Цыкув, Доузенька, Бялы Камень; 37-й — (иск.) Сасув, урочи¬ще Городыловский Ляс, Денбина; 8-й танковой дивизии — Княже, Лацке, Залесье.

10-я танковая дивизия вышла в указанный район к 6 утра 30 июня.

Так закончилось участие 15-го механизированного корпуса в контрударе против 1-й танковой группы вермахта. Неудачный исход контрудара был предопределен многими причинами. Это и предвоенная разбросанность соединений корпуса (например, 37-й мотополк находился в 150 км от штаба дивизии), в связи с чем удар в первые три дня наносился по частям. Слишком медленно выдвигались к полю боя отдельные части — например, 37-я танковая дивизия, вынужденная отвлекаться на уничтожение «мифических» немецких танков в районе Адамы. Сыграло свою роль и то, что корпус действовал на фронте протяженностью до 70 км, причем 212-я моторизованная дивизия находилась на удалении до 50 км от основных сил, что крайне затрудняло управление корпусом, действовавшим в условиях лесисто-болотистой местности с плохой сетью дорог и при наличии всего двух радиостанций вместо восьми.

Часто менялись задачи, поставленные корпусу вышестоящими штабами. Например, 24 июня 1941 года был получен приказ штаба фронта о выходе 15-го механизированного корпуса с рубежа Колесники, Охладув, Холоюв в районы сосредоточения юго-западнее Броды для нанесения совместного удара с 8-м механизированным корпусом в направлении Берестечко и Дубно. Части корпуса приступили к выполнению этого приказа и были в пути следования, а некоторые уже достигли района своего сосредоточения (19-й танковый полк). Но 25 нюня 1941 года последовал приказ на обратное возвращение частей корпуса на ранее занимаемый рубеж с целью подготовки к наступлению в направлении на Радзехов и Сокаль совместно с 4-м механизированным корпусом. В 23:00 26 июня 1941 года был получен новый приказ штаба фронта, которым 15-му механизированному корпусу и 8-й танковой дивизии ставилась задача — разгромить мотомеханизированную группу противника, действующего на Дубно, нанося удар в направлении Лопатин, Берестечко, Дубно.

Командиром 15-го механизированного корпуса полковником Ермолаевым было принято решение на наступление 27 июня 1941 года и отдан соответствующий приказ, но 27 июня 1941 года был опять получен новый приказ, в корне меняющий задачу корпуса — ему предписывалось отойти в район Золочевских высот. Части корпуса по этому приказу начали отход и достигли рубежа Турзе, Чаныз, но тут опять последовал новый приказ штаба фронта и поставлена новая задача — невзирая ни на какие трудности и техническое состояние бое¬вой материальной части. 28 июня 1941 года опять наступать в направлении Берестечко.

В течение 30 июня части корпуса продолжали сосредоточение в районах Бялы Камень, Сасув, Золочев.

Оставив Львов, части 6-й армии продолжали отходить на восток. Командир 15-го мехкорпуса полковник Ермолаев принимает решение прикрывать тремя танковыми дивизиями отход соединений 6-й армии от нависавших над ними в районе Броды, Дубно пехотных дивизий противника, тесно взаимодействуя с частями 6-й армии. Дабы избежать уничтожения с воздуха, весь автотранспорт корпуса мелкими группами по лесным дорогам был отправлен в район Подкамень, Заложце.

В ночь на 1 июля 1941 года 10-я танковая дивизия совершала переход в район севернее Обожанце. 10-й мотострелковый и 10-й артиллерийский полки, прикрывая отход дивизии, к 9 часам заняли оборону западнее Колтув на рубеже Руда Колтувска, Хмелева. В 14 часов эти полки вступили в бой с моторизованными частями противника, понесли серьезные потери и отошли в район сосредоточения дивизии. К 15 часам вся дивизия сосредоточилась в районе Колтува, где производила дозаправку машин. Закончив заправку, дивизия продолжала движение, и к исходу 1 июля сосредоточилась в Обожанце.

2 июля корпус продолжал отходить на восток, находясь в резерве фронта. 10-я танковая дивизия, имевшая приказ командира корпуса выйти в район Ивашковце, получила приказание штаба 6-й армии оборонять Тарнополь. В 6 часов дивизия выступила в направлении Тарнополя и к 14 часам заняла оборону на северной его окраине, прикрывая отход частей и тылов армии. В 15 часов дивизия снялась с позиций и продолжила отход в направлении Подволочиска, заняв к 19 часам оборону в районе Ступники. В 20 часов она была атакована противником, но отбросила его, потеряв 1 танк БТ (немцы — 6 танков и 2 орудия). С наступлением темноты, под прикрытием 1-го батальона 20-го танкового полка, дивизия вышла из боя и в течение ночи совершила отход в Подполочиск.

Прибывший утром в район Новики командир корпуса получил приказ Юго-Западного фронта о дальнейшем отводе корпуса в район Старо-Константинова, где требовалось сосредоточиться 4 июля. 3 июля передовые части достигли Старо-Константинова, где разместился штаб 15МК. Остальные части продолжали сосредотачиваться до ночи на 4 июля.

10-я танковая дивизия к 6 часам вышла в район Подволочиска, где заняла оборону, прикрывая переправу и обеспечивая переход частей и тылов 6-й армии через реку Збруч. В 16 часов противник перешел в наступление, ив 16 часов 30 минут дивизия с боем отошла в Каневку, переправляясь через Збруч в трех местах: Подволочиск, севернее Подволочиска, Тарноруда.

В Старо-Константинове командир корпуса получил боевое распоряжение командующего 6-й армией от 3 июля на сосредоточение 5-го, 8-го и 15-го мехкорпусов в районе Купель, Ожиговцы, Волочинск. Согласно этому документу, 15-й механизированный корпус должен был передать всю исправную материальную часть в распоряжение командарма-6 в район Купель, Гоноровка, а остальную матчасть и тылы — направлять на восток, не переходя линии Старо-Константинов—Проскуров. Но полковник Ермолаев, связавшись с начальником штаба фронта, получил другие указания — выводить корпус в район Уланова.

4 июля 10-я танковая дивизия после переправы через реку Збруч сосредоточилась в лесу севернее Проскурова и производила дозаправку машин.

На следующий день, 5 июля, части 15-го механизированного корпуса продолжали совершать марш в район Уланова. К концу дня в район сбора прибыла только 10-я танковая дивизия (штаб дивизии, отдельные боевые машины танковых полков и тылы дивизии). 10-й мотострелковый полк прибыл в составе двух — трех рот.

К 11:00 6 июля 1941 года в районах сосредоточения у Уланова было налицо: в 10-й танковой дивизии — танков КВ — 2, Т-34 — 3, Т-28 — 1, БТ — 12, Т-26 — 2, бронемашин — 21; в 37-й танковой дивизии — Т-34 — 2, БТ — 8, бронема¬шин — 5; в 212-й моторизованной дивизии — только 1 бронемашина.

На основании решения Военного совета Юго-Западного фронта командир 15-го механизированного корпуса получил приказ: из всей оставшейся боевой материальной части и стрелковых подразделений корпуса сформировать сводные отряды и их силой оборонять рубеж по реке Гнилопять в районе Бердичева, куда прорвались 7 июля части 11тд противника. Материальная часть строевых подразделений и тыловые подразделения частей 15-го механизированного корпуса отправить в район Пирятина, оставив в районе Уланова лишь необходимое количество машин для обслуживания боевого состава оставшихся сводных отрядов.

10-я танковая дивизия выделила сводный батальон пехоты от мотострелкового полка, роту танков от 20-го танкового полка, сводный артиллерийский дивизион в составе трех 152-мм орудий и двух 122-мм орудий, разведывательную роту от разведывательного батальона в составе 6 бронемашин и 2 танков БТ, взвод связи и 2 рации 5-АК. Командиром отряда был назначен командир 10-го мотострелкового полка полковник Пшеницын, заместителем командира по политчасти — батальонный комиссар Курков, штабом отряда стал штаб 10-го мотострелкового полка. Вместе с отрядом осталась оперативная группа штаба 10-й танковой дивизии во главе с се командиром генерал-майором Огурцовым.

Все прочие части корпуса, кроме оставшихся в распоряжении командующего бердичевской группы, начали марш в новый район сосредоточения — в Пирятин.

К исходу 12 июля 1941 года в районы сосредоточения дивизии прибыли. 10-я танковая дивизия: начальствующего состава — 756 человек, младшего начальствующего и рядового состава — 3894 человека, танков БТ — 6 (все требовали среднего ремонта), бронемашин — 17, колесных машин — 545, тракторов — 14, 37-мм зенитных орудий — 4, 122-мм гаубиц — 4,45-мм орудий — 21.

10-я танковая дивизия была переформирована по штатам июля 1941 года и впоследствии действовала в составе 40-й армии в качестве отдельной. Ее возглавил бывший командир 19-й танковой дивизии Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск К. А. Семенченко. На ее базе сформированы 133-й танковый полк 133-й танковой бригады и 20-й учебный танковый полк.

После переформирования 20 августа включена в состав 40-й армии, обороняется у Конотопа.

В течение 27-28 августа 1941 года дивизия, составлявшая ударную маневренную группу 40-й армии, закончившая к этому времени свое формирование, сосредоточилась в районе Полотки, Дунаец, Некрасовка и вела разведку в направлении Шостка, Воронеж, Глухов. С целью противодействовать противнику в нанесении удара в стык двух фронтов 10-й танковой дивизии штабом Юго-Западного фронта была поставлена задача к 11.00 28 августа овладеть рубежом Мироновка, Шостка и перехватить основной путь движения наступающего противника из Новгорода-Северского через Ивот на Воронеж. Выполняя эту задачу, 10-й мотострелковый полк дивизии в 6.00 29 августа перешел в наступление и, взаимодействуя с 55-й кавалерийской дивизией Брянского фронта из группы Ермакова, выдвинулся с рубежа Антипьевка, Пилеевка. К 14 час. 15 мин. 29 августа он овладел рубежом Мироновка, Шостка.

29 августа в 15.00 командующий армией издал боевой приказ, в котором 10-й танковой дивизии с 5-й противотанковой артиллерийской бригадой приказывалось во взаимодействии с частями 293-й стрелковой дивизии уничтожить противника в районе Воронежа, после чего совместно с 293-й стрелковой дивизией и 2-м воздушнодесантным корпусом разгромить противника в районе Коропа. По выполнении этой задачи соединениям надлежало сосредоточиться в районе лесов севернее г. Кролевец.

В ходе выполнения приказа дивизия, удерживая своим 10-м мотострелковым полком рубеж Мироновка, Шостка, 19-м танковым полком атаковала противника в Воронеже и в 19.00 29 августа овладела населенным пунктом; выполнив ближайшую задачу, дивизия перешла к осуществлению дальнейшей задачи — уничтожению коропской группировки противника. Однако утром 30 августа Воронеж был оставлен в связи с уходом 19-го танкового полка в район Коропа. К 15 часам 31 августа противник, подтянув свежие резервы и введя в бой до 100 танков, настойчиво добивался восстановления положения. Оборона 10-го мотострелкового полка в районе Мироновка, Шостка была сломлена, и полк вынужден был отойти. С целью обеспечить выход из боя этого полка и предотвращения его окружения 20-й танковый полк контратаковал противника. В итоге боев 10-я танковая дивизия потеряла до 750 человек и 14 танков. Противник также понес серьезные потери: до двух батальонов мотопехоты, 11 орудий и до 20 танков.

На 1 сентября дивизия насчитывала 2 КВ, 28 Т-34 и 4 Т-28 и 33 легких танка.

К 3 сентября 3тд противника наступавшая из районе Шостки оттеснив 293сд подошла к району Краснополье, где оборонялся 19тп дивизии. После упорных боев 4 сентября танкисты были вынуждены отойти к переправам через Сейм. 10 танков дивизии поддерживали атаку 2ВДК в районе Короп, в результате чего Короп был отбит, но из-за атаки с фланга наши войска были вынуждены начать отход к Сейму.

Остатки дивизии отошли за р.Сейм в районе Батурина, затем вели бои с 4тд противника переправившейся через Сейм и захватившей Бахмач. После прорыва танковой группы Гудериана на Ромны по радиосвязи командованию 40А доносила, что вела 13 сентября бои в районе ст. Блотница имея 3 боеспособных танка, 200 активных штыков, 2 станк. пулемета, 2 орудия пто, 6 бронемашин.

После потери почти всей матчасти 10-я тд была выведена в тыл, в район Харькова, здесь 28-го сентября 1941 года расформирована и обращена на формирование 131-й и 133-й танковых бригад.

Командиры:
  • Огурцов Сергей Яковлевич (апрель 1940 - август 1941), генерал-майор
  • Семенченко Кузьма Александрович (август 1941 - сентябрь 1941), генерал-майор
Подчинение:
01.0101.0201.0301.0401.0501.0601.0701.0801.0901.1001.1101.12
194115МК, КОВО15МК,6А, ЮЗФЮЗФ40А, ЮЗФ28.09.41 расформирована, обращена на формирование 131 и 133тбр
1942
1943
1944
1945
Ссылки и источники:
Е. Дриг - Механизированные корпуса РККА в бою
Информация о статье:
Запись добавлена: 04.02.2016 Последнее изменение: 04.02.2016